Когда щепки летят. Юрий Селиванов

   Дата публикации: 21 октября 2016, 17:06

Несовершенный закон может быть не менее опасен для судьбы человека, чем топор палача

Россия своих не бросает

Ситуация с людьми, вынужденными бежать в Россию после вооруженного захвата власти на Украине фашиствующими элементами, продолжает оставаться далеко не однозначной. И в значительной степени — по причине явных несовершенств и прорех в существующем на этот счет российском законодательстве. Которое создавалось, в основном, еще на заре 90-х годов прошлого века, когда даже в кошмарном сне невозможно было себе представить того, что происходит сегодня на Украине.

Основная проблема этого законодательства заключается в том, что оно в весьма незначительной степени адаптировано к изменившимся условиям и не учитывает огромного количества самых разнообразных случаев, которые не вписываются корректным образом в давно устаревшие нормы.

Между тем, судьба каждого человека, независимо от того, какое у него гражданство, должна решаться властями страны пребывания на основе незыблемых принципов гуманизма и максимального уважения к правам человека. Это аксиома для любого общества, считающего себя цивилизованным, зафиксированная во Всеобщей декларации прав человека и других международных законах. Однако именно национальное законодательство должно быть предельно гибким с тем, чтобы максимально быстро реагировать на изменение обстановки и не допускать таких ситуаций, когда явно устаревшие, заскорузлые нормы законодательства начинают в буквальном смысле ломать и калечить судьбы людей и даже ставить под угрозу их здоровье и жизнь.

Поясню свое рассуждение на конкретном примере, взятом из окружающей жизни. При этом, сразу оговорюсь, что это не вымысел, а чистая правда — от начала до конца.

Этот человек был активным участником движения сопротивления неофашистскому мятежу в одной из центральных областей Украины. И когда пришедшие к власти бандеровцы начали за ним и его семьей форменную охоту с бросанием бутылок с горючей смесью в окна квартиры, он был вынужден уехать в Россию.

И тут же столкнулся с тем, что его – политического беженца оказавшегося в ситуации между жизнью и смертью, при этом боровшегося против ярых врагов России, абсолютно никак не отличают от тысяч вольноопределяющихся «гостей» из Средней Азии и Закавказья, приехавших в Россию исключительно за длинным рублем.

В Подмосковье, где он нашел себя пристанище и способ кормить семью, квот на временное проживание (РВП) естественно не было. Проблему удалось решить больше чем через год, когда в этой молодой семье родился ребенок, который по закону автоматически стал гражданином РФ. С учетом этого факта, а также многочисленных хождений по инстанциям, вплоть до депутатских приемных, благо здоровье пока позволяет, статус РВП был с грехом пополам получен. Помогла очевидная нелепость ситуации, при которой, в случае неполучения данного статуса, отцу и матери гражданина РФ грозила депортация в иностранное государство с вполне возможным заключением там в тюрьму.

Законом такие ситуации практически не описываются, что означает высокую вероятность того, что в других аналогичных случаях, дело может кончиться именно украинской тюрьмой и сдачей ребенка –гражданина РФ в детдом при живых родителях.

Однако полученный этим вполне заслуженным и благонадежным человеком статус РВП дает ему весьма ограниченные возможности в плане реализации своих способностей. Заметьте – этот человек с немалым предпринимательским опытом в области автосервиса, ничего не просит от российского государства – ни денег, ни крыши над головой. Он все это сам может заработать, в случае обретения полноправного положения российского гражданина. Но, увы – до этого ему, как до Луны пешком – годы и годы пребывания в промежуточных статусах, на основании которых заниматься в РФ предпринимательством у него не получится.

Но и это еще не конец истории. Вслед за нашим политэмигрантом в Подмосковье переехали и его престарелые родители. Причем, переехали не просто из родственных чувств. Отец нашего героя также принимал активное участие в движении антимайдана и тоже засветился в списках бандеровцев как «активный враг» и, соответственно, как кандидат на уничтожение. Но когда они подали документы на оформление того же первичного статуса РВП, то , на основании действующего законодательства , им в этом было отказано. И действительно – по закону вроде бы все правильно. В Подмосковье квот на мигрантов с Украины нет. Никаких исключений закон не предусматривает. Наличие здесь собственного сына и его семьи – единственной материальной опоры существования на данный момент, к уважительной причиной закон также не считает.

Таким образом, эти люди поставлены перед перспективой по истечении 90 суток уехать обратно на Украину, где их ждут не дождутся те, кто уже давно мечтает с ними расправиться.

Разумеется, они не самоубийцы и никуда не уедут. Будут жить дальше и даже где-то подрабатывать без каких-либо документов. Все же это лучше, чем рисковать жизнью, возвращаясь в нынешнюю Украину.

Но что за собачья жизнь им здесь предстоит! Без какого-либо статуса, без документов, даже без медицинской страховки, без которой ни в одну больницу без предоплаты не возьмут. А откуда такие деньги у стариков? И самое главное – где тут хотя бы намек на элементарный гуманизм, требующий от каждого, кто считает себя человеком, не загонять ближнего своего в угол или в тупик, из которого вход только один – на тот свет. Про общеславянскую солидарность и «чувство семьи единой», про то, что никому, в том числе и некоторым гражданам РФ, не стоит гневить Бога, зарекаясь от сумы и тюрьмы, даже не говорю, это уже, похоже, сегодня не актуально. Но чем эти люди так провинились перед Россией, что заслуживают такого обращения с собой? Вот вопрос, на который хотелось бы получить ответ.

Юрий Селиванов, специально для News Front
Юрий Селиванов

 

 

 

 

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1