Фирташ, запоздалое прозрение Украины и Боб Дилан. Руслан Осташко

Дата публикации: 15 Октябрь 2016, 09:00

Сегодня, дорогие друзья, я хочу поговорить с вами о прозрении. Конкретно, я хочу поделиться с вами несколькими примерами очень запоздалого прозрения, которое не становится от этого менее интересным и даже, наоборот, начинает играть новыми красками. Многие увидят в этих примерах злорадство кремлевского пропагандиста, то есть меня, но я заверяю вас, что никакого злорадства нет. Есть только научный интерес и острое сочувствие нашим соседям по глобусу.

Боб Дилан

Герой — это тот, кто понимает всю ответственность, которая приходит вместе со свободой

В качестве первого примера запоздалого прозрения выступит господин Фирташ, украинский олигарх, который скрывается от демократического украинского правосудия в Австрии. Господин Фирташ заработал много денег на дерибане государственной собственности и на привилегированных отношениях с государственным бюджетом Украины, но деньги ему не принесли особой пользы. Да, он купил себе хорошую недвижимость, но вот забыл прикупить немного здравого смысла. А зря. Здравый смысл мог бы намекнуть ему, что заигрывание с США — зло, заигрывание с европейскими политиками — глупость и что его состояние заработано не его умом, а стечением обстоятельств, которые могут резко поменяться в том случае, если Украина из государства-транзитера, находящегося между Европейским Союзом и Россией, превратится в государство-таран, которым США будут пробовать ударить по России. Для того чтобы дойти до необходимости «сшить Украину» и сотрудничать с Россией, Фирташу пришлось столкнуться с уголовным делом, которое на него завело ФБР, и с необходимостью бегства из страны, в которой он когда-то был одним из самых влиятельных политических игроков. Сегодня он говорит, что Украину надо спасать. Это хорошо, что он это понял. Жаль, но в спасатели он не годится, потому что с Украиной он повел себя не как дед Мазай с зайцами, а как Герасим с Муму.

Второй пример запоздалого прозрения нам недавно явил Кабинет министров незалежной Украины. Неделю назад внезапно выяснилось, что на Украине большие проблемы с промышленностью. Она то ли умерла, то ли умирает, но в любом случае что-то с ней «не так», и вот это «не так» началось сразу же после Майдана. Прозрели. Молодцы. Два года усиленных размышлений, и они все-таки поняли, что что-то пошло не так. Сейчас Рада и правительство Гройсмана будут вместе думать над решением этой неожиданной проблемы. А пока они думают, у меня есть предложение для нас. Мы должны перестать рассказывать анекдоты про финнов и эстонцев, они уже не актуальны. По сравнению с правительством Украины и украинскими аналитиками самый тупой эстонский прапорщик — это Перельман и Вассерман в одном флаконе. Для меня создание Комитета восстановления промышленности Украины — это прежде всего повод вспомнить о тех многочисленных украинских айтишниках, программистах, фрилансерах и сисадминах, которые паслись у меня в комментариях на протяжении последних двух лет и рассказывали мне, да и не только мне, о том, что старая и немодная советская промышленность Украине после Майдана на фиг не нужна и что скоро там будут производить айфоны, да и вообще пришла эпоха постиндустриальной экономики. Я заметил, что постиндустриальная экономика — это такой общий фетиш, что у наших либералов, что у любителей майдана. Им всем кажется, что фрилансер, сидящий со смузи и айпадом в антикафе, — это вершина экономического развития и эволюции человечества в целом. В этой мифологии всё круто, но вот Украина провалилась не в постиндустриальное общество, а в доиндустриальное общество, и туда же провалится Россия, если дать разгуляться нашим западникам. А доиндустриальное общество — это не смузи в антикафе, а уборка навоза в приусадебном хозяйстве, и это если сильно повезет. Так и хочется спросить тех, кто мне рассказывал про будущий рассвет украинской IT-индустрии: ну как у вас там, все хорошо? Или опять Путин подорвал взлёт «житомирского Apple» и «винницкого Oracle»? Это хорошо, что в Раде прозрели и решили восстановить промышленность. Но плохо, что они не хотят понимать, что промышленность погибла безвозвратно.

И последнее. Самое неприятное. Российские СМИ с радостью выдрали из интервью Фирташа очень яркую цитату, но практически никто её понял. Вот она:

«Я уверен, что если они [американцы] будут продолжать нынешнюю политику, то через пять лет украинцы будут люто ненавидеть Америку и американцев. Сегодня это странно звучит, потому что власти сегодня эту Америку лижут, целуют, это их счастье и все надежды. Но попомните мои слова: украинцы очень скоро увяжут в голове все свои беды — тарифы, безработицу, все реформы, которые провалились, и прочее — с Америкой. И не будет нации, которая ненавидит Америку сильнее, чем украинцы. Это только вопрос времени».

Эта цитата может казаться приятной для русского уха, но только на первый взгляд. Я вижу в ней отражение фундаментально неправильного взгляда на мир, который очень распространен у наших соседей и напоминает эпидемию мозговой чумы. Многим из них кажется, что решение их проблем зависит от того, кого они будут любить, а кого ненавидеть. Хуже того, им кажется, что ненависть — это товар, который можно выгодно продать на экспорт. Вот они продают на Запад свою ненависть к России и русским, и им кажется, что мало платят. Некоторые, вроде Фирташа, уже готовятся к тому, чтобы пытаться продать нам будущую украинскую ненависть к Америке. Видимо, кто-то считает, что Кремль за неё хорошо заплатит. Не заплатит. Не надейтесь. Россия — великая империя с тысячелетней историей. Великие империи терпеливы и умеют ждать. России не нужна украинская ненависть к кому-то, нам нужно, чтобы с нами были те украинцы, которые готовы предложить нам не свою ненависть к американцам, а свою готовность жить и вкалывать рядом с нами каждый день. Это прозрение ещё придет на берега Днепра. Пускай не сегодня, но я уверен, что этот день становится все ближе.

И в качестве пятничного бонуса. Многие в России негодуют, что Нобелевскую премию по литературе в этом году отдали Бобу Дилану. Дилан — это, конечно, не литература, но по сравнению с Алексиевич — это очень и очень хорошо. И если Нобеля дают авторам песен, то пусть это будет Дилан — который протестовал против войны во Вьетнаме, протестовал против военной пропаганды и спрашивал в своих песнях у американцев:

Кто-то может мне объяснить, за что мы воюем?

Столько молодых людей погибло,

Столько матерей плакало,

Сейчас я спрашиваю,

А был ли Бог на нашей стороне?

Это очень актуальный вопрос для сегодняшнего дня, омрачённого тенью вполне возможного ядерного столкновения. Если присуждение премии заставит американцев снова задуматься над вопросами Дилана и снова ужаснуться от перспективы глобальной войны, то значит, что премию присудили не зря.

Руслан Осташко

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bob_dylan


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1