Между Грузией и Прибалтикой: качнётся ли маятник Украины? Александр Носович

   Дата публикации: 04 октября 2016, 11:45

Среди украинских политиков начались разговоры о необходимости налаживания отношений с Россией. Становится всё более очевидным, что курс на разрыв связей с восточным соседом и встраивание в антироссийский «санитарный кордон» обернулся социальной и экономической катастрофой Украины. Для Киева становится всё более актуальным выбор модели развития: либо пойти путём Грузии и постепенно начать преодолевать кризис в отношениях с Россией, либо продолжить нынешний «балтийский путь» и окончательно сделать антироссийскую деятельность своей специализацией в международной политике.

Между Грузией и Прибалтикой: качнётся ли маятник Украины?

При президенте Михаиле Саакашвили Тбилиси в разрушении связей с Россией пошёл намного дальше нынешних украинских властей. Грузия официально разорвала с Россией дипломатические отношения, вышла из СНГ и ввела визовый режим для россиян. Как и Украина сегодня, Грузия несколько лет назад запрещала авиасообщение с Россией, сепаратизм в Абхазии и Южной Осетии назывался в Тбилиси исключительно замаскированной российской агрессией, а югоосетинский конфликт августа 2008 года – войной России против Грузии.

Тем удивительнее тот стремительный отход от антироссийской политики, который произошёл в Грузии всего за пару лет после поражения на выборах и отстранения от власти Саакашвили. Официальный Тбилиси в 2012–2014 годах возродил политический диалог с Москвой, вернул безвизовый режим для граждан России, восстановил транспортное сообщение, возобновил в полном объёме торгово-экономическое сотрудничество с северным соседом и не стал присоединяться к антироссийским санкциям Запада.

При этом никакой кардинальной смены внешнеполитического курса в Грузии не произошло. Новое грузинское руководство, как и Саакашвили, видит будущее своей страны в Евросоюзе и НАТО; Абхазия и Южная Осетия по-прежнему считаются грузинскими территориями, которые должны быть возвращены Грузии на её условиях; в Москве до сих пор нет грузинского посольства – Грузию в России представляет секция интересов Грузии при посольстве Швейцарии.

Тем не менее по сравнению с тем, что было при Саакашвили, в Тбилиси в последние годы явно произошла коррекция отношений с Россией.

Восстановление по «грузинскому сценарию» разрушенных в последние два года связей с Россией становится всё более очевидной необходимостью и для сегодняшней постмайданной Украины.

Итоги участия в программе «Восточного партнёрства»: ассоциация и зона свободной торговли с ЕС, Майдан, переворот, война в Донбассе, санкционное противостояние с Россией – всё это довело Украину до социальной и экономической катастрофы. За два года ВВП Украины сократился на 18%, гривна обесценилась на 66%, реальные доходы населения снизились вдвое. Государственный долг Украины по сравнению с 2008 годом вырос в 20 раз – сегодня страна живёт на «искусственном дыхании» кредитов МВФ, на которые президент Порошенко в прямом смысле слова молится. Украинские зарплаты находятся на последнем месте в Европе: даже в Молдавии, Албании или Косове средние заработные платы выше украинских. В основных международных рейтингах – конкурентоспособности, восприятия коррупции, человеческого развития и прочих – Украина опустилась до уровня африканских «банановых республик».

Разрыв производственных и торговых связей с Россией, уничтожение украинско-российских производственных цепочек и предприятий-смежников, война санкций с главным торгово-экономическим партнёром привели к катастрофическим последствиям для экономики Украины. Украинский экспорт в 2015 году сократился на 40%. Зона свободной торговли, ради создания которой адепты «европейского выбора» мёрзли на Евромайдане, оказалась на практике зоной кабальной торговли.

Экспорт украинских товаров в ЕС за два года после «революции гидности» сократился на треть.

За 2015 год экспорт товаров из Украины в ЕС составил около 13 млрд долл., что на 23% меньше, чем в 2014 году, и почти на 30% меньше, чем в 2013 году. Динамика падения сохранилась и в начале 2016-го – минус 11,7%. Если на Украине наконец-то удосужились прочитать Соглашение об ассоциации и зоне свободной торговли с ЕС, за которое многие украинцы выходили на Евромайдан, то там должны понимать, почему так происходит.

Зона свободной торговли с Евросоюзом предполагает заградительные пошлины по ряду ключевых продуктов украинского экспорта. Украинские товары поставляются в Евросоюз беспошлинно только в ограниченном количестве, по квотам, а всё, что поставляется сверх квот, облагается намного большими пошлинами, чем те, что были до создания зоны свободной торговли. В результате украинская продукция оказывается неконкурентоспособной на европейском рынке.

К примеру, на украинскую кукурузу в Евросоюзе действует квота от 400 до 650 тысяч тонн – при планируемых объёмах производства на 2016 год в 25 миллионов тонн. Пошлина сверх квоты (173 евро за тонну) превышает стоимость самой кукурузы. А помимо квот украинским производителям ещё нужно получить лицензию на экспорт своей продукции в страны Евросоюза, которые европейская сторона так просто не даёт.

Попросту говоря, Евросоюзу на своём рынке не нужны украинские товары. Точно так же ему в «европейской семье» не нужны сами украинцы. На Украине в последние месяцы сформировалось устойчивое выражение «секта свидетелей безвиза», под которым понимаются восторженные энтузиасты европейской интеграции, которые несмотря ни на что верят ежеквартальным заверениям украинских властей, что уже вот-вот, уже совсем скоро, уже в самое ближайшее время Евросоюз отменит для украинцев визовый режим.

