Затевая очередную военную авантюру, США всегда стремятся сформировать коалицию с максимальным количеством участников. Помимо того, что таким образом они снижают собственные затраты на осуществление очередной агрессии и последующей оккупации, Штаты стремятся достичь пропагандистского эффекта, создав иллюзию действий «мирового сообщества».

luftvaffe

Так и в нынешнем противостоянии с Россией, уже вернувшем мир к временам Холодной войны, американцы всеми силами стремятся втянуть в него как можно больше стран. Причем, для этого есть и иные резоны. В частности, для нанесения удара по позициям сирийской армии в Дейр-эз-Зор американцы отправили самолеты …ВВС Дании. Делалось это не только для того, чтобы поставить под возможный ответный удар ПВО не свой, а союзный штурмовик, но и для того чтобы, если его собьют, иметь большее пространство для маневра.

То есть, сбитый американский самолет требовал бы от Вашингтона немедленных и максимально жестких действий, в то время, как сбитый «датчанин» мог бы допустить возможность менее резких действий.

После происшедшего этого и некоторых других инцидентов Россия усилила сирийскую группировку своих войск дополнительными средствами ПВО, и вполне недвусмысленно объявила «бесплотную зону» для ВВС проамериканской коалиции, заявив, что будет пресекать любую несогласованную с ней активность в сирийском небе.

У американцев есть все основания полагать, что Москва не шутит. Так, Израиль, например, вышел на контакт с российскими военными, предлагая согласовать новые протоколы и правила взаимодействия, чтобы дополнить уже существующие механизмы, согласованные военными ведомствами двух стран после начала операции ВКС в Сирии, чтобы избежать даже возможности инцидентов. То есть, Израиль фактически признал за Россией право устанавливать свои правила игры в регионе.

Подобный шаг для Вашингтона стал бы капитуляцией и катастрофой. Но, с другой стороны, и сбитый российскими системами ПВО над Сирией американский самолет означал бы войну, к которой США пока не готовы. Совершенно другое дело, если бы был сбит не американский, а самолет какой-то другой страны. Это бы позволило продолжить эскалацию, при этом не сделав последнего рокового шага к мировой войне.

Согласно инсайдерскими данным из Анкары, на роль «жертвы» американцы желали назначить самолет ВВС Германии. Таким образом, удалось бы убить двух зайцев — осуществить желаемую провокацию и максимально обострить отношения России с Германией — ведущей страны ЕС, определяющей его политику. Кроме того, подобный инцидент позволил бы американцам, хотя бы на некоторое время, не опасаться главного своего кошмара — сближения Москвы и Берлина.

Действуя через свою, весьма мощную агентуру влияния в Германии, США получили согласие на проведение такого рода операцию. Однако, в который раз военные оказались мудрее политиков. И все шесть боевых самолетов ВВС ФРГ «Торнадо», находящихся на базе Инджирлик в Турции, вдруг оказались неисправными и неспособными подняться в воздух, о чем с горечью заявили в пресс-службе германской авиации.

«Чтобы избежать угрозы экипажу и технике, принято решение приостановить задействование тех истребителей, которых касается данная проблема», — подчеркнули в ВВС.

Впрочем, там есть еще самолет-заправщик, но в качестве «жертвы» он явно не подходит — сбивать его в любом случае не станут. Именно поэтому он оказался исправен.

Отметим, что подобное ЧП, когда все самолеты внезапно оказываются неисправны, является невероятным для Luftwaffe der Bundeswehr. Тем более, что группы, отправленная для борьбы с террористическими организациями в Сирии, укомплектованы самыми подготовленными специалистами.

Конечно, можно перебросить из Германии другие машины с другими экипажами. Но нет никакой гарантии, что они по прилету в Турцию, тоже не сломаются, а кроме того, для этого требуется определенное время (в том числе, на принятие решения, согласование и т.д.). А каждый час закрепляет объявленный Россией «бесполетный» статус сирийского неба.

Так что американцам придется срочно искать других кандидатов на роль жертвы, или смириться со сложившейся ситуацией.

Петр Иванченко