Новое украинское оружие – миссия невыполнима

   Дата публикации: 20 Октябрь 2016, 08:00

Когда ребёнок вырастает, у него меняются игрушки. В его увлечениях место заводных игрушек, пластмассовых сабель и игровых приставок занимают реальные автомобили, компьютерные системы и оружие. Примерно то же самое произошло с Украиной, где после провала ряда боевых операций в Донбассе возник настоящий бум оружейного творчества, направленного на создание чудо-оружия, которое поможет переломить ситуацию с технической оснащённостью войск, проводящих карательную операцию (антинародную, террористическую) в этом регионе.

poroshenko

Как всегда случается в воюющих государствах третьего мира, испытывающих недостаток современных систем вооружения, в зоне конфликта буйным цветом расцвело «народное творчество». «Тактическая модернизация» личного стрелкового оружия, проявившаяся в форме установки нештатных прицелов, патронных магазинов с увеличенной ёмкостью, дополнительных ручек, оказалась самым безобидным и простым развлечением фронтовых умельцев.

Куда забавнее выглядит создание многочисленных «шушпанцеров», самодельных бронированных «колесниц». В качестве «базовых моделей» таких изделий использовались самые разнообразные автомобили – от мощных КрАЗов до колёсных тракторов и ижевских «каблучков». Их обычно обвешивают разнообразным листовым железом, пытаясь защитить от вражеского огня наиболее важные части машины: кабину, двигатель, топливные баки. Чаще всего для такого «бронирования» используется даже не броневая сталь, а просто толстые листы конструкционной низкоуглеродистой стали, хотя известны случаи, когда на обшивку навешивались пластины из испорченных бронежилетов. Изображения таких «шушпанцеров» во множестве имеются в Интернете.

Особенностью конфликта в Донбассе является то, что минскими соглашениями запрещено использование миномётов, и наблюдатели ОБСЕ, обычно «не замечающие» обстрелов со стороны ВСУ и карательных добровольческих батальонов, время от времени открывают глаза на эти нарушения и требуют отвода миномётов. Однако «творческая мысль» («изобретение» сделали именно неонацисты из карбатов) нашла способ обойти и эту проблему. Для обстрелов территории ДЛНР запрещёнными минами они придумали использовать вместо головной части выстрела от гранатомёта миномётную мину, соединяемую с реактивным двигателем гранаты через простейший самодельный переходник.

Само собой, массово используются всевозможные «джихад-мобили» с установленными на крыше или в кузове крупнокалиберными пулемётами, миномётами и автоматическими гранатомётами. Но конструкторская мысль неонацистского «Азова» пошла ещё дальше. На шасси Т-64 их «конструкторы» попытались соорудить «городской танк», предназначенный для боевых действий в районах с плотной городской застройкой. Как зачастую «семейная лодка счастья разбивается о быт», так и «расово-выдержанный» конструкторский порыв членов «Азова» разбился об украинскую действительность. «Азовец», широко разрекламированный министром внутренних дел Арсеном Аваковым, на услужении которого состояло руководство батальона, тогда ещё называвшееся Социал-национальной ассамблеей, не удался из-за того, что для наружного наблюдения в «городском танке» были использованы видеокамеры от… домофонов. Дело так и не дошло до испытания «огневого модуля» на базе авиационной скорострельной пушки ГШ-23, требующей разборки, промывки и чистки после 8-9 секунд огня, за которые она «съедает» 500-600 снарядов суммарным весом 162-195 кг.

Разумеется, нехватка современных систем оружия и «народное творчество» не могли не отразиться и на настроениях в Министерстве обороны Украины, активно принявшегося требовать от конструкторов оборонной промышленности «творческого подвига». Особенно в свете «декоммунизации», то есть полного отказа от любого советского наследия и перехода на стандарты НАТО.

Правда, со стандартами НАТО как-то не срослось, поскольку только переход на оружейные калибры потребует полностью перейти на закупку боеприпасов, на что у Украины просто нет денег. Поэтому работы по «новому» стрелковому оружию, лёгкой бронетехнике и миномётам, о которых мы писали около месяца назад, свелась к переделке не только советских, но даже дореволюционных образцов оружия, как, например, в случае со снайперской винтовкой ВМ МП-УОС, являющейся переделкой легендарной «мосинки» образца 1891 года. То же самое наблюдаем с нашумевшим (в том числе в связи с гибелью расчёта на совместных с американцами учениях) миномётом «Молот», который даже сами украинские военные называют плохой копией советских миномётов, восходящих к 120-мм полковому миномёту образца 1938 года.

Особенно зависимость украинской оружейной мысли от советских разработок отразилась на выставке вооружений, проходившей 11-14 октября в Киеве. Украинскими обозревателями и журналистами она трактуется как торжество украинской конструкторской мысли. Однако даже беглое знакомство с её экспонатами говорит, что действительно новых и чисто украинских разработок – лишь единицы. К таким относится линейка миномётов калибром от 60 до 120 мм, адаптированных к стандартам НАТО, и ряд беспилотных летательных аппаратов.

