«От демократии к казаччине». Новая форма управления Украиной. Николай Алексеев

   Дата публикации: 16 октября 2016, 15:15

14 октября на Украине отмечается несколько праздников и памятных дат — Покрова Божьей Матери, «День казачества», «День ОУН-УПА» и «День защитника Украины».

ukraina

Можно заметить, что бандеровцы и Порошенко, издавший Указ о перенесении непопулярного праздника украинского «вийска» с декабря на 14 октября, действовали из сходных соображений. А именно — из желания создать у украинцев ассоциацию между навязываемыми ими нацистскими идеями и признанными ценностями, уважаемого всеми православными церковного праздника. Ведь как современная украинская армия не имеет ни малейшего отношения к своему нынешнему дню, так и дата рождения ОУН-УПА, организованной еще в 1942 году, была обнародована тогдашним ее главарем, экс-гауптманом фашистского батальона «Нахтигаль» Романом Шухевичем в 1948 году. Отметим, что сегодня ОУН-УПА, действующая на Украине, является запрещенной в России организацией.

Но куда большее внимание заслуживает тот факт, что и гитлеровские приспешники в годы Великой Отечественной войны, и современные каратели восставшего Донбасса, возводят свою «генеалогию» от давних казацких традиций. Конечно, современники Богдана Хмельницкого «порубили бы в капусту» всякого, кто осмелился бы даже намекнуть, что основным ядром якобы «украинского казачества» XX и XXI веков станут «униаты», которых настоящие казаки XVII-XVIII веков ненавидели даже похлеще поляков.

Впрочем, если бы им рассказали о том, что апеллирующий к «казацкой славе» запрещенный в России «Правый Сектор» имеет в своем составе «еврейскую сотню» и финансируется олигархом Коломойским, то, наверное, рассказчик бы остался жив. Потому что ему бы просто не поверили. Разве можно поднимать руку на лишившегося разума и несущего столь откровенную с точки зрения истинных украинских сечевиков ересь?

Но это, так сказать, нюансы. Главное, что ренессанс «казацких традиций» становится все более популярным не только на Украине, но и за рубежом. Так, известный российский политолог, директор Центра евразийских исследований Владимир Корнилов недавно обнародовал в своем Фейсбуке любопытную информацию.

“Вы сейчас будете сильно смеяться! Журнал New Eastern Europe предлагает Украине испробовать альтернативную форму госустройства! В статье «Время для свежих идей в демократических усилиях Украины» новозеландский эксперт Николас Росс Смит постоянно подчеркивает, что украинцы не созрели для западной демократии. Он признает, что попытки демократизировать Украину по западным лекалам провалились, объясняя это тем, что парламентские выборы на Украине легко покупаются и контролируются олигархами. И этот самый Смит, пишущий сейчас в своей Новой Зеландии книгу по «конфликту на Украине», предлагает революционную идею: воссоздать казачью форму правления на Украине, по лекалам Запорожской Сечи! Мол, будут собираться все и выкрикивать «за» или «против». При этом он признает, что собрать 40 с лишним миллионов населения Украины вместе (как это можно было организовать на каком-нибудь казачьем хуторе) будет сложновато — досада какая, а! Поэтому Смит предлагает собирать всего-то 40 тыс. человек, избранных путем… жребия!!! И вот они-то и будут выкрикивать законы.”

Традиционная демократия Вашингтону уже не интересна

Но не стоит думать, что вышеупомянутое предложение – это всего лишь фантазия новозеландского журналиста. Последний всего лишь сформулировал то, что давно происходит на Украине и очень даже поощряется из-за рубежа, как минимум, США.

Собственно, даже лайт-версия этой модели уже давно опробована – и не только в «незалежной». Речь идет о цветных революциях, основной методологией которых является неофициальное признание того, что признанная демократическая норма «один человек – один голос» в исключительной ситуации не работает. А потому, судьбу государства, власти которого неугодны Вашингтону, должно решать не большинство избирателей на выборах, а лучшие люди, организованные агентами дядюшки Сэма на очередной Майдан.

Впрочем, это все-таки еще не полное казачество, а, скорее, вечевая демократия, когда решение принималось не по преобладающему числу поддержавших его участников «веча», а по громкости крика побеждающей партии.

Атаманов выбирают только в бандах

После победы Майдана на Украине уже начала развиваться настоящая «казаччина». Да-да, ведь добровольческие батальоны карателей – это практически полная калька с казацких отрядов XIV-XVII веков.

