Практические деньги. Тихий бунт против финансовой гегемонии доллара. Валентин Катасонов

Дата публикации: 01 Октябрь 2016, 11:47

В конце лета в СМИ прошла информация о проекте создания «практических расчётных денег» (utility settlement coin). Financial Times  сообщила, что четыре ведущих мировых банка объединили усилия для разработки цифровой валюты, которую они надеются сделать стандартным инструментом расчётно-клиринговых операций для обслуживания сделок на рынках ценных бумаг.

Практические деньги

Над проектом «практических расчётных денег» (ПРД) уже сравнительно давно работает швейцарский банк UBS. Система расчётов, основанных на ПРД, использует технологию блочных цепей («блокчейн»), лежащую в основе известной криптовалюты – биткоина. Технология «блокчейн» позволяет выстраивать расчёты, не прибегая к помощи посредников (прежде всего, банков).

К проекту UBS в августе присоединились Deutsche Bank, Santander и BNY Mellon, а также брокер ICAP. Участники соглашения планируют в течение ближайшего года представить описание проекта ПРД соответствующим центробанкам и финансовым регуляторам, чтобы получить их одобрение и в начале 2018 г. начать коммерческое использование ПРД «в ограниченном количестве низкорисковых операций».

Учитывая состав участников проекта, можно предположить, что им придётся обратиться как минимум в следующие инстанции: Федеральную резервную систему США (ФРС США), Европейский центральный банк (ЕЦБ), Национальный Швейцарский банк (НШБ), а также в Бундесбанк и Банк Италии. Испытание, скажем прямо, не простое. Однако участники проекта настроены оптимистично и решительно. Они уверены, что эпоха альтернативных валют уже наступила. Причём не каких-то подпольных криптовалют, которые сегодня либо не замечают, либо не признают денежные власти, а тех валют, которые будут признаны денежными властями ведущих стран Запада, включая ФРС и ЕЦБ.

В последние годы было много разных проектов по использованию биткойнов и прочих криптовалют, выдвигавшихся энтузиастами, далёкими от большого банковского бизнеса. Крупнейшие мировые банки поначалу скептически относились к технологии блочных цепей, которая использует децентрализованную сеть компьютеров для электронной верификации финансовых транзакций. Сегодня биткойны и прочие криптовалюты последних лет уже воспринимаются как испытательный полигон. Альтернативные деньги успешно прошли предварительные испытания, теперь банки берут этот «венчурный» проект под свой контроль. Четвёрка больших банков решила оседлать долгосрочную тенденцию по созданию новых денег. Риски для них, конечно, высокие, но возможные дивиденды в случае успеха даже не поддаются оценке.

В заявленном проекте банковской четвёрки просматриваются элементы традиционного клиринга. Необычна лишь валюта клиринга. Это не доллар, не евро, не рубль или юань. Это некая виртуальная, искусственная валюта, «практические расчётные деньги». Одна из проблем, которая возникает при создании новой системы – конвертация ПРД в обычные валюты. Авторы проекта рассчитывают, что конвертацию будут обеспечивать центральные банки, но это не так просто.

Все центральные банки мира в той или иной степени зависят от главного Центробанка – ФРС США. Федеральный резерв, естественно не заинтересован во внедрении системы, которая будет подрывать монопольное положение доллара как мировой расчётной валюты. Есть и другие проблемы. Например, обменный курс «практических денег». Как он будет определяться? Будут ли Центробанки, даже если они согласятся выполнять функции обмена, гарантировать устойчивый курс ПРД? Каким образом можно будет поддерживать стабильный курс «практических денег? Не станут ли они еще одним инструментом азартных игр спекулянтов? Ведь сегодняшние криптовалюты (прежде всего, биткойны) мало похожи на «всеобщий эквивалент», скорее они являются инструментом азартных игр спекулянтов.

Далее. Будут ли «практические деньги» классическими деньгами со всеми классическими экономическими функциями? Или они лишь инструмент обмена, обеспечивающий операции с ценными бумагами? Можно ли будет использовать ПРД для операций по купле-продаже обычных товаров и услуг на национальных и мировых рынках? Можно ли их размещать на депозитах и выдавать в виде кредитов? Пока ответов на эти вопросы нет, многие вопросы, которые я формулирую, даже не ставятся.

Разработчики проекта ПРД подчёркивают такие преимущества расчётов на основе новых денег, как скорость и дешевизна. Действительно, нынешние системы расчётов предусматривают резервирование средств или иные дорогостоящие способы покрытия рисков тех банков, которые осуществляют расчётные операции, в пользу своих клиентов. Издержки, естественно, несут клиенты.

