Привет, Берлин! Борис Межуев

   Дата публикации: 18 октября 2016, 11:22

Президент РФ Владимир Путин отменил свой визит в Париж, который он должен был посетить 18 октября для открытия российского культурного центра. Причиной отмены визита стали расхождения с руководством Франции по вопросу о Сирии, и обусловленный этим расхождением отказ президента Франции Франсуа Олланда от личной встречи с Путиным для обсуждения всех проблем и взаимных разногласий. Между тем, пресс-секретарь российского главы государства Дмитрий Песков сообщил, что визит в Берлин на встречу «нормандской четверки» не отменен. Личная встреча с канцлером Ангелой Меркель вполне возможна.

Привет, Берлин! После тех колоссальных надежд, которые возлагались на Германию и лично Меркель в 2013 и 2014 года, что лидер ФРГ сможет стать своего рода посредником между Россией и Западом, донести до лидеров всевозможных ЕвроАтлантических структур озабоченность Москвы неуклонным продвижением на Восток: НАТО, «Восточного партнерства», всех этих разнообразных Евроассоциаций, надежд, оказавшихся абсолютно мнимыми – ждать что-то хорошего от Германии и ее главы почти не приходится.

Германия сейчас для нас – это символ крупного разочарования. В общем и целом, пока ничем не компенсированная. Вера в евроскептиков, которые в один прекрасный момент перевернут Европу и заставят сердца ее элит биться в унисон с нашими сердцами, пока наталкивается на то неприятное обстоятельство, что те из скептиков, кто все-таки пробивается к власти, сразу поворачивается спиной к России. Наиболее удачливый евроскептик этого года, министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон смог нарушить заговор молчания вокруг своей персоны только призывом к общественности Лондона пикетировать российское посольство с лозунгами в защиту населения Алеппо.

Так что как Париж стоил мессы для родоначальника династии Бурбонов, точно так же для всех европейских руководителей столицы их стран явно стоят необходимого участия в ритуально совершаемой русофобии. Думаю, если бы Дональд Трамп смог бы наступить на горло собственной песне и говорил бы почаще о своей нелюбви к Путину, истеблишмент не спустил бы против него вереницу разгневанных женщин, решивших вспомнить по прошествии лет, как кандидат в президенты некогда бесцеремонно ощупывал их прекрасные формы. Но Трамп решил нарушить общий этикет, который требует от каждого карьерно ориентированного политика ругать Россию, и нарвался за запоздалые обвинения в харассменте. Может быть, ему следовало бы призвать пикетировать российское посольство в солидарность с британским коллегой по антиглобализму, и тогда оскорбленные женщины простили бы ему его альфа-самцовые склонности.

Короче говоря, Берлин – это не только воспоминание о наших разочарованиях, но и память о нашем реализме. Два прошлых года те из нас, для кого словосочетание Русская весна была не пустым звуком, пребывали в некоторых иллюзиях – казалось, гнусный глобальный миропорядок исчезнет как мираж. Увы, реальность – признаем, гнусная и отвратительная, достойная пера Свифта и Пелевина, — пока требует относиться к ней как к реальности. То же самое, впрочем, можно сказать и по поводу наших западных «партнеров»: они тоже пребывали в иллюзии, что как дурной сон исчезнет путинская Россия. И на ее месте возникнет что-то очень слабое и рыхлое.

Это были два года взаимных иллюзий. Время возвращаться в Берлин. Время возвращаться к реальности. Ни Европа, ни Россия, ни США никуда не исчезнут. Не исчезнет и глобализм со своими постоянно растущими щупальцами в виде НАТО, ЕС, ТТП, ТАИП и пр. Придется находить с этой реальностью какой-то общий язык. Как и ей с нами.

Мне кажется, у нас сейчас, собственно, две задачи.

Первая – это все-таки разграничение сфер влияния в Ближнем Зарубежье. Здесь опять же кодовое слово и своего рода пароль — это «реализм». Если Запад опять нырнет в мир иллюзий, в частности, иллюзий о победном шествии демократии по постсоветскому пространству, он может не него вынырнуть живым. Если мы будем грезить о восстановлении СССР, то можем натолкнуться на дружное и сплоченное противодействие лимитрофных государств.

Кому бы как не Германии понимать, насколько кардинально важна задача демилитаризации Восточной Европы, поскольку первый шаг в сторону Второй мировой Гитлер произвел 7 марта 1936 года, когда немецкие войска вступили на территорию Рейнской демилитаризованной зоны. Шаг, который можно с полным основанием, приравнять к решению администрации Клинтона, продвинуть НАТО на Восток. Ибо согласно, к сожалению, никак не оформленному письменно, обещанию данному Михаилу Горбачеву Джеймсом Бейкером, территория от бывшей ГДР до границ СССР должна была оставаться нейтральной.

Так что аналогия между 1936 и 1999 годом, когда в НАТО вступили Польша, Венгрия и Чехия, вполне уместна.

Вторая задача – это, конечно, добиться стабилизации на Ближнем Востоке. Тут ясности гораздо меньше – ибо отношение к Сирии у членов ведомой США коалиции – это отношение Шер-Хана к Маугли, то есть как к добыче, которая по непонятным причинам постоянно уплывает из рук. Чтобы убедить в чем-то западных «партнеров», мало указывать на исламский терроризм как на общую опасность и совершенно бессмысленно взывать к морали – там просто такая компания волков и тигров собралась под американским зонтиком, что Америка, похоже, может их формально удержать под собственным покровительством, только непрерывно кидая им куски мяса. И это также часть отвратительной, но реальности, с которой приходится считаться. Здесь тоже, вероятно, можно удержаться от Армагеддона, лишь указав на иную – неприятную для Запада — реальность, с которой придется считаться. Иными словами, как и в Восточной Европе, придется разграничивать сферы влияния, без демократических сантиментов.

Итак, вывод на сегодня один. Либо мировая политическая элита примет язык «цивилизационного реализма», либо не будет ни мира, ни самой элиты. За последнее время мы столько раз слышали от представителей академических кругов, что XXI век отвергнул язык «реальной политики», что впору задаться вопрос, не была ли вместе с этим языком отвергнута сама реальность. В общем, пора вернуться к этой реальности, а для этого нужно вернуться в Берлин, откуда в какой-то степени этот современный, беспечный, «оглохший от счастья», мир во многом и произошел.

Борис Межуев

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1