Курдистан как реальность: Анкара между Алеппо и Мосулом. Станислав Тарасов

   Дата публикации: 20 октября 2016, 17:37

Как сообщила пресс-служба Кремля, президенты России и Турции Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган провели телефонный разговор, который состоялся по инициативе турецкой стороны. Лидеры двух стран обменялись мнениями по вопросам урегулирования сирийского кризиса и затронули ход операции в Ираке по освобождению города Мосул.

Анкара между Алеппо и Мосулом

Чуть ранее министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу сообщил, что в ходе международной встречи по Сирии в швейцарской Лозанне 15 октября он передал письмо госсекретарю США Джону Керри, в котором излагается позиция Анкары по ситуации в Сирии и Ираке. Помимо этого, по словам Чавушоглу, «региональная тематика обсуждалась и в ходе разговора с Керри», а теперь к этому диалогу присоединился и начальник Генштаба ВС Турции. Связано это с тем обстоятельством, что готовность Анкары принять участие в освобождении Мосула не находит поддержки в Багдаде, из-за чего отношения между иракским и турецким правительством остаются напряженными. США к действиям Турции на этом направлении относятся настороженно.

Напомним, что массированное наступление на Мосул началось в ночь на 17 октября. В операции при поддержке авиации США участвуют иракская армия и полиция, а также курдские вооруженные формирования. Ранее Эрдоган предупредил правительство Ирака и силы международной коалиции о нецелесообразности отказа от помощи Анкары в проведении операции. Турецкий президент обещал, что в случае, если Багдад и Вашингтон отвергнут поддержку Анкары, он задействует план «B», а если он не сработает — то план «С». Правда, что именно предусматривают эти планы в Турции, пока не озвучивают. Отметим также и то, что Анкара ведет войну сразу на двух фронтах — сирийском и иракском, которые объединяют два важных фактора — ИГИЛ (структура, запрещенная в России), сирийские и иракские курды, среди которых действуют и боевые подразделения Курдской рабочей партии (РПК).

Анкара утверждает, что в Сирии курдские «Отряды народной самообороны» напрямую связаны с партией «Демократический союз», которая в свою очередь связана с РПК. Турция оказывается в очень сложной ситуации. Ее участие в боевых действиях против сирийских курдов, одновременно против ИГИЛ в Сирии и в Ираке, а также и против РПК, которая действует и на территории самой Турции, объективно ведет к дальнейшей интернационализации и эскалации вооруженного конфликта на территории сразу трех соседних стран — Сирии, Ираке и Турции. Как считает турецкая Star gazete, «общая панорама создает впечатление, что в сражении, происходящем на обширном территориальном пространстве, гигантская коалиция, в которой каждое государство действует почти как некий дивизион, воюет с ИГИЛ». Но это не так. Первоначально, даже уже после примирения с Москвой, Анкара столкнулась с резкой критикой с ее стороны, получила предупреждение от Совета Безопасности ООН.

США также призвали Турцию проводить в Сирии «сдержанную политику», а в Ираке действовать только в случае получения согласия со стороны Багдада. В то же время, по оценке многих западных экспертов, в наиболее выигрышном положении оказываются все же курды. По мнению руководителя бюро Фонда имени Генриха Бёлля в Стамбуле Кристиана Бракеля, «как и курды в Ираке, которые в свое время только выиграли от свержения Саддама Хусейна, так и сирийские курды с самого начала войны в Сирии искусно отстаивали свои интересы». «Сначала они заключили своего рода пакт о ненападении с властями Сирии, а теперь выступают в роли одной из заметных сил в борьбе с ИГИЛ, что привлекло на их сторону США», — полагает эксперт. С другой стороны, по мнению Бракеля, сирийские курды сотрудничают и с Россией.

Курдская автономия в Ираке — реальный факт. Курдская автономия в Сирии — факт вероятный в случае, если президент Сирии Башар Асад решит пойти навстречу «своим» курдам дальше, чтобы разыграть курдскую «карту» уже в самой Турции, все может быстро измениться. Именно такого направления развития событий серьезно опасаются в Турции, рассчитывая заинтересовать чем-либо Россию, чтобы нейтрализовать ее участие в решение курдского вопроса в Сирии. Тем более что сейчас многие турецкие эксперты утверждают, что «события в Сирии стали развиваться по российскому сценарию», а «у США там больше не осталось опций, предполагающих другой исход», а «проблема Алеппо фактически решена». Турецкая Star gazete считает, что «Россия не возражает против присутствия Турции в регионе; но «суннитскую» идентичность Свободной сирийской армии (ССА) Россия находит неудобной и предпочитает, чтобы при приближении к таким критически важным центрам, как Алеппо, эти формирования не предпринимали каких-либо действий или были ликвидированы».

В то же время Россия может рассматривать курдские вооруженные группы как некоторое противоядие от вероятности того, что Турция продвинется вперед и получит больший простор для действий. «США, в некотором смысле как и Россия, тоже предпочитают, чтобы в будущей политической композиции вес арабов-суннитов был невелик, — пишет Star gazete. — Но ждут, что влияние этих групп сузят курды». Другое турецкое издание Milli Gazete полагает, что «если бы не вероятность раздела Сирии или возникновения Курдистана, если бы не риск нарушения этнорелигиозных балансов в важных городах Сирии и Ирака и повышения шиитского влияния, то есть в некотором смысле иранского влияния, Турция ни в коем случае не уклонялась бы от позиции, соответствующей всем ожиданиям США».

В этой связи Анкаре предлагается смелее идти на военно-политический альянс с Россией, чтобы «выиграть хотя бы Мосул», потому что «исход боев за Алеппо предопределен». Поэтому США стали концентрировать главное свое внимание на Ираке и завоевании Мосула, чтобы «компенсировать свое поражение в Алеппо». Как пишет в этой связи политический обозреватель Frankfurter Allgemeine Zeitung Райнер Херман, «Эрдоган старается не переходить дорогу Путину на севере Сирии», рассчитывая на определенные преференции с его стороны в Ираке. Не случайно Турция стала мало рассуждать об общих интересах с возглавляемой США международной коалицией по борьбе с ИГИЛ и больше говорит о собственных. Так что участившийся разноформатный диалог президентов России и Турции вписывается в обозначенную логику развития событий. На Ближнем Востоке приближается момент промежуточной кульминации.

Станислав Тарасов, ИА Regnum

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1