Традиционные вооруженные силы любой уважающей себя страны формируются по призыву или по контракту, но командование назначается высшим руководством государства, выступающим от имени всего населения, и обязано подчиняться распоряжениям этого руководства. В противном случае вооруженные лица или их группы объявляются мятежниками со всеми вытекающими последствиями. А еще «служивым» платится жалованье, выдается оружие.

Ничего этого в практике украинского казачества не было и в помине. В Запорожской Сечи собирался лихой люд, который не желал жить по законам собственных государств. Да-да, именно во множественном числе. Туда бежали не только из Речи Посполитой, но и, скажем, из Крыма.

Так, даже одним из самых талантливых полковников Хмельницкого был татарин по фамилии Джамалия, которая позже трансформировалась в «Гамалею», одним из потомков которого стал известный советский ученый Николай Федорович Гамалея, специалист по эпидемиям, чье имя носит научно-исследовательский институт. Потому, кстати, первая церковь в этом так называемом «оплоте защитников православия появилась аж в 1632 году. Видимо, чтобы излишне не задевать религиозные чувства неправославных членов этой бандитской ватаги.

Да, бандитской. Ибо как еще можно назвать группу вооруженных людей, которые сами выбирают себе атаманов, не подчиняясь государственной власти? Кстати, сами эти выборы нередко заканчивались кровавыми столкновениями между сторонниками разных «партий». Или даже «бескровными», когда проигравших топили в мешках в Днепре.

Но и «между выборами» атаманы далеко не всегда могли чувствовать себя в безопасности. Недовольные подчиненные в любой момент могли устроить «черную раду» (собрание по досрочному лишению полномочий), а то и обойтись попроще, всё тем же мешком для последующего броска в Днепр. Даже за несколько лет до окончательной ликвидации Сечи в 1776 году находившейся там старшине несколько раз приходилось спасаться бегством от бунта недовольной голытьбы в расположенных поблизости гарнизонах русских войск.

Грабеж как цель и средство для жизни

Но, главное, запорожцы жили, в первую очередь, грабежом! Ведь «состояли в реестре» ( то есть в штатном расписании польских Вооруженных Сил), получая жалованье. Лишь малая их часть предпочитала жить в более цивилизованных местах. Конечно, у древних римлян в эпоху республики тоже была военная демократия, при которой право голоса имели только те, кто защищал Рим с оружием в руках. Но граждане Рима ведь брали его только от случая к случаю – в военное время. В остальное они вели вполне себе мирную жизнь – занимались ремеслами и сельским хозяйством.

Тоже самое можно сказать и о донских или «яицких» казаках, число которых пополнялось в первую очередь за счет беглецов от крепостной зависимости из центральных районов Московского царства. Да, они тоже порой ходили в походы на ту же Персию за добычей. Но эти походы были лишь дополнительной статьей экономики. В первую очередь «станичники» представляли собой самых обычных крестьян, только готовых в любой момент взяться за оружие, чтобы защищать свою свободу, свои семьи от набегов беспокойных соседей. Тем самым защищая и всю Россию, что, в конце концов, и подвигло царские власти взять казаков под свой «патронат».

А Запорожская Сечь всегда жила в режиме военного лагеря. Если не считать практически полного отсутствия там элементарной воинской дисциплины. Так что даже 60-тысячный корпус генерала Текелли, подошедший к Сечи в 1776 году для ее ликвидации, эти «лыцари» заметили лишь тогда, когда на крепость были наведены пушки. А столетием раньше от массовой резни янычаров, тоже без проблем забравшихся в крепость, запорожцев спасла лишь случайность. Страдающий от бессонницы обитатель одного из «куреней» среди ночи выглянул в окно и поднял тревогу

Женщин туда не допускали под страхом смерти, а женатые казаки видели свои семьи только когда отправлялись «на побывку». Соответственно, без крепкой «мужской руки» говорить о нормальном ведении хозяйства в казацких семьях не приходилось. Вот и оставался лишь один способ заработка – походы за добычей в Крым или Османскую порту.

Правда, уже тогда под этот грабеж подводили идеологическую базу. Дескать, казаки шли выручать своих побратимов из татарской и турецкой неволи. Только несмотря на довольно серьезные боевые качества «сечевиков», татарские набеги на Украину (да и на другие юго-восточные районы тогдашней Речи Посполитой) так и не были прекращены вплоть до перехода Малороссии под контроль Москвы.

