От Берлина до Киева: приблизила ли «нормандская встреча» развязку конфликта в Донбассе

   Дата публикации: 20 Октябрь 2016, 23:45

Встреча «нормандской четвёрки» по урегулированию украинского конфликта проходила в закрытом режиме. Переговоры продолжались более четырёх часов и завершились 20 октября около 0:15 по московскому времени. Это был самый короткий из «нормандских саммитов»: первое совещание в Минске длилось около 16 часов, прошлогодние переговоры в Париже — почти пять.

Донбасс. Ополченец

Первым к прессе вышел глава Украины Пётр Порошенко. Лидеры России, Германии и Франции задержались, чтобы обсудить сирийскую проблему.

От президента Украины журналисты узнали о согласии России на появление в Донбассе вооружённой полицейской миссии ОБСЕ, а также о том, что никаких документов по итогам встречи подписано не было и дальнейшее согласование позиций продолжат главы МИД четырёх стран.

Однако выступавшая позже канцлер Германии Ангела Меркель указала на неточность, допущенную Порошенко в отношении полицейской миссии: «Когда будет подготовлен закон о выборах, когда будет выработан рабочий процесс, то тогда можно будет говорить о миссии ОБСЕ, которая может быть вооружённой».

В своём выступлении Владимир Путин заявил, что все участники встречи подтвердили приверженность Минским соглашениям. Президент России также отметил, что на переговорах много внимания было уделено вопросам безопасности. В частности, говорилось о решении вопросов, связанных с разведением конфликтующих сторон.

Минск навсегда

В последнее время официальный Киев всё громче заявлял о том, что минские договорённости невыполнимы. Эта позиция руководства Украины во многом стала причиной того, что канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Франсуа Олланд инициировали очередную встречу в нормандском формате. Отчасти это было сделано для того, чтобы спасти свою репутацию.

«Берлинская встреча должна была привести в чувство украинского президента, который в последнее время заявлял, что Минские соглашения невыполнимы и выполнять их не стоит, — сказал в интервью RT генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин. — В этом западноевропейские лидеры почувствовали угрозу своей репутации, поскольку именно они гарантируют исполнение киевскими властями Минских соглашений и вынуждены были поставить на вид Петру Алексеевичу и дать ему в руки «дорожную карту» по выполнению Минских соглашений».

Того же мнения придерживается директор Центра политической конъюнктуры Алексей Чеснаков:

«Берлинский саммит нужен был для того, чтобы привести Порошенко в чувство. На сегодняшний день украинская сторона не выполнила ничего из того, о чём стороны договорились 2 октября прошлого года в Париже во время предыдущей встречи «нормандской четвёрки». Украине придётся признать, что готовящаяся «дорожная карта» — схема исполнения Минского комплекса мер, а не какой-то абсолютно новый документ с новыми целями».

Подтверждение приверженности Минским соглашениям со стороны «четвёрки» сало одним из итогов берлинской встречи. Однако некоторые эксперты фиксируют отход от договорённостей в их прежнем виде.«Похоже, что Минские соглашения в своём первоначальном виде были торпедированы, — заявил в интервью RT директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко. — Появляются новеллы — например, наблюдатели ОБСЕ на пограничных пунктах».

Выполнима ли миссия

Вопрос о представительстве ОБСЕ в Донбассе стал одним из важных пунктов переговоров в Берлине. По окончании встречи «четырёх» Пётр Порошенко поспешил заявить, что в Донбассе появится вооружённая миссия ОБСЕ. Однако это утверждение несколько расходится со словами российского лидера, который сказал, что в ходе встречи в Берлине лидеры подтвердили готовность расширить миссию ОБСЕ в Донбассе.

«Вооружённая миссия ОБСЕ — это нечто непонятное, — отметил в беседе с RT военный эксперт Виктор Литовкин. — ОБСЕ вообще не имеет никаких вооружённых миссий. Были предположения, что наблюдатели ОБСЕ, которые находятся на линии разграничения, будут носить оружие, поскольку их жизнь подвергается опасности. Но это никакого отношения к вооружённой миссии ОБСЕ, о которой говорит Порошенко, не имеет. Порошенко всё время твердит о том, что на территорию Донбасса надо ввести полицейскую миссию ОБСЕ, но для того, чтобы такая миссия была введена, нужно согласие донецких ополченцев. Естественно, никакого согласия они не дадут. Поэтому всё, что говорит Порошенко, — это имитация выполнения Минских соглашений. Кстати, в Минских соглашениях никакого упоминания о вооружённой миссии ОБСЕ не существует».

