Мы боремся за Америку: как не дать затянуть себя в воронку абсурда

Дата публикации: 12 Октябрь 2016, 09:30

В Совете Безопасности ООН одна за другой не прошли резолюции по Сирии. Случилось это в условиях ожесточенных боев в Алеппо, срыва договоренностей России и США по сотрудничеству в зоне конфликта — и всё на фоне усиления военных потенциалов России и стран НАТО в Сирии. Уровень конфронтации между великими державами стремительно приближается к черте недопустимого.

new-york

В такой ситуации главное — не дать затянуть себя в воронку абсурда, поглощающую все большее количество политиков.

Что же предлагали авторы непринятых резолюций?

В российском проекте резолюции выражалась поддержка предложению специального посланника Генерального секретаря ООН по Сирии Стаффана де Мистуры о выводе боевиков «Джебхат ан-Нусры» (запрещена в России) из восточной части Алеппо, а также содержалась просьба к Генсеку ООН представить Совету Безопасности план реализации этой инициативы. В нашем проекте все стороны призывались выполнять российско-американские договоренности по Сирии, касающиеся прекращения боевых действий и оказания гуманитарной помощи населению. В документе был сделан упор на необходимость размежевания сил «умеренной оппозиции» и боевиков «Джебхат ан-Нусры». Россия призывала прекратить поддержку всех террористических групп в Сирии. Эту резолюцию поддержали Китай, Египет, Венесуэла.

Во французском проекте в преамбуле было дано перечисление террористических действий и акций военного характера без дифференциации между первыми и вторыми. Тем самым фактически подводилась основа для приравнивания действий военных и террористов. В преамбуле решительно осуждалась деятельность как ИГИЛ (запрещена в России), так и «ан-Нусры», но в постановляющей части, где говорилось о недопустимости оказания какой-либо финансовой и материальной помощи ИГИЛ, «ан-Нусра» прямо не называлась. Однако, учитывая, что организация объявила о своей автономности и независимости от «Аль-Каиды» (запрещена в России), в отношении этой террористической организации появлялась очевидная двусмысленность.

И главное. Резолюция, решительно поддержанная США и другими западными странами, предполагала бесполетную зону над Алеппо, что с военной точки зрения обрекает на провал осуществляющееся силами сирийской армии наступление на позиции боевиков в ключевом со стратегической точки зрения городе. Давление же на умеренную оппозицию, сотрудничающую с террористами на поле боя, предлагают оказывать не скоординированно, опираясь на авторитет СБ ООН, а индивидуально странам — членам группы по поддержке Сирии.

Проект российской резолюции Совбеза ООН по Алеппо был направлен на достижение компромисса и совместные действия всех антитеррористических сил. Французский проект вел к поражению войск Башара Асада и поддерживающих их наступление России и Ирана. Но абсурд в том, что каждое поражение этих сил — есть одновременно и поражение миллионов людей во Франции, Испании, Великобритании, Бельгии, а также в США и фактически во всех странах мира.

Ситуация становится все более опасной, нашу страну пытаются загнать в тупик. Для этого используются откровенные, запредельно циничные провокации боевиков. Они спасают свои жизни и готовы жертвовать любым количеством мирных жителей. И в этом отношении нет никакой разницы между «ан-Нусрой» и ИГИЛ.

Но, загоняя в тупик нас, наши оппоненты туда же загоняют и самих себя.

В Сирии растет количество зарубежных военных советников, офицеров разведки и добровольцев из западных стран. В рядах курдских сил самообороны сражается уже значительное количество французов, которые называют себя добровольцами, но все имеют первоклассную военную подготовку.

По сути все эти солдаты и офицеры, сражающиеся с ИГИЛ и «ан-Нусрой» и ежечасно рискующие своей жизнью, — союзники, вне зависимости от того, гражданами какой страны они являются. То есть там на полях сражений американцы, французы, россияне решают очень часто одну и ту же задачу. Российская политика в Сирии исходит именно из этого очевидного факта. Но в западной политической перспективе разгром сил Башара Асада уже почти приравнен по значению к необходимости разгрома ИГИЛ.

В то же время, чтобы уйти от эскалации напряженности в отношениях между США и Россией, необходимо больше гибкости со стороны сирийского правительства. В условиях страшной многолетней гражданской войны это невероятно тяжело, но слишком велика угроза, которая создается в отношении не только Сирии и целого ряда государств, но и для всего мирового сообщества.

В странах Персидского залива среди давних и верных партнеров США господствует мнение, что в Сирии государственный аппарат и управление можно строить, опираясь или на кадры Башара Асада, или исламистов. «Умеренные» ситуацию в Сирии не удержат, страна надолго окажется в хаосе конфронтации. То есть там будет нечто похожее на Ливию, Ирак и Афганистан. Цепь провалившихся стран будет продолжена. Неужели в этом и состоит цель американской политики на Ближнем и Среднем Востоке?

В разгар холодной войны человек правых взглядов, антикоммунист, но, вне всякого сомнения, исключительно проницательный политический мыслитель, француз Раймон Арон назвал США «империалистической республикой». Наши надежды на выход из глубочайшего кризиса, в котором мы все оказались вследствие иррациональной политики многих людей из Вашингтона, в том, что Америка остается республикой. И демократические механизмы в ней все-таки не заблокированы. И, несмотря на запредельное манипулирование общественным мнением, рациональное начало победит, и мир, в котором у нас столько общих задач, выберется из кошмара погружения в абсурд.

Мы не боремся против Америки, мы боремся за Америку. И наши союзники — все рационально мыслящие люди вне зависимости от их убеждений, вероисповедания и гражданства.

Евгений Кожокин, газета «Известия»

Метки по теме: ; ; ; ; ;


Комментировать \ Comments
new-york


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1