К украинским разработкам можно отнести и стрелковое оружие фирм «Форт» и «Зброяр», представлявшееся на выставках прежних лет, а также давние разработки ПТУР «Стугна». Все остальные разработки – либо на базе старой советской техники БТР, БМП и МТЛБ, либо являющейся их «глубокой модернизацией». В ряде случаев эта «глубокая модернизация» заключается в установке новых боевых модулей, также базирующихся на советских пушках и пулемётах – ПК, ДШК, 2А72, гранатомёта АГС-17 и… снова авиационной ГШ-23 в составе модуля «Тайпан», требующей чистки через 8-9 секунд стрельбы.

Много внимания было уделено повышению мобильности советских миномётов, которые украинские конструкторы устанавливают и в грузовики, и на квадроциклы китайского производства, и на давние БТР-60 и БТР-70, перелицованные и получившие новое свидомое имя «Атаман». На «Атаман» установили даже башню с орудием от самоходной гаубицы «Гвоздика». Последнее «вундерваффе» — особое достижение, поскольку нет гарантии, что такой аппарат не опрокинется при первом же выстреле из столь мощного орудия.

Буквально на следующий день после окончания выставки Пётр Порошенко во время визита в Харьков потребовал от конструкторов: «Стране нужно современное, новое, мощное оружие, которое защитит Украину от агрессора, остановит и уничтожит его, защитит жизни наших граждан».

Увы, но требовать – это одно, а вот исполнить – совершенно иное. Особенно если учитывать, что после того как Украина лишилась единственного в стране патронного завода, а производство тротила и гексагена, используемых в большинстве артиллерийских и ракетных боеприпасов, отсутствует как класс. И уже с начала 2016 года Украина начала испытывать «патронный голод», ныне удовлетворяемый за счёт поставок неликвидных боеприпасов из стран Восточной Европы.

Пока украинские конструкторы имеют возможность экспериментировать с переделкой старой советской техники.

Но что касается самостоятельных разработок, то об этом чётко сказал Сергей Пашинский, один из лидеров евромайдана, сделавший немало для победы националистического переворота 2014 года: «Весь наш потенциал заключался в следующем: берёшь у Минобороны танк Т-72 или Т-64 по цене металлолома, заводишь его на бронетанковом заводе, ремонтируешь и продаёшь за $400 000. Да, мы за счёт тотальной распродажи имущества, которое получили в наследство от Советского Союза, были в десятке экспортёров мира. Это потенциал советской армии, который нам остался». По его словам, потенциал Украины ограничен разработкой броневика «Дозор» и миномёта «Молот».

Что ж, так оно и есть: разработка другой, более серьёзной продукции требует не только огромных средств, но и того, чего у Украины нет в принципе – конструкторской школы. По словам замглавы «Укроборонпрома» Коробова, на момент распада СССР оборонка Украины достигала мирового уровня в трёх отраслях – ракетостроении, танкостроении и судостроении, которые сегодня практически уничтожены. И все надежды на возобновление деятельности оборонной промышленности нынешние власти связывают с привлечением иностранных инвесторов.

Тем не менее даже такой шаг далеко не прост. Сами же участники круглого стола «Украинский ВПК: реформа во время войны», проходившего в начале октября, не скрывают, что иностранцев можно привлечь лишь наличием стабильно работающего на экспорт производства. Где такое взять?

В связи с этим, видимо, некоторые политсилы предлагают вообще ликвидировать «Укроборонпром», а предприятия передать иностранцам. На днях в Верховной раде фракция «Самопомощи» завернула законопроект о госгарантиях на новые кредиты для концерна в сумме 4 млрд. грн. А член «Самопомощи», вице-спикер Рады Оксана Сыроед заявила: «”Укроборонпром” должен быть уничтожен как концерн. Нельзя эффективно управлять 140 предприятиями, тем более непрозрачным способом».

При этом главная печаль нардепов состоит не в том, что концерн на зарубежных выставках демонстрирует образцы, которые в самой Украине «вообще никто не видел», а в том, что это дезориентирует западных партнеров Киева, которые на просьбы украинских властей о военной помощи ссылаются на «достижения» «Укроборонпрома».

В то же время в интересах ОПК украинские чиновники предлагают отказаться от жёстких советских норм приёмки военной продукции. Вторая мера – привлечение средств коммерческих банков для пополнения оборотных средств предприятий. Но и в этом случае они не прогнозируют больше, чем завоевание на мировом рынке ниши всего для нескольких позиций вооружений. Украинская же армия просто не способна закупать продукцию оборонных предприятий в объёмах, достаточных для обеспечения их прибыльности. Как бы ни мечтал Порошенко о мощном современном оружии украинского производства, в силу запущенности ситуации это просто невозможно. Если не верите, спросите у англосаксов…

Александр Москаль

Метки по теме: ; ; ;


Комментировать \ Comments
poroshenko


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1