«Не на жизнь, а на смерть». Война Виктора Орбана

Дата публикации: 03 Октябрь 2016, 09:00

«Хотите ли вы разрешить Европейскому союзу принимать решение о переселении лиц, не являющихся гражданами Венгрии, в Венгрию без согласия Государственного собрания (парламента)?»

Так звучал вопрос на референдуме, состоявшемся в Венгрии 2 октября.

referendum

Из формулировки выбора, который правительство предложило гражданам, видно, что это не «референдум о квотах ЕС на размещение беженцев», как сообщали многие СМИ, но и не «референдум о выживании Европы», как искусственно драматизировало характер плебисцита в Венгрии американское издание Foreign Policy.

Референдум стал ответом венгерского правительства на решение Европейского совета, принятое в сентябре прошлого года, о расселении 160 тыс. беженцев, осевших в основном в Греции и Италии, по другим странам Евросоюза в соответствии с квотами, установленными органами ЕС.

Если правительство Виктора Орбана на протяжении месяцев призывало граждан ответить на вопрос референдума «нет», то в ведущих странах «атлантического сообщества», где цепко держали венгерскую тему в поле зрения, не нашлось, наверное, ни одного крупного средства массовой информации, которое не попыталось бы скомпрометировать или сам референдум, или венгерский политический режим, или лично премьер-министра. Это притом, что Венгрия является лояльным членом НАТО (с 1999 года) и Европейского союза (с 2004 года).

В сентябре к информационной кампании против Венгрии подсоединили правозащитников. Human Rights Watch обвинила венгерское правительство в применении «чрезмерной силы» по отношению к беженцам, а Amnesty International, опросив 143 человека, заключила, что в Венгрии «верховенство права» заменено «верховенством страха», беженцев же «бьют, пинают ногами, травят собаками». Одним словом, Венгрия – это страна, где «циничными уловками удерживают ищущих убежища людей за пределами милитаризуемых границ».

Много ли надо для создания отрицательного образа страны в международном общественном мнении, если подобные оценки Amnesty International в отношении происходящего в Венгрии распространяются «глобальными» СМИ?

Однако откуда такой накал страстей? Ведь говоря языком цифр, цена вопроса невелика: при 160 тысячах расселяемых Брюссель определил для Венгрии квоту в 1294 человека.

А в том-то и дело, что речь не о квотах – и вопрос, вынесенный на референдум, говорит об этом совершенно ясно.

Венгерский референдум предстаёт выборочным плебисцитом общеевропейского значения. В рамках «одной отдельно взятой страны» получен ответ на вопрос о том, кто вправе или не вправе назначать стране-члену ЕС инокультурную инъекцию в виде приёма некоторого обязательного количества мигрантов. Венгрия не одинока: в сентябре прошлого года помимо неё против «плана расселения», принятого Евросоюзом, голосовали Чехия, Словакия и Румыния.

Один из смыслов противостояния обнажила Financial Times. 29 сентября она опубликовала статью «Венгерский референдум – дорогостоящий фарс». Автор статьи с раздражением писал, что референдум юридически ничтожен, так как по Лиссабонскому договору Европейский совет имеет все полномочия решать миграционную проблему на уровне Европейского союза. А раз так — проблема, по которой правительство настойчиво приглашало венгров сказать «нет», уже решена без них. Точка.

Мнение венгерского народа в Брюсселе и Берлине уважают, но не менять же из-за этих венгров механизмы управления Евросоюзом! Такой популизм, знаете ли, до добра не доведёт.

…Столкновение между национальным самосознанием и моделями наднационального (в пределе глобального) управления — не только «венгерский вопрос». Страны старой Европы — Германию, Францию, Австрию – тот же вопрос давно будоражит. Попытка централизованного расселения беженцев лишь придала старым спорам новую остроту. Попытка эта, заметим, провалилась: за год властям ЕС удалось распределить по странам-членам Союза менее 5 процентов из 120 тысяч ближневосточных и африканских мигрантов, намеченных к расселению в Европе.

Что знаменательно, столкновение того же свойства мы наблюдаем на президентских выборах 2016 года в Америке. Пришло время, и Дональд Трамп вдохнул жизнь в хорошо знакомое американцам противостояние изоляционистов и интервенционистов (глобалистов).

В Венгрии референдум потребовал от граждан ответить на вопрос, поставленный ребром: обладает ли народ Венгрии в лице законно избранных им органов государственной власти суверенитетом при определении того, с кем он хочет жить, или народ согласен, чтобы часть суверенитета была у него изъята? Да или нет?

Ответ венгров мы теперь знаем.

Что дальше?

10 сентября Виктор Орбан выступил с программной речью перед активом правящей партии «ФИДЕС – Венгерский гражданский союз». Поскольку в Европе, в США, да и не только там эту речь обошли глухим и красноречивым молчанием (что говорит лишь о состоянии «мировых» СМИ — и больше ни о чём), я позволю себе процитировать из этой речи несколько фрагментов. «То, что представляют сегодня собой наши оппоненты, не имеет ничего общего с идеями великих либералов прошлого, — заявил Виктор Орбан. — Наши оппоненты исповедуют чистой воды нигилизм – и эта нигилистическая перспектива захватила мир, захватила институты Европейского Союза. Нигилизм представлен сегодня Юнкером [председатель Европейской комиссии. – В.М.], Верхофстадтом [бывший премьер-министр Бельгии, идеолог «Соединённых Штатов Европы». – В.М.], Шульцем [председатель Европейского парламента. – В.М.]. В обществе нигилисты составляют меньшинство, но они давно подчинили себе европейскую элиту.… Нигилистическая элита отвергает дискуссию о ценностях ради политкорректной лжи… Наступает время освободиться от тирании меньшинства [выделено всюду мною. – В.М.]… Уход британцев из ЕС даёт нам замечательную возможность подумать, какого рода элиту отвергла страна с 65 миллионами населения».

И вот квинтэссенция того, что сказал Орбан в этой речи по поводу собственно миграционного вопроса: «Для них [нигилистов. – В.М.] мигранты – это способ скорейшего разрушения Европы, основанной на ценностях христианства и национальной государственности… Однако эта война открывает огромные возможности перед приверженцами идеи христианского национального государства».

Резко прочертив, таким образом, линию водораздела не между Евросоюзом и «прочими», а внутри Евросоюза, Орбан понимает, что нарушил правила игры, установленные в «единой Европе». Понимает он и то, что в войне, которую он начал, его попытаются остановить любой ценой, не разбирая средств. Он так и говорит: «Это будет битва не на жизнь, а на смерть».

И добавляет: «Я не уверен, что нам будет сопутствовать успех»…

Он вполне трезвый европейский политик.

98,3% граждан Венгрии, принявших участие в референдуме 2 октября 2016 года, поддержали Виктора Орбана, ответив на вопрос референдума «нет».

Владимир Максименко

Метки по теме: ;


Комментировать \ Comments
referendum


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1