Как не называть войну войной. Правовой капкан для Порошенко. Пётр Сафонов

Дата публикации: 04 октября 2016, 14:36

О правовых минах, заложенных Кучмой, но взорвавшихся сейчас

Как не называть войну войной

Странный правовой статус боевых действий на Востоке Украины создал немало проблем для власти и общества. Официально это АТО (антитеррористическая операция), но политики, начиная с президента, часто произносят слово «война». И верность последнего определения подчеркивала мобилизация, явление которое присуще не просто войне, а большой войне. Ведь, например, в СССР мобилизация была только во время Великой Отечественной, а в финскую или афганскую войну обходились без нее.

Война для мобилизованных

Вот и сейчас из Минобороны поступают противоречивые сигналы по поводу того, будет ли новая волна мобилизации. Но можно ли проводить мобилизацию, когда нет военного положения? Это вопрос не только для юристов, но и для обывателей. Так, именно на этом основании в 2015 Руслан Коцаба агитировал против мобилизации, называя ее незаконной. Однако формально он был здесь неправ.

Вопреки элементарной логике, украинское законодательство не требует военного положения для проведения мобилизации. Это следует соответствующего закона «О мобилизационной подготовке и мобилизации».

Более того, согласно ему мобилизация является не следствием определенного правового состояния, в котором находится страна, а причиной этого состояния. То есть не война требует мобилизации, а наоборот — за мобилизацией следует война.

Так, согласно пункту 8 статьи 4 этого закона, «с момента объявления мобилизации, кроме целевой (целевая мобилизация не связана с вооруженными конфликтами и проводится для ликвидации последствий природных или техногенных катастроф — ПС), или введения военного положения в Украине или в отдельных ее местностях наступает особый период функционирования национальной экономики, органов государственной власти, других государственных органов, органов местного самоуправления, вооруженных сил Украины, других военных формирований, предприятий, учреждений и организаций».

А что же такое «особый период»? На этот вопрос отвечает тот же закон.

Во-первых, «особый период» это и есть синоним войны, ибо он охватывает, «военное время». Во-вторых, что для наступления такого периода решение о мобилизации является эквивалентом введения военного положения. В-третьих, неясно кто и как устанавливает конец этого периода, но с демобилизацией этот конец в законе напрямую не увязан.

Правовые нормы, которые допускают войну без военного положения, кажутся хитрым трюком режима, приведенного к власти Майданом. Однако на самом деле не он эти нормы придумал. Он лишь ими воспользовался, а появились они еще при Кучме.

На всякий случай

В момент своего принятия в 1993-м закон «О мобилизационной подготовке и мобилизации» не противоречил обычной логике: мобилизация увязывалась с вводом военного положения. О неком «особом периоде» ни слова.

Последнее понятие впервые появилось в изменениях к закону «Об обороне Украины» в 1995 году. По смысл было видно, что имеется в виду военное время, но официального толкования понятия не было. То же самое касается принятого Радой в конце 1998-го закона «О функционировании единой транспортной системы Украины в особый период». В мае же 1999-го ВР утверждает поданную премьером Валерием Пустовойтенко новую редакцию закона «О мобилизационной подготовке и мобилизации», где мобилизация становится возможной без военного положения и влечет за собой «особый период».

Но само определение понятия «особый период» появляется лишь в поданной президентом Кучмой новой редакции закона «Об обороне», утвержденной Радой в октябре 2000 года. В 2003-м премьер Виктор Янукович предложил перенести это определение почти в том же виде в закон «О мобилизационной подготовке…». Приняли эти поправки уже при Ющенко, в марте 2005 и так этот закон в данной части приобрел свой нынешний вид.

Как видно из стенограмм Рады дебаты по всем этим законам были краткими. Никто не интересовался и не пояснял, а зачем понадобилось вводить понятие «особый период» как эвфемизм слова «война», и зачем надо создавать ситуацию, когда мобилизация возможна без военного положения.

О войне тогда не говорили, и похоже, не думали. Но все военные реформы на Украине тогда проходили с целью большей совместимости с НАТО. Поэтому предположу, что шокирующие многих нормы законодательства появились именно благодаря присоединению Украины с 1994-го к программе «Партнерство во имя мира» и подписанию через 3 года Хартии об особом партнерстве с НАТО.

Таким образом, именно при Кучме были заложены правовые мины, которые взорвались только сейчас.

Благополучный по нынешним меркам старый режим предоставил Турчинову и Порошенко возможность провести мобилизации для войны в Донбассе без принципиальных изменений законодательства.

Единственное, что сделала нынешняя власть для наполнения содержанием понятия «Особый период» — это изменила закон «О воинской обязанности и воинской службе» в 2014 году. В статье 23 упомянутого закона говорится, что «в случае наступления особого периода для военнослужащих, у которых закончился срок военной службы, установленный настоящей статьей, военная служба продолжается сверх установленных сроков». А как следует из дальнейшего текста, для призывников это значит — «до сроков, определенных решением Президента Украины».

Что же касается контрактников то они должны служить «до окончания особого период или объявления демобилизации». Уволиться по завершении контракта могут сейчас лишь граждане, которые отслужив сейчас по призыву или по мобилизации 11 месяцев, подписали краткосрочный контракт на полгода (с правом продления на такой же срок).

Без права на дембель

Но в этом июле Рада решила дать право на увольнение тем контрактникам, которые пришли в армию после весны 2014-го, если они отслужили полтора года и больше. Президент наложил на этот закон вето и вряд ли Рада сможет это вето преодолеть. Но сохранение существующих норм, все равно не спасает от правовых ловушек, возникших от нежелания власти называть вещи своими именами.

Так, Порошенко, обосновывая свое вето, отметил, что закон может оголить армию, ибо даст возможность уволиться из нее 57 тысячам военнослужащих, то есть 28% от ее численности. Однако наивно думать, что все эти 57 тысяч человек хотят и дальше служить до бесконечности. Есть те, кто уже сейчас пытается уволиться, ища лазейки в законодательстве. Так, еще 4 февраля нынешнего года Киевский апелляционный административный суд, рассмотрев иск одного такого контрактника, стал на его сторону. В решении суда утверждается: «в условиях отсутствия решения об объявлении войны или мобилизации или истечения сроков, установленных для проведения мобилизации, особый период не действует».

Конечно, объяви сейчас президент мобилизацию, пусть небольшого масштаба, вопрос будет снят. Но это влечет имиджевые потери. Выгодней законодательно уточнить, что такое «особый период» и как объявляется его окончание. Но пока таких инициатив нет. Но если они и будут реализованы, то нет никаких гарантий, что одна такая поправка ликвидирует все правовые капканы, которые позволяют вести боевые действия в Донбассе, не называя их войной.

Пётр Сафонов

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1