Киев перекраивает границы «Минска». Анна Седова

   Дата публикации: 21 Октябрь 2016, 22:45

Украина хочет направить своих пограничников в ДНР и ЛНР на следующий день после выборов

donetsk

После встречи «нормандской четверки» в Берлине Киев впервые признал, что местные выборы в ДНР и ЛНР должны состояться до передачи контроля над границей украинской стороне. Об этом 21 октября заявил министр иностранных дел «незалежной» Павел Климкин, выступая в Верховной Раде.

«Минские договоренности никто не менял, и никто не позволит их менять в нашу пользу, и никто не позволит менять соответствующую очередность», — заявил Климкин. Ранее киевские власти утверждали, что политическое урегулирование возможно только после того, как их пограничники окажутся на границе Донбасса и России.

Несмотря на то, что это похоже на прогресс, украинская сторона по-прежнему весьма своеобразно интерпретирует выполнение пунктов соглашения. Так, Климкин заявил, что выборы возможны только после того, как граница будет полностью мониториться миссией ОБСЕ. А уже на второй день после выборов, по мнению Киева, граница должна быть передана ему.

«Логика минских договоренностей заключается в том, что без мониторинга со стороны ОБСЕ за границей, который должен включать, в частности, возможность ОБСЕ находиться вдоль неконтролируемого участка границы, никакой реальной безопасности быть не может. Иначе вообще обсуждать вопрос вывода войск или отвода оружия нет никакого смысла. Поэтому сначала это полный мониторинг со стороны ОБСЕ, выработка планов передачи границы и на второй день после выборов — передача границы украинским пограничникам», — заявил Климкин.

Похожее заявление сделал заместитель главы администрации президента Украины Константин Елисеев 20 октября в эфире одного из украинских каналов. «Для нас очень принципиально важно, что Украина, согласно с минскими договоренностями получит полный контроль над ныне неконтролируемым участком украинско-российской границы на второй день после проведения местных выборов… Но до выборов обязательно должен быть установлен контроль от мониторинговой миссии ОБСЕ, кроме такого контроля, должен быть постоянный доступ к границе, предоставленный со стороны сепаратистов», — сказал он.

В тексте Минских соглашений действительно говорится о передаче границы украинской стороне. Однако если прочитать его внимательно, а не так, как делают в Киеве, можно увидеть, что «полный контроль» возможен только после выполнения Украиной всех политических требований. Об этом сказано в пункте 9, который гласит: «Восстановление полного контроля над государственной границей со стороны правительства Украины во всей зоне конфликта, которое должно начаться в первый день после местных выборов и завершиться после всеобъемлющего политического урегулирования (местные выборы в отдельных районах Донецкой и Луганской областей на основании Закона Украины и конституционная реформа) года при условии выполнения пункта 11 — в консультациях и по согласованию с представителями отдельных районов Донецкой и Луганской областей в рамках Трехсторонней Контактной группы».

Упомянутый 11-й пункт говорит о «проведении конституционной реформы на Украине со вступлением в силу к концу 2015 года новой Конституции, предполагающей в качестве ключевого элемента децентрализацию», причем все эти процессы также должны обсуждаться и быть согласованы с представителями ДНР и ЛНР. После продления соглашений временные рамки были сдвинуты, но очередность действий осталась прежней.

Доцент кафедры стран постсоветского зарубежья РГГУ Александр Гущин считает, что Киев намеренно будет по-своему интерпретировать каждый пункт соглашений, чтобы с одной стороны, создать видимость готовности их выполнять, а с другой — продолжать их саботировать.

— Встреча «нормандской четверки» не стала стратегическим прорывом. Удалось договориться только о двух вещах. Первая — начало работы над дорожной картой. Но этот процесс будет очень непростым и очевидно, что у сторон возникнет множество вопросов и противоречий. Я очень сомневаюсь, что обо всем удастся договориться за месяц.

Второе — это усиление миссии ОБСЕ в Донбассе. Вчера Кремль заявил, что они готовы ввести эту миссию, но на линии разведения сторон. Речь идет о мониторинге в конкретных местах, где будут принимать вооружение, а не о границе.

Но дело в том, что Украина, которая хочет как можно дальше оттягивать политические вопросы, уже не может сказать, что отказывается принимать закон о выборах. Теперь их задача в том, чтобы обусловить принятие этого закона последующими действиями со стороны ДНР, ЛНР и России и если не получить полный контроль над границей, то, по крайней мере, обеспечить присутствие там миссии ОБСЕ.

Для республик это, естественно, невыгодный сценарий. Они считают, что сначала необходимо выполнить остальные пункты Минских соглашений, а границу передавать в последнюю очередь. Сам факт проведения выборов отнюдь не означает, что эти органы власти заработают. Украина же требует передачу границы на следующий день. Это вызовет вполне понятные возражения.

Мы видим, что уже на второй день после встречи «нормандской четверки» возникают противоречивые тенденции. Мне кажется, что как минимум до конца этого года никакого прорыва не будет. Хотя по точечным вопросам, таким, как отведение войск и введение мониторинговой миссии на линии разграничения, возможен определенный прогресс. В принципе, не исключен Косовский вариант. Заморозка конфликта по-прежнему является одним из наиболее вероятных трендов.