Директор Украинского филиала Института стран СНГ Денис Денисов также усомнился в том, что слова Порошенко о вооружённой миссии ОБСЕ соответствуют действительности. «На брифинге после завершения переговоров президент Украины заявил, что есть консенсус о появлении полицейской миссии в Донбассе, — сказал в интервью RT Денисов. — Таких договорённостей нет. В Донбассе проходят постоянные митинги и протесты людей, которые заявляют, что не допустят полицейской миссии ОБСЕ на территории республик. Также стоит отметить, что и среди членов ОБСЕ к этой инициативе большинство относится явно скептически».

К тому же эффективность деятельности ОБСЕ в Донбассе достаточно низкая, отмечает военный эксперт Виктор Литовкин. «Они — наблюдатели, они не имеют никаких регулирующих функций, — отметил Литовкин. — ОБСЕ может что-то сделать только при согласии сторон конфликта».

Однако у расширения миссии, о котором говорил Владимир Путин, можно найти и преимущества. Представители миссии могут стать своеобразным «живым щитом». «ВСУ пока стесняются или опасаются стрелять по наблюдателям ОБСЕ, — подчеркнул Алексей Мухин, — и их количественное увеличение расширит зоны, которые не обстреливаются ВСУ».

Попытки придать миссии ОБСЕ больше веса предпринимались в ходе конфликта на юго-востоке Украины неоднократно, но всегда заканчивались неудачно. «Не думаю, что ОБСЕ может играть самостоятельную роль, потому что её авторитет не слишком высок, — выразил своё мнение RT политолог Павел Святенков, — ОБСЕ зависит от ведущих мировых держав».

Если же всё-таки миссии ОБСЕ удастся разделить противоборствующие стороны конфликта, то это, по мнению Святенкова, приведёт к замораживанию конфликта.

Спасительная заморозка?

Невыполнение Минских соглашений и, как следствие, заморозка конфликта может иметь для Киева самые негативные последствия. «Придётся распрощаться с мечтой о настоящей евроинтеграции, о безвизовом режиме, — пояснил Мухин. — Также будет затруднено финансирование некоторых проектов на территории Украины Европейским союзом».

Но, несмотря на экономическое давление со стороны европейских партнёров, Киев не торопится выполнять положения «Минска-2». И перспективы того, что «дорожная карта» поможет в решении этого вопроса, довольно призрачны.

«Минские договорённости не выполняются прежде всего Украиной, — говорит Павел Святенков. — Там есть политическая часть, которая подразумевает включение в Конституцию Украины положений об особом статусе Донецка и Луганска, амнистию, закон о выборах в ДНР и ЛНР. Ничего в этом направлении не выполнено. Украинская сторона, как заявил Порошенко незадолго до встречи, вообще предпочла бы требовать только выполнения так называемого пакета безопасности, то есть передачи контроля над российско-украинской границей в руки нынешних украинских властей, после чего Донецк и Луганск будут раздавлены военной силой, и там начнётся геноцид. Россия на подобный вариант пересмотра Минских соглашений не идёт. Поэтому ситуация подвешена. Сейчас Украина маневрирует между позициями Германии, Франции и США, которые формально в Минских соглашениях не участвуют, но фактически сильно влияют на украинские власти. И в результате мы видим, что Украина Минские соглашения не выполняет».

Решение гуманитарной проблемы в Донбассе также под большим вопросом. По мнению Минченко, Украина не собирается выполнять своих обещаний по выплате жителям Донбасса пенсий и обеспечения им социальных гарантий. Равно как и принимать какие-то меры по предоставлению ДНР и ЛНР особого статуса. Официальный Киев по-прежнему делает ставку на решение конфликта силовым путём.

Как считает Святенков, в данный момент имеет смысл говорить не о замороженном конфликте, а о вялотекущем. «Замороженности конфликта не хотят украинские власти, они хотят силового решения проблемы», — отметил эксперт.

Силовой вариант

На фоне берлинских переговоров усилились обстрелы в зоне конфликта. Такие случаи фиксировали обе противоборствующие стороны. По мнению Литовкина, это не более чем демонстрация намерений: «И той и другой стороне надо показать, что проблему Донбасса нужно решать коренным образом».

При этом вероятность силового варианта разрешения кризиса существует, но незначительная.

«Риск активизации военных действий всегда существует, — сказал Литовкин. — Но не думаю, что у одной и другой стороны есть резервы для развёртывания широкомасштабных военных действий».

В любом случае, по мнению большинства экспертов, до окончания выборов в США серьёзных военных действий можно не опасаться.

«Сейчас военного конфликта не будет — он не выгоден американской администрации, которой важно провести Хиллари Клинтон в кресло президента, — считает Святенков. — А для этого нужно, чтобы не было никаких громких внешнеполитических поражений нынешней администрации».

 Илья Оганджанов

Метки по теме: ;


Комментировать \ Comments
tankist


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1