Санкции отложили до декабря. Игорь Гашков

   Дата публикации: 21 октября 2016, 12:29

Саммит ЕС в Брюсселе завершается промежуточным успехом сторонников России

Саммит ЕС в Брюсселе

Саммит 28 стран-участниц Евросоюза в Брюсселе завершается промежуточным успехом российской дипломатии:  вопреки тяжеловесам европейской политики — канцлеру ФРГ Ангеле Меркель, премьер-министру Великобритании Терезе Мэй и президенту Франции Франсуа Олланду,   введение новых санкций против России было отложено. В кулуарах встречи звучали предложения установить ограничительные меры против российского самолетостроения и  предприятий ВПК, а также расширить  «персональные санкции». Но после предварительного обсуждения представители стран ЕС  смогли договориться  лишь в том, что вопрос об экономическом давлении  следует вновь рассмотреть в декабре с.г.

Накануне саммита председатель Евросовета Дональд Туск сообщил, что основополагающих решений по России  принято не будет. Однако за несколько дней до встречи главные игроки  давали понять, что исход  переговоров  не предрешен.   Канцлер ФРГ Ангела Меркель упомянула возможность введения против России новых санкций, мотивируя те бомбардировками удерживаемых боевиками бывшей Ан-Нусры кварталов Алеппо. Президент Франции Франсуа Олланд назвал авиаудары по городу  «военными преступлениями», тогда как министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон  призвал к дополнительным мерам  воздействия  на Россию, включая редко упоминавшиеся ранее. «Перед лицом брутальных и безжалостных» бомбардировок «нужно продолжить давление, и не только посредством санкций, но и используя угрозу обращения в Международный уголовный суд», заявил он.

Выступление британского политика оказалось, возможно, самым конфронтационным, что  связано не только с  антироссийским курсом Лондона в эпоху Путина. Для Соединенного королевства нынешний саммит  — один из последних перед назначенным на 2017 г.  выходом из состава Европейского союза. В вопросе о введении новых санкций против России к Лондону прислушиваются едва ли не в последний раз, и тот стремится воспользоваться этой возможностью. Ведь в Великобритания не скрывает опасения, что позже  инициатива в ЕС перейдет странам юга, гораздо более доброжелательным к России.

Нужен нам берег турецкий

Несмотря на то, что военная операция США против Исламского государства в Мосуле официально не обсуждалась на саммите, вопрос о ее последствиях не оставляет умы европейских политиков. После заключения соглашения с Турцией миграционный поток в страны Евросоюз сократился в 50 раз — со 150 тысяч человек в месяц до 3 тысяч. При этом эскалация боевых действий на Ближнем Востоке способна вызвать новую  переселенческую волну. Именно в этой связи наиболее прагматично настроенных политиков ЕС пугают российские бомбардировки Алеппо: вкупе с авиаударами США они могут вновь поставить Старый континент на грань кризиса.

Опасность эта кажется тем более реальной, что отношения Евросоюза и Турции существенно испортились за последние месяцы. Страна,  которая, по собственному утверждению, приняла «больше всего  мигрантов в мире»(около 3 миллионов человек) может оказаться непредсказуемым партнером в случае, если новые сотни тысяч сирийцев покинут свои дома, чтобы искать пристанище на Западе.

На таком фоне европейцы стремятся оказать давление на Россию, закрывая глаза на другие конфликты,  раздирающие Ближний Восток. Гораздо менее опасная, с точки зрения роста миграции,  операция Саудовской Аравии в Йемене, приводящая в наши дни к многочисленным жертвам, почти совершенно не интересует Евросоюз.

Но не зря есть враги и друзья

Споры об антироссийских санкциях в Брюсселе заставляют обратить внимание на другую геополитическую закономерность. Если расположить на карте Евросоюза  более и менее дружественные России страны, то обнаружится, что враждебность Кремлю возрастает по мере движения одновременно на запад и на север. Притом, что персональные отношения канцлера Ангелы Меркель и Владимира Путина можно назвать в лучшем случае натянутыми, союзников у России в Германии больше, чем во Франции. В бундесреспублике против антироссийских санкций выступает Социал-демократическая партия, представитель которой Франк-Вальтер Штайнмайер возглавляет министерство иностранных дел. Примирительная позиция по отношению к Москве подпитывается влиянием  ближайшего союзника Берлина — Вены. Накануне саммита в Брюсселе глава МИД этой республики Себастиан Курц заявил, что считает «дополнительные санкции против России» «неправильным решением».

Во Франции в поддержку России выступают многочисленные правые и ультра-правые политики, однако их влияние ограничено.  Друзей России в правительстве Манюэля Вальса нет, и единственный политик, обещавший отмену санкций в обозримом будущем, министр экономики Эмманюэль Макрон покинул кабинет министров из-за несогласия с медленным темпом реформ.  Политический тяжеловес  экс-президент Николя Саркози «сожалеет» о политике Олланда в отношении Кремля, но шансов вернуться к власти практически не имеет. Фаворит предвыборной гонки мэр Бордо Ален Жюппе в своих взглядах на Россию практически  ничем не отличается от нынешних властей.

Традиционно дружественное отношение к нашей стране в политических кругах Италии также имеет свои пределы.  Премьер этой страны Летта  был единственным лидером Запада, посетившим церемонию открытия Олимпиады в Сочи. Однако  российско-итальянским связям благоприятствуют правые, пользующиеся поддержкой на севере страны, а у власти на Апеннинах представитель левых демократов Маттео Ренци.  В Риме не скрывают неудовольствия, когда сепаратистски настроенные северные регионы, особенно Венеция, заявляют о поддержке Крыма и видят в этом угрозу для устойчивости страны.

Введут ли новые санкции?

Решение брюссельского саммита отложить вопрос о введении антироссийских санкций до  декабря можно было спрогнозировать. Руководители стран ЕС следуют «календарной логике», по которой новые ограничительные меры одобряются по мере того, как истекают старые. Нынешние антироссийские санкции завершаются в январе 2017 г, и с вероятностью, близкой к 100% будут продлены на саммите союза, назначенном на декабрь.

Тогда же страны ЕС смогут подвести итог новому этапу в развертывании сирийского кризиса, приняв во внимание его итоги. Европейские элиты, поддерживающие   связи с нефтяными гигантами  — Саудовской Аравией и Катаром могут призвать ко введению новых антироссийских санкций, однако добиться желаемого  будет непросто. В 2017 г.  Франция, Германия и Нидерланды проводят выборы в высшие органы власти,  и введение санкций в этот период — рискованное решение.  Ведь в Кремле дают понять,  что ответят на новые ограничительные меры очередным пакетом контр-санкций, а те, естественно, скажутся на доходах европейцев.

В особенности это касается возможных мер против российского самолетостроения, обсуждающихся как в Европе, так и в США. Ответом на санкции в этой сфере может стать запрет на полеты европейских аэрокомпаний над территорией России и ограничение экспорта титана, необходимого для производства самолетов, 40% мировых запасов которого находятся в России. Ущерб для аэрокомпаний, которым придется прокладывать более дорогие  обходные маршруты мимо России, может оказаться особенно весомым, хотя и обернется дальнейшей изоляцией нашей страны.

На этом фоне взаимных убытков решатся ли страны ЕС на новую эскалацию торговой войны посреди предвыборных кампаний, покажет время. Ясно только, что угрозы Бориса Джонсона обратиться в Международный уголовный суд не имеет под собой оснований. Как страна не ратифицировавшая положение об этой инстанции, Россия может быть судима ею лишь с согласия Совета безопасности ООН, в котором, в свою очередь, располагает правом вето.

Игорь Гашков

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1