Политика войны и печатный станок. Владимир Олейник

   Дата публикации: 10 Октябрь 2016, 10:30

На сегодняшней Украине экономический рост невозможен

украинские каратели

Премьер-министр Украины Владимир Гройсман сделал громкое заявление о том, что государственный бюджет страны должен быть не бюджетом проживания, а финансовым документом, который даст возможность развивать национальную экономику и изменять ситуацию в стране. Заявление смелое, особенно в той части, которая говорит, что «бюджетные инициативы правительства на 2017 год: первый честный бюджет независимой Украины».

Премьер Украины может говорить все что угодно. Но его благие намерения полностью опровергаются украинской действительностью. За два года — 2014-й и 2015-й — с учетом реального курса гривны к заокеанской валюте украинский ВВП упал на 54% в долларах США на человека. С учетом инфляции, резкого снижения покупательной способности гривны и реальной средней заработной платы населения ($300 в месяц в 2013 году и $140 в 2016-м) население в стране находится на грани нищеты. Иными словами, официальные лица Украины выдают за экономический рост работу печатного станка и инфляцию.

Реальное производство сегодня на Украине не работает. Еще совсем недавно приоритетной в промышленности была металлургия. Но предприятия этой отрасли частично остались в зоне конфликта. Уголь Донбасса является составной частью единой технологической цепочки производства металла, который добывается из руды Кривого Рога. Все эти связи разорваны. К тому же на рынке металла сегодня совершенно иная конъюнктура. Украине урезали квоты на европейском рынке, а США не пускают украинскую металлургическую продукцию на свой. Украинский металл также не в состоянии конкурировать с более дешевым металлом из Китая.

Война на востоке Украины отпугивает потенциальных инвесторов в эту отрасль. Производствам требуются модернизация и снижение затрат, но кто будет вкладывать средства в предприятия в воюющем государстве, да еще и в зоне конфликта?

Если говорить о таких заводах, как «Турбоатом», то речь идет о потере традиционного партнера, прежде всего России. Предприятие производило турбины для советских и российских атомных и гидроэлектростанций в рамках глубокой кооперации еще со времен СССР. Без комплектующих российского производства не может самостоятельно выпускать самолеты и авиапредприятие «Антей», созданное еще на основе советского КБ имени Антонова. Поиск альтернативных вариантов приводит к конкуренции с Airbus и Boeing, а западные авиагиганты делают всё, чтобы украинское предприятие обанкротилось. Такая же ситуация с «Южмашем».

Уже не говорю о целом комплексе предприятий машиностроения. Станки, сложное оборудование и другая продукция отрасли пользовались спросом на рынках России, Казахстана, Белоруссии, стран Азии. Эти рынки на сегодня закрыты, новых нет, а украинские предприятия остановлены.

Еще недавно легкая промышленность полностью обеспечивала внутренний рынок своей продукцией и активно продавала ее в соседних странах. Теперь Украина завозит носки из Китая, а одежду из Италии и других стран. Легкая промышленность в упадке и не развивается. Серьезной проблемой становится низкая покупательная способность населения. Эксперты отмечают рост на украинском рынке товаров категории second hand. Население начинает одеваться в то, что уже было использовано в Европе.

Единственный прорыв показывает кондитерская промышленность, где высокие результаты обеспечивает фабрика «Рошен» президента Украины Петра Порошенко. Но на «Рошен» работают вся страна и аграрный комплекс, дающий дешевое сырье. Украина стала страной, где президент озабочен не экономикой всего государства, а собственным бизнесом.

В глубоком кризисе автопром Украины. Запорожский автозавод уже давно не выпускает украинские автомобили по полному циклу, а лишь осуществляет сборку из иностранных комплектующих. Государство сняло ограничения с ввоза подержанных автомобилей из Европы, и в результате весь автохлам по доступной цене хлынул на рынок Украины, похоронив отечественную автопромышленность. Не лучше ли было создать сборочные производства совместно с иностранными фирмами, как практикуется во всем мире?

Несмотря на то что самым емким и наиболее совместимым со структурой украинской экономики остается российский рынок, Украина стараниями Порошенко продолжает его терять. По поставкам украинской продукции он до сих пор оценивается в сумму около $4 млрд и находится на первом месте. Европейский рынок — на втором месте, но украинскую продукцию, причем не только высокотехнологичную, но и аграрную, туда не пускают. Поэтому перспектив расширения внешних рынков за счет ЕС у Украины нет. Например, на Украине производится каждый год 1,2 млн т курятины, но квоты на эту продукцию на рынке ЕС составляют всего 16 тыс. т мяса птицы, а американский рынок и вовсе закрылся.

Еще один момент — приватизация. Скажем, выставили на продажу Одесский припортовый завод, который ранее оценивали в $500 млн. Напомню, ОПЗ специализируется на производстве аммиака, карбамида, а также является монополистом на украинском рынке услуг по приему, охлаждению и перегрузке аммиака. Сегодня предприятие попало в полосу скандала и выставлено на торги по стартовой цене в $225 млн. Все интриги вокруг предприятия прозрачно свидетельствуют — его сознательно банкротит власть, чтобы продать дешевле своим людям.

В государстве царит политика войны. Это проявляется и в бюджете, предусматривающем рост военных расходов и сокращение расходов на образование и медицину, и в росте численности карательных органов, и в увеличении управленческого аппарата.

Растет и содержание народных избранников. Остальное население такого роста не увидит. Это понятно. МВФ, выделяя Украине кредиты, требует выполнить ряд условий, которые отражаются на гражданах страны непомерным увеличением тарифов ЖКХ, снижением пенсий и множеством других тяжелейших последствий. В такой ситуации экономический рост Украины — невозможен.

Владимир Олейник, газета «Известия»

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Members of a special unit of the Ukrainian armed forces line up before departing to take part in a military operation, during a farewell ceremony in Kharkiv, January 30, 2015. REUTERS/Stanislav Belousov
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1