Помимо четвёрки банков, объявивших о проекте ПРД, об альтернативных средствах расчётов думают и другие крупные банки Запада. Среди них банки Уолл-стрит. Между прочим, один из банков, заявивших об участии в проекте ПРД, BNY Mellon, входит в первую десятку американских банков. Им-то зачем? Ведь они, как известно, являются акционерами Федерального резерва, то есть бенефициарами системы, основанной на долларе.

Во-первых, они после финансового кризиса 2007-2009 гг. переживают не лучшие времена. Рентабельность американского банковского бизнеса заметно упала, а «практические деньги» снижают издержки. Во-вторых, банки ощущают, что доллар как мировая валюта не бессмертен, в международных финансах зреют радикальные изменения. На этот случай и разрабатываются проекты расчётов с использованием альтернативных валют. Вот конкретные примеры по банкам Уолл-стрит. Citigroup разрабатывает систему Citicoin. Goldman Sachs подал заявку на патент с технологией SETLcoin, которая должна позволить почти моментально проводить расчёты по сделкам. Над аналогичным проектом работает JPMorgan Chase.

Уже не приходится говорить о банках, находящихся за пределами США. Они меньше всего хотят пребывать под дамокловым мечом американских санкций. Крупнейший европейский банк Европы британский HSBC в декабре 2012 г. заплатил почти 1,3 млрд. долл. по уголовному делу и еще 665 млн. долл. в качестве административного штрафа. HSBC обвинялся в проведении транзакций от лица клиентов на Кубе, в Иране, Ливии и Бирме – против всех этих стран действовали санкции США. Британский банк Standard Chartered в декабре 2012 г. заплатил 340 млн. долл. финансовому регулятору штата Нью-Йорк, который обвинил банк в использовании схем для отмывания миллиардов долларов иранского правительства. Ещё 327 млн. долл. банк заплатил властям США за осуществление валютных транзакций для юридических лиц из Судана, Ирана, Ливии и Бирмы, которые банк пытался скрыть от регуляторов.

Список банков Старого Света, оштрафованных финансовыми регуляторами США на суммы, измеряемые сотнями миллионов долларов, можно продолжить. Поэтому европейские банки задумались о мерах защиты. Самый мощный импульс поиску способов защиты от карательных мер Вашингтона дала история с французским банком BNP Paribas. В 2014 году администрация Обамы оштрафовала его на 9 млрд. долл. за ведение бизнеса со странами, которые были в чёрном списке Вашингтона, — Кубой и Ираном.

«Практические деньги» позволяют избегать подобных экзекуций. Во-первых, расчёты не будут проходить через американскую банковскую систему, в которой сегодня любой приличный неамериканский банк должен иметь свои корреспондентские счета. Уже было много случаев замораживания корсчетов, а также блокирования расчётов, что приводило к большим потерям неамериканских банков. Во-вторых, альтернативные расчёты позволяют участникам расчётных операций обеспечивать большую конфиденциальность. В лучшем случае об этих операциях будут знать финансовые регуляторы и надзорные органы лишь тех юрисдикций, к которым приписаны банки-участники; Федеральный резерв и другие финансовые надзиратели из США окажутся в стороне.

Американские банки также хотели бы пользоваться такими платёжными системами, операции которых не отслеживаются «радарами» американских финансовых регуляторов. Не исключается, что именно этими соображениями руководствовался BNY Mellon, подключившись к проекту ПРД.

Впрочем, если ПРД действительно сделают информацию по денежным расчётам между банками защищенной от центробанков и правительств, это будет означать, что весь банковский мир окажется сплошь теневым. Уже сегодня половина мировой экономики находится в тени оффшоров. В дополнение к ней банковские расчёты станут абсолютно непрозрачными. Банки и сегодня обладают гигантской властью в мире. Не будет ли переход к ПРД означать, что государства даже символически перестанут контролировать банки? Не станет ли власть банков абсолютной?

Такие риторические вопросы ещё несколько лет назад звучали. На этот раз ни один из чиновников высокого ранга на Западе публично не высказал возражений против альтернативных валют. Настроения в верхах таинственным образом изменились.

Валентин Катасонов

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
The logo of Swiss bank UBS is seen at their offices in New York December 19, 2012. UBS agreed to a $1.5 billion fine on Wednesday after admitting to fraud and bribery in a deepening scandal over the rigging of global benchmark interest rates. REUTERS/Andrew Burton (UNITED STATES - Tags: BUSINESS LOGO CRIME LAW)


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1