Россия, Япония, и территориальный вопрос: пусть зреют дальше. Геворг Мирзаян

   Дата публикации: 19 октября 2016, 22:15

Не секрет, что Москва и Токио давно нуждаются в улучшении двусторонних отношений. Кремль очень заинтересован в японских инвестициях в дальневосточные территории (Россия признает, что денег на полноценное развитие этих земель у нее не хватает, а делать из региона экспортоориентированный промышленный и сельскохозяйственный кластер давно пора).

Во-вторых, Кремлю нужно превращать «поворот к Китаю» в полноценный «поворот на Восток» — то есть разбавлять российско-китайские отношения углублением контактов с другими странами Восточной Азии, и прежде всего — с Японией. Это увеличит российское пространство для маневра и усилит позиции Москвы на различных экономических переговорах с китайской стороной.

kuryly

Безопасность и инвестиции

Российский интерес в деле нормализации отношений важен и понятен, однако японский видится куда более серьезным — на кону не развитие отдельных территорий, а суверенитет страны.

В Японии с огромным беспокойством взирают на сближение между Россией и Китаем (стимулируемым в том числе и близорукой агрессивностью западных стран). Восточная Азия постепенно приближается к масштабному противостоянию между Китаем и рядом государств региона, включая Японию.

Если в этом противостоянии Москва будет целиком на стороне КНР, если Москва поддержит Китай политически и ресурсно, победа однозначно останется за Пекином, и Поднебесная превратится в доминирующую державу Восточной Азии.

Именно поэтому японцы заинтересованы если уж не оторвать Россию от КНР (это по понятным причинам практически невозможно), то хотя бы сбалансировать китайское влияние в Кремле японским. Для этого нужны инвестиции, масштабные экономические и политические проекты.

Утром договор, вечером деньги

Кремль, естественно, только за. «Существует набор конкретных приоритетных проектов торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества. Это вызывает наше удовлетворение. В Москве готовы и полны решимости дальше идти по пути развития, структуризации, повышения эффективности нашего торгово-экономического сотрудничества, что мы и будет делать», — пояснил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.

Однако на пути инвестиций и получения рычагов влияния на Россию стоит необходимость заключить наконец мирный договор по итогам Второй Мировой войны. Который упирается в территориальный вопрос — требование Японии передать ей российские Южнокурильские острова, которые Советский Союз занял в ходе Второй мировой войны.

Когда-то они принадлежали Японии, и Токио считает их «незаконно оккупированными», поскольку он отказался от претензий на острова после войны, но не подписался под их передачей Советскому Союзу.

Казалось бы, нет ничего сложного в отказе от того, что тебе уже не принадлежит. Однако благодаря многолетней информационной политике страны вопрос «Северных территорий» приобрел для японцев некий сакральный характер.

Любой японский премьер, который сейчас прямо откажется от Курил, поставит под вопрос всю свою дальнейшую карьеру — в Японии, как мы помним, в отставку подают и по меньшим поводам (например, использование служебного транспорта в личных целях).

Именно поэтому долгое время переговоры находились в состоянии заморозки — Япония не готова была идти на уступки, а Москва ждала, пока Токио созреет. И, судя по всему, процесс созревания практически завершен.

Два или ноль?

Время играет против японской стороны, поскольку российско-китайские отношения с каждым месяцем становятся все более тесными (чего стоит одно только заявление Сергея Лаврова о территориальных спорах в Южно-Китайском море, где российский министр фактически поддержал китайскую позицию).

Япония вынуждена торопиться, и поэтому Синдзо Абэ объявил о некоем «новом подходе» в переговорах по территориальному вопросу. Точных характеристик этого подхода никто не дает, лишь намекают, что речь идет о переходе от «требований вернуть все и сразу» к поискам «более конкретных формулировок».

Сейчас дипломаты обеих стран ведут диалог, который к концу года может привести к соглашению или по крайней мере выработке принципов урегулирования.

Напомним, что в декабре 2016 года Владимир Путин должен совершить визит в Японию. И не в Токио, а в префектуру Ямагути — малую родину премьер-министра Синдзо Абэ.

Впрочем, некоторые японские СМИ не ждут декабря, и уже сейчас со ссылкой на свои источники публикуют конкретные параметры компромисса.

Одни говорят, что примирение пройдет по формуле «передача двух островов-мирный договор-дискуссия об оставшихся двух» (то есть, переводя на русский язык, мир и контракты в обмен на два острова). Другие уверяют, что Москва и Токио договорятся о совместном управлении островами.

Японские власти слухи опровергли, российские же не хотят их комментировать. «Если вы обратили внимание, утром выходит публикация с «инъекцией», а до конца дня официальный Токио опровергает. Поэтому здесь комментировать нечего», — говорит Дмитрий Песков. Как верно отметил чиновник, переговоры по столь щекотливому вопросу, как курильский, не терпят шума.

Казенные земли

Однако они не терпят и поспешности. Кремль ждал заключения мирного соглашения долгие годы, и (в отличие от Японии) может потерпеть еще. До тех пор, пока Токио не созреет до полного отказа от территориальных притязаний на Курилы и согласится на иную формулу решения проблемы. Например, совместное экономическое освоение.

Москва не может и, полагаю, не должна идти на какие-либо территориальные уступки в курильском вопросе. Как сказано в известном советском фильме, не стоит разбазаривать казенные земли, тем более, когда время на стороне России и ей нужно лишь подождать. К тому же эти земли очень выгодно расположены, имеют богатую рыбопродуктами акваторию.

Наконец, сдача Курил станет прецедентом отказа посткрымской России от территории, которая, по мнению ряда государств, была незаконно оккупирована Москвой. И на этот прецедент будут упирать украинцы, а также европейцы, которые на сегодняшний день из-за осознания невозможности возврата Крыма Украине фактически сняли эту тему с повестки дня.

Да, чисто теоретически японцы могут предложить за выгодные для них варианты очень выгодные компенсации. Однако у Москвы есть серьезные вопросы относительно надежности японских партнеров. Безусловно, Токио дорожит репутацией и намерен выполнять все свои политико-экономические обязательства, но еще больше японцы дорожат своими особыми отношениями с США.

Поэтому у Америки есть серьезные рычаги давления на Японию, чем она не раз пользуется, в том числе и с точки зрения российско-японских отношений. Так, Вашингтон фактически принудил Токио присоединится к антироссийским санкциям Запада (причем в тот самый момент, когда японцы пытались вести переговоры с Кремлем).

И, учитывая, что российско-западный конфликт растянется на годы, нет никаких гарантий, что Америка не принудит Японию отказаться от реализации инвестпроектов в России. А переданные острова уже не вернешь. Ни четыре, ни даже два.

Геворг Мирзаян

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1