«Защитники» похлеще врагов

Кстати говоря, такие дикие случаи тоже в истории Украины бывали. Гетман Выговский, например, в междоусобной борьбе с восставшим против него Мартыном Пушкарем с помощью союзных ему татар сжег Полтаву и несколько городишек поменьше, а всех уцелевших жителей продал в качестве рабов. Гетман Правобережья Дорошенко, став официальным вассалом султана, вообще поставил на широкую ногу поставки «живого товара». Вплоть до украинских мальчиков в «янычарское» войско.

Вообще, попытка выставить казаков защитниками украинского народа может вызывать лишь смех. В первую очередь, они защищали лишь себя любимых, добиваясь «шляхетских» привилегий и льгот. И когда их получали, то готовы были забыть о своих крестьянских союзниках, как это произошло после смерти Богдана Хмельницкого. Ведь Выговский уже подписал договор с польским королем относительно образования «княжества Русского» в составе Речи Посполитой. Разумеется, с производством всей казацкой старшины в полноценную знать, а казаков помельче – в подобие неимущей шляхты. Вот только этот договор не утвердил польский Сейм.

Ну а к «гречкосеям» самозваное военное сословие всегда относилось без особого уважения. Собственно, когда казацкая верхушка добилась того, что хотела, став полноценными «панами», Петербург ликвидировал «гетманщину» не какими-то репрессивными мерами. Достаточно было время от времени посылать в Малороссию опытных ревизоров, и измученные «беспределом» собственных панов-земляков «гречкосеи» сами бежали в такие комиссии с жалобами, после чего российской власти оставалось лишь делать соответствующие выводы. Недовольны которыми, опять же, оставались лишь зажиточные казаки, но никак не рядовые жители нынешней Украины.

Из Украины в Руины

Чем принципиально отличаются исторические казаки от тех, кто называет себя их последователями из карательных батальонов? Последние тоже взяли в руки оружие, нарушив элементарные юридические нормы собственного государства. Против «московских агрессоров» борются? Пусть даже называя этим словом собственных земляков с Донбасса, выступивших против нацизма…

Ну так и банды запорожцев тоже против крымских татар и турок воевали. Только и о своих карманах при этом не забывали. Как и современные вояки из нынешних карательных батальонов – в первую очередь «отжимающие» имущество «сепаров» на якобы «освобожденных от агрессора» территориях.

А еще куда большему количеству «борцов за свободную Украину» уже дискомфортно на Донбассе (там же и убить могут). Они с куда большим комфортом расползаются по всей территории «незалежной», предлагая свои услуги бизнесменам и олигархам по «рейдерству», иногда «крышуя» те или иные криминальные занятия. Ну и, кроме того, время от времени угрожая захватить власть в самом Киеве.

Совсем как в эпоху Руины — три десятилетия после смерти Богдана Хмельницкого — когда на оставшемся без московского контроля Правобережье боролись за власть по два-три гетмана сразу. Так что население края сократилось за это время ровно в 10 раз, что представляет собой абсолютный рекорд. Даже самые пострадавшие во время кровопролитной в XVII веке 30-летней войны германские княжества утратили лишь до 80% своей довоенной численности.

Но, может, именно расчет на новую Руину и является основным в политике «главноуправляющих» Украиной из Вашингтона? США, конечно, не отказались бы от взращивания на границах с Россией сильного нацистского государства, ненавидящего «проклятых москалей» всеми фибрами души. Но если такое государство не получается сильным (да и вообще не получается), так почему бы не опробовать «вариант Б»?

Этот план и заключается в реанимации «казацких» (на самом деле – откровенно бандитских) традиций вместо ненужной Штатам в Киеве формальной демократии, когда все решают не выборы, а сила той или иной вооруженной банды. Пусть и с неизбежным образованием на месте «незалежной» нового Сомали, все равно ведь в таком случае транзит между Европой и Россией будет сильно затруднен. Да и проблем по купированию очага напряженности у обоих указанных сторон значительно добавится, к большой радости дядюшки Сэма.

Так что я бы не стал недооценивать опасность сценария «замены демократии на казаччину» лишь из-за того, что о нем написал малоизвестный новозеландский журнал. Как знать, быть может, пусть и само того не желая, это издание все лишь выступило в роли мальчика из сказки Андерсена, осмелившегося крикнуть «А король то голый!», обратив внимание на главную цель американцев в их украинской политике.

Николай Алексеев

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1