Российская дипломатия и западная демагогия. Владимир Лепехин

Дата публикации: 17 Октябрь 2016, 18:02

Принятие лидерами стран БРИКС по итогам саммита в Гоа совместной декларации об укреплении сотрудничества в контртеррористической деятельности свидетельствует не только об их общей позиции по важнейшему вопросу современности (распространению международного терроризма), но и о поддержке позиции России по ситуации в Сирии.

Российская дипломатия и западная демагогия

Продемонстрированная миру в минувшее воскресенье солидарность крупнейших мировых не-западных держав показала, что Россия не только не находится в изоляции. Напротив, именно при её решающем участии в большей части мира в настоящее время формируется принципиально новый тип международных отношений, основанный на уважительных, равноправных и ответственных отношениях, а не на демагогии и силовом продвижении особых интересов исключительной державы.

Где находится настоящий фронт

В минувший вторник британский парламентарий Эндрю Митчелл обвинил Россию в нанесении авиаударов по гражданскому населению в сирийском Алеппо, сравнив действия российских ВКС с налетом авиации фашистской Германии на город Герника во время гражданской войны в Испании в 1937 году. Полагаю, что Митчелл явно перепутал действующих лиц сирийской истории: российским ВКС он приписал действия, которые в Сирии (да и не только в ней) с завидным постоянством совершают американские ВВС, а вот Алеппо следует сравнивать не с Герникой, а с Дрезденом, сожженным в свое время британской авиацией или же, что еще точнее, — со Сталинградом, стертым с лица земли по причине захвата его фашистами.

«Мы являемся свидетелями событий, которые соответствуют поведению нацистского режима в Гернике. Россия рвет на клочки международную систему права», — процитировала слова британского политика-популиста телекомпания ВВС.

Очередная ложь в адрес России — одна из тысяч атак развязанной против России циничной и системной войны, не просто разрывающей на клочки международное право, но, в принципе, не имеющая к нему никакого отношения.

Главная характеристика этой войны состоит в том, что ведется она преимущественно в информационно-ментальном поле. Сирийская военная кампания «антитеррористической» коалиции во главе с США — это, скорее, периферийный фронт, призванный отвлечь внимание международного сообщества от войны истинной и реальной. Понятно же, что в современном мире для победы над государством-противником не нужно захватывать его территорию: для овладения активами какой-либо страны достаточно захватить сознание хотя бы части её граждан.

В реальной войне Запада за мировое господство сегодня задействованы миллионы, а может и десятки миллионов рекрутов: аналитиков и политиков, шоуменов (вроде Эндрю Митчелла) и журналистов, специалистов в области IT-технологий и рекламы и т.п. Уверен: их общее количество наверняка превышает число задействованных Пентагоном и НАТО военных во всех горячих точках мира.

В России пытаются противостоять атакам со стороны Запада в военной, правовой, экономической, информационной и иных сферах. Между тем, в информационном противоборстве линии фронта не видно. Мы можем обнаружить здесь лишь линии нарастающих атак против России.

Основные линии информационных атак

Основные линии атак Запада, вписывающихся в логику войны за глобальное доминирование, связаны с продвижением в СМИ трех «Д» —дезинформации, дискредитации и диффамации — на российском направлении.

Разумеется, подобного рода действия нельзя назвать «дружескими», как бы ни стремились к «развитию диалога» с Россией отдельные западные политики.

Сегодня к этим трем недружественным «Д» добавилось еще одно слово на ту же букву, обозначающее приоритетный метод нынешней западной дипломатии — демагогию.

В то время как страны БРИКС в итоговой декларации саммита в Гоа, соблюдая все нормы и традиции дипломатии, не угрожая кому-либо и не призывая к насилию, осудили военные интервенции и односторонние санкции, министры иностранных дел ведущих западных стран (США, Великобритании, Франции и Германии) собрались в Лондоне, дабы в очередной раз переложить вину Запада за развязывание масштабной войны в Сирии на Россию и Асада и наметить ряд силовых мер, которые бы заставили Россию прекратить атаки на террористов в Алеппо.

«Мы не должны снижать давление на режим Асада, Россию и Иран. Мы должны усиливать это давление», — сказал коллега Эндрю Митчелла, британский глава МИД Борис Джонсон, сдобрив свою угрозу изрядной порцией демагогии по поводу российских ВКС.

Враждебное отношение западных политиков к России проявляется сегодня не только в поддержке ими наступления боевиков «умеренной» оппозиции в Сирии, но, прежде всего, в информационных атаках на Россию.

В этом поле формируются сегодня и новая квазифилософия современной журналистики, и идеологемы об «исключительности» Запада, и изощренная русофобская риторика, обрастающая не только фабрикуемыми телевизионными и иными псевдорасследованиями, призванными обозначить «русский след» во всех неугодных Западу процессах, но и системой самых разных «больших» политик.

К числу подобных политик следует отнести, например, политику экономических санкций в отношении России, опирающуюся на вброшенный в массовое сознание термин «аннексия Крыма», превратившийся в пропагандистское клише, в тренд, не подлежащий не только пересмотру, но сколько-нибудь добросовестному анализу.

Новый тренд: демагогия о «военных преступлениях» России

Россия, как известно, вошла в Сирию с открытой целью — борьбы с террористами на «дальних подступах», а вот Запад развернул в этой стране еще один фронт войны против нашей страны. Именно на сирийском направлении тезисы вроде «Россия бомбит гражданские объекты» постепенно приобрели системный характер. И когда возникла угроза освобождения сирийской армией гнезда террористов — города Алеппо, кампания по дискредитации России вышла на принципиально новый уровень.

Полагаю, что у антироссийской кампании в Сирии появилась конкретная цель — сформировать образ России как «военного преступника» и довести дело о «преступлениях» России до Международного уголовного суда (МУС).

С моей точки зрения, стремлением вывести кампанию против России на уровень рассмотрения её действий в МУС объясняется и недавняя провокация с обстрелом гумконвоя ООН. Не случайно сразу же вслед за этой провокацией в западные СМИ было вброшено клише «Россия — военный преступник». И не случайно Джон Керри и Франсуа Олланд в унисон заявили, что жители Алеппо стали «жертвами военных преступлений».

На самом деле разбрасываться угрозами о привлечении России к международному суду более чем безответственно, в особенности, если они исходят от представителей государств, входящих в Совет безопасности ООН и тем более, что состава преступления в действиях российских ВКС в Сирии нет. Напротив, Россия делает все для того, чтобы предотвратить гибель мирных жителей Алеппо, вновь запуская переговорный процесс по достижению мира в регионе и гарантируя всем, кто бы хотел покинуть Алеппо, гуманитарные коридоры.

Замечу, что взятие этого города — прямая обязанность законных властей Сирии, которые стремятся освободить Алеппо от террористов, а не «захватить» его, как утверждают западные политики.

Замечу также, что «военные преступления» России в Алеппо не идут ни в какое сравнение с действиями военных США и НАТО (Франции, в том числе) во Вьетнаме, Сербии, Ираке, Ливии, Сирии и т.п.

Бомбардировки американской авиацией Белграда, Багдада или Триполи — вот что следует приравнять к военным преступлениям, и вот что можно сравнивать с преступлениями фашистской Германии в годы Второй Мировой войны.

Что же касается попыток Эндрю Митчелла и ему подобных провести какие-то параллели между Алеппо и Герникой, то это еще один пример демагогии, призванной отвлечь внимание мирового сообщества от реальных военных и иных преступлений, совершаемых Пентагоном и некоторыми другими западными структурами.

Владимир Лепехин

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
briks_01


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1