Несостоявшееся возвращение Саакашвили. Андрей Бабицкий

   Дата публикации: 10 октября 2016, 15:57

Одесские заявления экс-президента заставили грузин сплотиться вокруг нынешней власти.

Несостоявшееся возвращение Саакашвили. Андрей Бабицкий

Итоги выборов в Грузии поразительны в том плане, что едва ли кто-то даже месяц назад мог предположить, что две ведущие политические силы — каждая по отдельности — наберет такой высокий процент. Предполагалось, что значительную часть голосов «растащат» крошечные оппозиционные партии, получавшие надежду на электоральную поддержку за счет нараставшего в последние годы разочарования «Грузинской мечтой», которая, хотя и вернула грузинам спокойные времена, после кошмарных лет, когда у власти находился Михаил Саакашвили, но оказалась очень невнятным управленцев и реформатором.

И вдруг почти половина населения (49 процентов на выборах по партийным спискам) поддержала правящую партию, единственная, изрядно потускневшая за 4 года, заслуга которой в глазах общественности — это демонтаж авторитарного полицейского режима, издевавшегося над населением Грузии в течение многих лет. Что же произошло, каким образом так и не обретшая внятного политического и идеологического лица «Грузинская мечта» сумела вновь снискать расположение половины граждан страны? Ответ может показаться парадоксальным. Столь внушительного успеха на выборах правящей партии помог не кто иной, как нынешний губернатор Одесской области и в не таком уж и далеком прошлом президент Грузии Михаил Николозович Саакашвили.

Уж не знаю, сам ли он изобрел удивительный рекламный ход, который, видимо, должен был обеспечить его партии дополнительный процент голосов или ему подсказали, но эффект от его неожиданных заявлений, сделанных перед выборами, оказался оглушительным. Саакашвили пообещал вернуться в Грузию в решающий момент и помочь однопартийцам одержать убедительную победу. Причем никакого двоякого толкования его слова не допускали — именно «вернуться», и именно «в Грузию».

Вообще то обстоятельство, что Михаил Николозович является фигурантом нескольких уголовных дел и объявлен в розыск, на длительную перспективу превращает его визит на родину в крайне опасный акробатический трюк, исполнение которого со стопроцентной гарантией завершается доставкой акробата в тюремную камеру. У меня не было ни малейших сомнений в том, что одесский губернатор в силу годами сложившейся привычки, мягко говоря, блефовал — вероятность того, что сибарит, любитель земных удовольствий самого разного толка Саакашвили по доброй воле направит свои стопы в узилище, чтобы пострадать за правду, является нулевой или даже отрицательной.

Но грузины наивны и легковерны. Они решили, что раз когда-то у склонного к буйству политика получилось опрокинуть итоги парламентских выборов и отобрать власть у президента Шеварднадзе, то успешный аналогичный забег может состояться повторно. Нино Бурджанадзе даже пообещала, что она вместе с соратниками встретит беглеца на территории своей страны и то ли подвергнет домашнему аресту, то ли препроводит, куда следует.

Почему чудовищный и наглый бред именно в этот раз был принят на веру, тогда как в большинстве случаев люди спокойно пропускают мимо ушей все заполошные заявления Саакашвили, сказать сложно, но так случилось. И грузинский избиратель по-настоящему перепугался. В Грузии все еще хорошо помнят времена, когда человек за критику власти и Единого национального движения без малейшего промедления попадал за решетку, когда «националы» при помощи полиции, прокуратуры и судебной системы в массовом порядке по всей стране забирали себе все мало-мальски привлекательные бизнес-активы, когда тюремные сроки получали неугодные журналисты, а оппозиционные медиа подвергались разгрому, когда от бюджетников под угрозой увольнения требовали голосовать на выборах за ЕНД.

Только забрезжившая на далеком одесском горизонте угроза возвращения великого реформатора и демократа заставила избирателей плотно сомкнуть ряды именно вокруг «Грузинской мечты». В иных обстоятельствах граждане, может, и проголосовали бы за мелкие оппозиционные партии, которые всяк по-разному обещают сделать невиданное и неслыханное, но не на сей раз. В условиях, когда перспектива реинкарнации во власти политика, оставившего по себе память сквернее не бывает, обрела зримые очертания, поддержать следовало именно тех, кто уже раз доказал свою дееспособность в качестве силы принципиально антисаакашвилиевской.

Михаила Николозовича в день выборов в Грузии ожидаемо не оказалось, но дело уже было сделано — он сумел во второй раз обеспечить своему противнику триумфальное вхождение во власть, за что Бидзина Иванишвили мог бы его и поблагодорить.

Не менее загадочным оказался успех, сопутствовавший на выборах и Единому национальному движению. Президентские выборы в 2013 году и довыборы депутатов парламента в Тбилиси показали, что у «националов» есть твердая электоральная поддержка в районе 20-22 процентов. Однако сейчас им удалось улучшить этот результат, получив по итогам голосования по партийным спискам 28 процентов. Откуда дровишки?

Здесь на результатах сказалось не просто разочарование в политике правящей партии, но и уверенность избирателей в том, что ЕНД является единственной реальной оппозиционной силой. Все мелкие оппозиционные партии так или иначе вращаются в орбите «Грузинской мечты» и, если не полностью контролируются ею, то, по крайней мере, не готовы, да и не имеют ресурса, вступать с ней в серьезную конфронтацию. Поэтому часть избирателей, недовольных действиями властей, просто решила забыть о всех художествах «националов» в прошлом и отдала им свои голоса, чтобы они держали «мечтателей» хотя бы в постоянном напряжении. Тем более что в условиях, когда победа ЕНД на выборах исключена, просто усиление оппозиции в парламенте может иметь позитивный, корректирующий политику правящей партии эффект.

Но не все так просто. В мажоритарных округах выборы еще не завершены, хотя уже известно, что на подавляющем большинстве участков с большим отрывом лидирует «Грузинская мечта». По предварительным подсчетам, ей удастся получить 45 мандатов из оставшихся 50. Таким образом, в парламенте у нее будет 117 мест, тогда как конституционное большинство обеспечивается наличием 113-ти.

Так что совсем не факт, что «националам» удастся хоть как-то стреножить правящую партию в парламенте.

Ну и, наконец, третьей партией, получившей прописку в парламенте, стал «Альянс патриотов», с трудом в последний момент перемахнувший пятипроцентный барьер. Неясная политическая физиономия фигуранта не дает с точностью определить, чем именно соблазнились избиратели, делая выбор в его пользу. Как предположение, вовсе не обязательно верное: незадолго до выборов «Альянс» объявил, что он намерен проводить в Грузии пророссийскую политику. Большого доверия это заявление не вызывает, поскольку партийцы говорили и разные другие слова о своих симпатиях и намерениях, но вероятность того, что именно этим неожиданным набегом партии удалось завоевать сердца избирателей, отнюдь не нулевая.

 

Андрей Бабицкий

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1