Визит вежливости Путина в Берлин. Павел Шипилин

   Дата публикации: 20 октября 2016, 11:26

Мнения лидеров Германии, Франции и Украины по сирийскому и донбасскому кризисам приняты к сведению, но учитываться не будут.

Переговоры велись за закрытыми дверями. Журналистов подпустили к круглому столу лишь на первые три минуты

Переговоры велись за закрытыми дверями. Журналистов подпустили к круглому столу лишь на первые три минуты

Последний раз встреча в нормандском формате проходила год назад, 2 октября 2015-го в Париже, немудрено, что от берлинского саммита ждали многого. Даже несмотря на то, что накануне Кремль попытался снизить градус ожиданий: «В идеале лучшим итогом было бы обязательство Украины выполнить минские договоренности таким образом, как это зафиксировано в подписанном соответствующими главами государств документе. Как вы понимаете, идеальные цели не всегда соответствуют реальностям», — довольно пессимистично высказался пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.

«Интригует», — подумали политологи. И продолжили верить в чудо — прорыв.

Если честно, я тоже оказался в числе недоверчивых

Но сенсации действительно не случилось. В коротком выступлении перед журналистами Владимир Путин не сказал ничего, о чем мы не знали раньше.

  • Все участники встречи подтвердили, что в основе урегулирования на юго-востоке Украины должны лежать Минские соглашения.
  • Договорились о разведением конфликтующих сторон, в двух местах этот отвод уже состоялся. Миссия ОБСЕ в зоне отвода и в пунктах хранения тяжелой техники будет расширена.
  • Работа по имплементации и введения в действие договора об особом статусе в отдельных районах Луганской и Донецкой областей будет продолжена.
  • Определились с некоторыми вопросами гуманитарного характера. Здесь продвижение самое минимальное — выплаты социальных пособий жителям Донбасса Украиной до сих пор не производятся.

Я бы на месте Путина выразился гораздо короче: резолюция Совета безопасности ООН 2202 (2015), принятая единогласно 17 февраля прошлого года, Украиной не выполняется. Но и это тоже не новость.

Тогда зачем было ехать в Берлин — зафиксировать, что никакого прогресса нет? Возможно, в этом бесполезном с точки зрения обывателя визите присутствует тайный дипломатический смысл: в присутствии глав двух европейских государств в очередной раз подтверждена недоговороспособность Петра Порошенко, его полная политическая импотенция. Ибо справиться со своенравной Верховной радой он не в состоянии, никаких законопроектов, наделяющих Донбасс особым статусом, как предписано резолюцией Совбеза ООН, он вносить на обсуждение своего буйного парламента не намерен.

По версии Киева, участники нормандской встречи договорились о том, что «в оккупированных районах Донецкой и Луганской областей будет введена работа полицейской миссии ОБСЕ». Для Украины важен акцент на полицейском характере миссии, это условие давно обсуждается в патриотично настроенных кругах. Видимо, среди свидомой братии считается, что таким образом на территории Донбасса окажутся чуть ли не миротворческие силы ООН. «Могу отдельно подчеркнуть, что российская сторона также поддержала необходимость внедрения вооруженной полицейской миссии ОБСЕ», — гордо сообщил нации ее лидер.

Поэтому на Украине бурно празднуется блискучая перемога — победа над москалями.

Однако на совместной с Франсуа Олландом пресс-конференции Ангела Меркель опровергла слова Порошенко. «Когда будет подготовлен закон о выборах, когда будет выработан рабочий процесс, тогда можно будет говорить о миссии ОБСЕ, которая может быть вооруженной. Но сегодня это не имело абсолютной срочности. Сначала нужен закон о выборах, — сказала канцлер ФРГ. И вкратце напомнила журналистам содержание резолюции Совбеза ООН 2202 (2015): — Минские договоренности предполагают в конце процесса доступ украинцев к границе. Между тем, было достигнуто согласие — сегодня это подробно обсуждалось — на свободное передвижение наблюдателей ОБСЕ до границы. В ряде случае это возможно сейчас, и российский президент на это указал, в ряде — нет».

«Нужно уважать последовательность шагов, обозначенных в минских договоренностях», — поддакнул Франсуа Олланд.

Совершенно очевидно, что в Берлине случилась не долгожданная на Украине перемога, а очередная беспощадная зрада.

Но и эти нюансы оценок участниками итогов встречи в нормандском формате не объясняют главной цели, ради которой российский президент отправился в блиц-командировку. Может быть, ему захотелось поговорить с Франсуа Олландом и Ангелой Меркель о Сирии, а Украина досталась в нагрузку? Во всяком случае, все западные газеты упрямо ставят ближневосточное урегулирование на первое место, а дискуссию по Донбассу — на второе.

По словам немецкого канцлера, разговор о Сирии прошел жестко. Российский же президент передал его суть в сдержанных выражениях: «Я проинформировал наших европейских партнеров о нашем видении того, что там происходит и что нужно было бы сделать в ближайшее время для борьбы с терроризмом, для искоренения терроризма на сирийской земле, для того, чтобы этот очаг и в будущем не возродился, — рассказал журналистам Владимир Путин. — Я еще раз напомнил нашим коллегам о том, что в этом ключе Россия предлагает активизировать работу по разработке и принятию новой конституции, на основе которой можно было бы провести предварительные выборы и добиться согласования позиций предварительно между всеми конфликтующими сторонами. Разумеется, с привлечением всех стран региона, которые вовлечены в этот процесс».

Как мне кажется, единственная цель поездки президента РФ в Берлин — показать, что его искренне интересует мнение европейцев о степени вовлеченности России в два кризиса — в Сирии и на Украине. Так сказать, потрафить западным партнерам. Ну или потроллить, тут уж кому какой термин ближе.

Участие в двух саммитах можно смело назвать визитом вежливости — Германия и Франция практически не участвуют в ближневосточном урегулировании, их мнение по поводу методов уничтожения террористов можно, конечно, принять к сведению, но всерьез учитывать при разработке тактических операций вряд ли кто-то станет.

То же самое относится к Украине. Всем понятно, что Петр Порошенко вот уже полтора года пытается увернуться от выполнения резолюции Совбеза ООН 2202 (2015), предлагая все новые и новые инициативы. Задача Франсуа Олланда и Ангелы Меркель — принудить его пойти на уступки Донбассу. Россия в этом принуждении участвовать не может, украинский президент и его верные бандеровцы — не наши клиенты.

Визит вежливости состоялся. Мы продолжим воевать с террористами в Сирии и защищать ДНР / ЛНР от украинских ястребов. Ни Франция, ни Германия, ни, тем более, Украина, помешать этому не смогут.

Павел Шипилин

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1