Ради искоренения русского языка Киев пошел на очередное преступление. Святослав Князев

Дата публикации: 21 октября 2016, 09:00

Министр образования Украины Лилия Гриневич вытерла ноги о конституцию, законы и уголовный кодекс своей страны. Еще недавно мы смеялись над тем, как ее заместитель Роман Греба своим странным приказом обязал разговаривать исключительно по-украински министерских уборщиц и охранников. Но сейчас уже всем становится не до шуток — киевский режим возвращается к политике систематического искоренения на подконтрольных себе территориях русского языка, не останавливаясь даже перед откровенным криминалом.

Зомби

Издание Министерства образования и науки Украины опубликовало на днях текст документа, направленного 7 октября главой ведомства Лилией Гриневич в адрес региональных департаментов (управлений) образованиях и всех учебных заведений страны.

Гриневич обвиняет подчиненных «на местах» в якобы неисполнении «языкового законодательства» и в безапелляционной форме требует, чтобы они использовали, находясь на работе, исключительно украинский язык. Общаться на занятиях на каком-либо другом языке министр милостиво разрешает только в школах с обучением на языках национальных меньшинств. И то лишь наряду с украинским.

На практике это означает жесточайшую насильственную украинизацию — так как школ с «не украинским» языком обучения на Украине осталось мизерное количество.

На днях так называемый глава Донецкой областной администрации (губернатор занятых ВСУ районов Донбасса) Павел Жебривский с радостью констатировал, что на «вверенных» ему территориях 60% школ переведены на украинский язык обучения. И это в практически стопроцентно русскоязычном регионе, в котором в значительной части населенных пунктов люди, идентифицирующие себя как русские, являются этническим большинством!

На всеукраинском уровне в начале 2015 года, согласно заявлениям киевских чиновников, «не украинских» школ было 10%. Однако официальные данные Министерства образования эту статистику полностью опровергали. Так как в абсолютных показателях из 17090 средних учебных заведений в стране «русской» была 621 школа, «румынскими» — 78, «венгерскими» — 68, «молдавскими» и «польскими» — по 5. Таким образом, на практике, вопреки голословным заявлениям постмайдановских руководителей, получать образование на «не украинском» языке могли учащиеся всего 4,5% общеобразовательных учебных заведений.

Сегодня, учитывая бурную деятельность, развернутую кадрами типа Гриневич и Жебривского, их стало, судя по всему, и того меньше.

Ситуация совершенно бредовая. Ведь, как мы уже говорили недавно, по данным одного из ведущих мировых социологических центров Gallup, на русском языке в быту разговаривает около 83% жителей Украины (скорее всего, в эту категорию считали и тех, кто общается на чистом русском, и на русско-украинском суржике). На то, что именно русский является самым распространенным языком Украины, указывали и исследования Киевского международного института социологии. Правда, данные КМИС скромнее, чем у «Гэллапа», но они все равно впечатляют. Речь идет о 46% сугубо русскоязычного населения (с учетом наличия значительного количества людей, разговаривающих на румынском, венгерском, болгарском и польском — русский оказывается популярнее украинского). Что особо интересно, русский является «языком городов». На нем разговаривает 75% населения областных центров (против 9% выбирающих украинский) и всего лишь 18% жителей села (против 65% украиноязычных).

Вот так выглядит театр абсурда по-украински. Большая часть населения в быту использует русский язык, а получать на нем образование имеет возможность менее 4% детей. Но и этого стоящим на откровенно нацистских позициях чиновникам оказалось мало. Глава Министерства образования Украины решила пойти даже на нарушение и без того репрессивного по отношению к русскому языку законодательства, ещё больше закрутив гайки: запретить педагогам общаться между собой и с учащимся на русском языке везде, кроме немногочисленных русскоязычных школ. Право на это она не имела.

Дело в том, что с 2012 года на Украине действует закон «Об основах государственной языковой политики», который Верховная рада практически отменила в 2014 году, но потом вынуждена была вернуть из-за всплеска антифашистских протестов. Так вот, согласно пункту 6 статьи 7 данного закона, на территориях, где действуют «региональные языки», в органах власти и местного самоуправления, учебных заведения и во всех сферах общественной жизни они используются наравне с украинским. Русский язык был «региональным» в 13 регионах Украины (после ухода Крыма и Севастополя остался в 11).

Таким образом, в Одессе или Харькове даже в школах с украинским языком обучения никто не имеет права запрещать педагогам использовать в общении «на рабочем месте» между собой или с учащимися русский язык. По закону.

А значит, мадам Гриневич, давая педагогам обратные указания, как минимум злоупотребляет властью. И должна понести ответственность, согласно нормам украинского же уголовного кодекса (до 8 лет лишения свободы). И хотя в конкретный момент времени преступления Порошенко, Турчинова, Авакова и других лиц, совершивших госпереворот и давших команду создавать незаконные вооруженные формирования и бросать ВСУ против гражданского населения, выглядят более серьезно, недооценивать роль того, что творит Гриневич не стоит. Министр образования Украины участвует в чудовищной насильственной этнической трансформации, нарушая при этом нормы, как конституции Украины, так и международного права — фактически она является соучастником геноцида (исполняя свою роль в создании невозможных жизненных условий, направленных на прекращение существования культурно-этнической группы). И когда преступления против человечности, совершенные киевским режимом, будут рассматриваться судом, отдельное место на скамье подсудимых должно быть зарезервировано для нее.

Святослав Князев

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1