Ростислав Ищенко: Европейский союз расколот по санкционным вопросам

   Дата публикации: 20 октября 2016, 10:32

Саммит Евросоюза пройдет 20-21 октября в Брюсселе, лидеры стран ЕС намерены обсудить отношения с Россией в контексте украинского конфликта. «Будет украинский контекст», — сказал представитель ЕС. Этот саммит пройдет на фоне недавних событий в Донбассе: Киев пошел на резкое обострение, погиб Моторола, сегодня с ним прощаются в Донецке. Киев планомерно уничтожает всех медийных, популярных офицеров, чтобы спровоцировать и ожесточить Донбасс, который выполняет условия Минска и никогда не идет в атаку первым, только отражает агрессию.

Европейский союз расколот по санкционным вопросам

И как считает политолог, руководитель Центра системного анализа и прогнозирования Ростислав Ищенко, что будут обсуждать в украинском контексте — так это Минск. Для еврочиновников ничего не изменилось, и обострение в Донбассе не играет никакой роли — кто объяснит чиновникам в Европе, кем был Моторола? По вопросу о санкциях Евросоюз дает разные сигналы — то там говорят о частичном их снятии, то появляется информация, что на саммите будет разработан новый пакет, который коснется сферы ОПК. О том, какие решения могут быть приняты, Ростислав Ищенко рассказал в интервью Накануне.RU.

— Саммит Евросоюза пройдет 20-21 октября в Брюсселе, лидеры стран ЕС намерены обсудить отношения с Россией в контексте украинского конфликта. Как Вы считаете, что будут обсуждать по поводу Украины?

— Ничего не будут обсуждать, кроме того, что Минские соглашения не будут выполнены, и Европейский союз будет искать механизм выхода из режима санкций. Я не думаю, что он его найдет 21-24 октября, но искать будет активно. Если бы Минские соглашения соблюдались, можно было бы выйти с высоко поднятой головой – нужно отказываться от санкций, потому что ситуация становится все хуже и хуже, результатов никаких нет, а украинский руководитель открытым текстом говорит, что не собирается выполнять «Минск». Европейский союз санкции вводил, но он все время привязывал Украину к «Минску», значит, если его киевляне не хотят выполнять, теряется аргументация.

— Ясно, что Европа уже испытывает дискомфорт от конфликта, будут ли принимать какие-то решения без Белого дома, где вот-вот сменится хозяин?

— ЕС принимает решения без Белого дома, американцы не присутствуют на заседаниях саммитов ЕС. Другое дело, с моей точки зрения, что именно сейчас решения по взаимоотношениям с Россией будут приняты, но не потому, что хозяин еще не сменился в Белом доме. Обама знает, что он не будет избран на новый срок, и ему, по большому счету, сейчас все равно, поэтому менять политику ему незачем. Партия Меркель идет на выборы в ноябре. И, несмотря на то, что там есть серьезные опасения, что нынешняя политика может привести к проигрышу — Меркель ее менять не намерена, поэтому в Германии среди сторонников ХДС есть предложения просто поменять главу партии, если не поменять канцлера еще до выборов. Они считают, что с Меркель они эти выборы не выиграют, потому что она не хочет менять формат взаимоотношений с Россией. Но Франция и Германия – это два ключевых игрока Евросоюза, и их лидеры не хотят менять формат взаимоотношений, ищут какие-то способы маневрирования – то говорим, что отменим санкции, то говорим, что не отменим. Понятно, что Европейский союз в таком состоянии полупарализован и какие-то радикальные решения не может принимать.

— Парализован, но не полностью?

— Да, не забывайте, что в Европейском союзе не только не закончился, но еще и не начался процесс выхода Великобритании. И если Франция с Германией ее активно выталкивают — «давайте быстрее, мы потом без вас все хорошо порешаем» — то Великобритания регулярно заявляет, что только премьер Великобритании может решать, когда стране выйти из ЕС. И хотя им блокируют назначение еврочиновников, формально Британия — член Евросоюза, принцип единогласия никто не отменял. Соответственно, это тоже затрудняет принятие каких-то радикальных шагов. Поэтому есть большое количество внутренних европейских проблем, которые и без Соединенных Штатов не позволят Европейскому союзу достаточно динамично изменить свою политику.