Для особо восторженных энтузиастов это переходит в веру, что Украину в ближайшие годы примут в Евросоюз, хотя, казалось бы, уже все ответственные брюссельские чиновники, политические лидеры и главы МИД основных европейских стран громко и доходчиво несколько раз повторили, что вопрос о европейской интеграции Украины не стоит в повестке дня. Но для некоторых украинцев «европейский выбор», как и «российская агрессия», – это исключительно вопросы веры.

Для всех же нормальных и вменяемых жителей Украины становится всё более очевидной тупиковость её нынешней модели развития, когда экономические, инфраструктурные, человеческие и любые другие старые связи на востоке последовательно обрываются и уничтожаются, а на западе по-настоящему сближаться с Украиной и создавать новые связи не собираются.

Понимание большинством украинского общества этого тупика приводит к обвальному падению популярности нынешней украинской власти. Согласно августовскому опросу социологической группы «Рейтинг», на президентских выборах действующий президент Порошенко занял бы почётное третье место – за него готовы были проголосовать 10,7% избирателей. Во второй тур выборов вышли бы непотопляемая Юлия Тимошенко (17,7%) и лидер Оппозиционного блока (бывшей Партии регионов) Юрий Бойко (11,5%). По другим опросам, ситуация для действующего президента Украины несколько более благоприятная: Порошенко набирает 11–12% и выходит во второй тур. Впрочем, в любом случае во втором туре он по всем опросам проигрывает Тимошенко.

Уровень доверия к политическим силам, составляющим правящую коалицию, также критически низок: Блок Петра Порошенко поддерживают 8–9% респондентов, рейтинг «Народного фронта» Арсения Яценюка – около нуля. Абсолютное большинство украинцев не доверяет основным политическим институтам – Верховной раде, правительству Владимира Гройсмана – и считает, что страна движется в неправильном направлении.

В этих условиях в Киеве начинают раздаваться голоса о необходимости корректировки внешней политики Украины и пересмотра её отношений как с Западом, так и с Россией.

Подобные заявления высказывают не только политики из Оппозиционного блока, «Возрождения» и других партий, претендующих на голоса Восточной и Южной Украины, которым положено это делать. В пользу пересмотра экономической части ассоциации Украины с ЕС и восстановления экономических отношений с Россией стали высказываться так называемые флюгеры – политики, по смене настроений которых можно предугадывать смену политической конъюнктуры. Например, такой чемпион политической выживаемости, как многократный председатель Верховной рады при президентах Кучме, Ющенко и Януковиче Владимир Литвин, высказавшийся в прошлом месяце за восстановление торговых связей с Россией.

«Нас никуда не принимают. Мы говорим: давайте мы вступим в ЕС и НАТО. Чего вдруг? Нас что, звали? На нас как на сумасшедших смотрят западные дипломаты… Все страны, которые входили в Советский Союз, должны быть нашими ближайшими торговыми партнёрами. Там ничего не нужно выдумывать, там велосипед уже изобретён, они точно знают нашу продукцию, они точно понимают, что с ней нужно делать», – заявил недавно замглавы Комитета Верховной рады по вопросам европейской интеграции народный депутат Андрей Артеменко. Представляет Артеменко не Оппозиционный блок, как можно было бы подумать, а… Радикальную партию Олега Ляшко.

«Грузинский сценарий» с частичным восстановлением отношений с Россией постепенно становится для Украины безальтернативным – всё большему числу украинцев становится понятно, что в нынешнем формате, как часть антироссийского «санитарного кордона», Украина в принципе существовать не может.

Фактически, разговор идёт об очередном движении влево украинского маятника. Всю свою постсоветскую историю Украина развивалась именно в режиме маятника: президентов Западной и Центральной Украины Кравчука и Ющенко сменяли президенты Восточной и Южной Украины Кучма и Янукович, сближение с Западом и охлаждение в отношениях с Россией сменялось усилением контактов по линии СНГ и восстановлением старых связей на постсоветском пространстве.

Правда, в конечном счёте Украина всё равно неуклонно дрейфовала на запад: в сторону Западной Украины во внутренней политике и в сторону Евросоюза и США в международных делах. Поэтому от очередного движения украинского маятника на восток не следует ждать слишком многого. Речь идёт именно об аналогии с Грузией, ведь потепление в отношениях Москвы и Тбилиси не привело к отмене грузинского политического курса на НАТО и ЕС, даже полноценные дипломатические отношения с Россией так и не были восстановлены. Тем не менее после ухода Саакашвили крайности прозападной политики Грузии были сглажены, и маятник качнулся.

Точно так же маятник качнётся и в случае Украины. Этому сценарию просто нет реальной альтернативы.

Сценарий дальнейшего развития Украины по пути стран Прибалтики в нынешних условиях не может быть реализован.

«Балтийский путь» на практике означает подсаживание бывшей советской республики, уничтожившей всю свою экономику разрывом связей с Россией, на «искусственное дыхание» брюссельских структурных фондов и повальную эмиграцию безработного населения на заработки в страны «Старой Европы». Евросоюз мог на это пойти в случае с Прибалтийскими республиками, общее население которых – 6 миллионов человек. Но Европейский союз даже в свои лучшие годы не смог бы пойти на такое в случае с Украиной, в которой живёт 42 миллиона человек. Тем более он не способен пойти на интеграцию Украины по прибалтийскому сценарию сейчас, в условиях системного кризиса европейской интеграции.

Так что политика «Восточного партнёрства» окончательно и бесповоротно потерпела крах. Оторвать Украину от России, не убив её при этом, оказалось невозможным. Если Украина после учинённого над ней геополитического эксперимента останется жива, то ей для восстановления после тяжелейшей болезни просто не останется другого выхода, кроме возвращения к диалогу с Россией.

Александр Носович

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1