 — Контроль над передачей границы фактически будет означать реинтеграцию ДНР и ЛНР в Украину?

— Минские соглашения вообще предусматривают реинтеграцию. В них речь идет не о ДНР и ЛНР, а об отдельных районах в составе Украины. Другой вопрос, что если полностью выполнить Минские соглашения, Украина превращается в совершенно другое государство, де-факто федерализованное. В нем эти автономии будут иметь очень широкие права и политическое представительство в Киеве. Закон о выборах без закона об особом статусе — это даже не половина шага со стороны Украины.

Все это говорит о том, что стороны по-прежнему стоят на разных позициях. Требование передачи контроля над границей сразу после выборов до того, как избранные органы заработают — это явно ускорение со стороны Киева. Думаю, в народных республиках согласятся максимум на миссию наблюдателей ОБСЕ на этот период, но никак не на полную передачу границы.

Похожего мнения придерживается эксперт института стран СНГ Денис Денисов.

— Это традиционная для наших украинских партнеров полуправда. Елисеев не удосужился упомянуть, что до этих выборов на Украине должна состояться конституционная реформа, в рамках которой в Основном законе должен быть на постоянной основе закреплен особый статус Донбасса. Должен быть принят закон об особом статусе территорий, закон об амнистии и, наконец, закон о выборах. После проведения и признания которых со стороны ОБСЕ может быть реализован вопрос, связанный с передачей границы Украине.

Без законодательно закрепленных договоренностей по политическому блоку Минских соглашений, ни о какой границе и речи идти не может. Это возможно только тогда, когда на конституционном уровне будут закреплены права, свободы и полномочия граждан, проживающих на территории ЛНР и ДНР.

Украинские партнеры все никак не уймутся и пытаются всеми возможными силами не совсем адекватно интерпретировать Минские соглашения, которые сами же подписали и согласились выполнять. Хотя это единственный документ, на основе которого можно прекратить кровопролитие и вернутся к нормальной жизни.

— Дорожная карта будет предусматривать конкретные шаги по разведению войск. Значит, после ее реализации Киев больше не сможет затягивать принятие политической части соглашений?

— Во-первых, никто не знает, сколько времени займет согласование дорожной карты. Украина может очень долго упираться, предлагая традиционные для себя фантастические ноу-хау.

Во-вторых, можно тянуть время, ссылаясь на голосование в Верховной Раде. Парламент всегда находит необходимое количество голосов, когда на повестке дня стоит вопрос, связанный с экономическими интересами президента и его команды или другими вопросами в рамках бизнес-схем. Вместе с тем, Порошенко продолжает рассказывать партерам по «нормандской четверке», что он не может найти необходимое количество голосов для принятия законов по Минским соглашениям. Мы вполне можем увидеть постановочные голосования, когда законы об особом статусе или выборах провалят. И Порошенко будет делать вид, что депутаты не хотят их принимать, а он никак не может на них повлиять.

Третий момент связан с тем, что украинская сторона и дальше будет продолжать интерпретировать Минские соглашения в удобном для себя ключе, отходя и от буквы, и от духа документа. Они станут придумывать все новые форматы и формулировки, которые не будут восприниматься республиками Донбасса. Таким образом можно очень долго оттягивать «час Х», то есть полное выполнение соглашений.

Политолог, экс-депутат Одесского горсовета Игорь Димитриев считает, что сейчас инициатива в руках Украины, поэтому они могут позволить себе выдвигать все новые требования.

— Выдвигая такие условия, украинская сторона просто пытается оттянуть выполнение договоренностей, надеясь, что в будущем придет поддержка из-за океана или произойдет что-то, что позволит забыть о соглашениях. Они в любом случае будут выдвигать новые условия, поэтому не стоит относиться к ним всерьез. Если выполнят эти, появятся другие.

О выполнении Украиной Минских соглашений нужно было думать в момент их заключения. Тогда Украина была на грани военного краха, а сейчас чувствует себя защищенной благодаря поддержке Запада. Поэтому минские договоренности уже по факту проиграны.

: — Проиграны?

— У России, ДНР и ЛНР сегодня нет сильной переговорной позиции. С точки зрения международной общественности, они уже являются потенциальными нарушителями Минских соглашений. Элементов давления вроде военного поражения Украины в их руках больше нет, а любые попытки их снова получить будут негативно сказываться на ситуации. Это проигрышная ситуация, и Украина это понимает и удерживает инициативу. Она выдвигает все новые условия и будет пытаться срывать Минские соглашения, перекладывая вину на Россию.

У России была сильная позиция в момент заключения соглашения, но она не была реализована. Стратегическая ошибка в том, что тогда конкретные и четкие позиции не были донесены до Украины. В тот самый момент они должны были пойти на выполнение всех условий. Только когда Украина находится на грани военного краха, с ней можно вести переговоры. Как только ее спасли от поражения, она стала затягивать ситуацию, при этом ведя постоянную и непрекращающуюся военную активность. Это выигрышно для Украины, но не для Донбасса.

Анна Седова

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
donetsk


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1