— Появилась информация, что на саммите участники разработают пакет новых санкций, которые затронут сферу ОПК, но эксперты отмечают, что эти санкции ударят и по ЕС – по самолетостроению, которое пострадает без наших титановых изделий. То есть санкции продолжаются, даже в ущерб себе?

— Скорее всего, Европе не удастся отменить действующие санкции, но я очень сильно сомневаюсь, что Европе удастся и ввести дополнительный пакет санкций на нынешнем саммите. Именно потому, что по санкционным вопросам Европейский союз расколот, и, причем, этот раскол проходит не между какими-то отдельными государствами, он проходит внутри государств. В Германии большое количество даже среди членов правящей партии недовольных санкционной политикой Меркель. А в традициях Европейского союза — в таких случаях искать определенный компромисс.

— Этот саммит пройдет на фоне недавних событий  в Донбассе — Киев пошел на резкое обострение, погиб Моторола, сегодня с ним прощаются в Донецке. Это убийство может ожесточить Донбасс и спровоцировать эскалацию?

— Не думаю, что ожесточить Донбасс можно сильней, чем его уже ожесточили. При всем уважении к отдельным командирам, которых сделали медийными и часто показывали по телевизору, я думаю, что Донбасс не тогда ожесточился, когда убили командира какого-то батальона или бригады – их убивали и до Моторолы — а тогда, когда начали сметать с лица земли городские кварталы вместе с жителями. Моторола – это символ для какой-то части людей в России, в Донбассе, а когда убивают соседей и родственников, человек переживает значительно сильнее, правда? Поэтому я не думаю, что Донбасс можно сильнее ожесточить.

Во-вторых, из-за одного человека не будут приниматься радикальные решения, которые полностью меняют геополитический формат. На протяжении двух лет после «Минска-1», «Минска-2» Донбасс не начинает первым, а только отвечает. Чтобы ни происходило, Донбасс не начинает активно наступать, потому что это невыгодно стратегически — тут же наши «партнеры» сразу завизжат, что это агрессия, и мы окажемся в состоянии 2014 г. – и в Донбассе это прекрасно понимают. И в Европейском союзе вы никому не объясните, кто такой Моторола. Вы представляете, Владимир Путин приезжает на встречу «нормандской четверки» и говорит – Донбасс начинает войну, потому убит символ противостояния? Какого противостояния? Кто такой? Не надо даже сравнивать восприятие этого события для Донбасса, даже для нас, с восприятием населения Европы и чиновников ЕС, там 90% до сих пор не знают, где Донбасс на карте находятся. Для них смерть Моторолы — не аргумент.

— По факту Порошенко-Вальцман признал, что страна находится в состоянии войны. Как Вы считаете, озвученная Киевом позиция означает официальный отказ от Минских соглашений?

— Порошенко заявляет, что страна в состоянии войны с того момента, как он стал президентом, с июня 2014 г. Он это повторяет если не каждый день, то каждую неделю. Ничего нового он не сказал. Сегодня вечером будут встречаться президенты и канцлер в рамках «нормандской четверки», обсуждать Минские соглашения – вот ответ. Официально никто из соглашений не выходил. Можно сколько угодно говорить, что страна в состоянии войны, мы, кстати, тоже постоянно констатируем, что Россия находится в состоянии войны с США – гибридной, информационной — но это же не значит, что мы разорвали дипломатические отношения.

Здесь точно так же. Если Порошенко заявит, что Украина отказывается от выполнения Минских соглашений, что она их аннулирует и запустит соответствующую процедуру, посол Украины с соответствующими нотами уведомит три заинтересованные стороны – Россию, Германию и Францию – что Украина считает себя свободной от Минских соглашений, то тогда можно было бы говорить, что Украина из них вышла. А пока они говорят просто, что воюют – да ради бога.

Елена Кирякова, Накануне.RU

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1