Стратегия Ирана в отношении Сирии остаётся незыблемой

   Дата публикации: 28 сентября 2016, 07:24

В Тегеране с официальным визитом побывала председатель парламента Сирийской Арабской Республики Хадия Аббас. На встрече с ней 27 сентября президент Ирана Хасан Роухани пообещал непоколебимую поддержку Сирии в борьбе с терроризмом.

hadia

Исламская Республика подтверждает незыблемость иранской стратегии в отношении Дамаска: территориальная целостность и единство Сирии, борьба с терроризмом без каких-либо изменений в границах существующих государств. Как заявил иранский президент, сохранение территориальной целостности государств региона, в том числе Сирии, является принципом политики Ирана. Руководство ИРИ убеждено, что перекройка существующих границ вредна. Если США действительно хотят остановить терроризм на Ближнем Востоке, Вашингтон должен принять это условие как обязательное, подчеркнул Роухани.

В данном случае президент Роухани выражает консолидированную позицию иранского руководства по Сирии, не делающего уступок Вашингтону даже из тактических соображений (например, в связи с острой необходимостью достижения полной отмены санкций со стороны Белого дома). При этом иранская критика действий США всё больше исходит не из идеологических разногласий, а из неприятия пагубных последствий ближневосточной политики Вашингтона.

Мир уже пришёл к пониманию того, заявил на совместной пресс-конференции с Хадией Аббас спикер иранского парламента Али Лариджани, что терроризм не ограничивается Сирией, что он может грозить любой стране, в том числе в Америке и в Европе. Лариджани подчеркнул недопустимость двойных стандартов в борьбе с терроризмом. «Невозможно бороться с терроризмом в других странах и при этом поддерживать террористов в Сирии», — указал председатель меджлиса ИРИ. Однако администрация США именно так и поступает.

Сегодня иранские политики говорят об этом намного чаще, чем прежде, стремясь разрушить замысел Вашингтона придать происходящему в Сирии вид сугубо внутреннего конфликта, неразрешимого якобы по вине Башара Асада. Советник главы ИРИ, беседуя с главой сирийского парламента, назвал обвинения Ирана и России в совершении военных преступлений в Сирии смехотворными, преследующими цель деморализовать сопротивление терроризму. По его словам, в Сирии против законного правительства воюют террористы из 80 стран мира, а противостоят им лишь сирийская армия, поддерживаемая Россией и Ираном, а также ливанская «Хезболла».

А роль США в Сирии видна в другом — в поддержке противников Асада. При этом американские власти отличаются крайней неразборчивостью в выборе союзников, не пренебрегая сотрудничеством с откровенно экстремистскими исламскими группировками. В том, что политика США на сирийском направлении включает в себя поддержку окопавшихся в Сирии террористических групп, в Тегеране не сомневаются. Именно с этих позиций президент Ирана Роухани оценил недавнее предложение госсекретаря Джона Керри о прекращении вылетов боевой авиации в тех районах Сирии, где сконцентрированы боевики-исламисты. Прекращение полётов боевой авиации над районами концентрации вооружённой оппозиции на севере Сирии, на чём настаивает госсекретарь США Джон Керри, сыграет только на руку террористическим группировкам «Исламское государство» и «Джебхат ан-Нусра», заявил Хасан Роухани, находясь в Нью-Йорке на Генассамблее ООН.

Выступление президента ИРИ с трибуны ООН касалось многих проблем, но то немногое, что он сказал о сирийской войне, заслуживает особого внимания. Ближний Восток «застрял в паутине самой дикой и разрушительной политики», подчеркнул Роухани. Безопасность Ближнего Востока стала глобальной проблемой, крупные державы ориентируются в основном на военное вмешательство, а террористы заявляют о планах создания своего государства в Леванте, Ираке и Ливии.

«Для того чтобы искоренить насилие в регионе нет иного выбора, кроме как сосредоточиться на продвижении демократии, гражданских прав и экономического развития», — говорил в своей речи на ГА ООН Роухани. И это слова президента Ирана, государства, которое Запад относит к тоталитарным диктатурам. Исламская Республика, отметил иранский президент в ООН, считает обязательными требованиями «сохранять территориальную целостность государств и неприкосновенность национальных границ; укреплять право народов на самоопределение и соблюдать принцип отказа от угрозы силой или её применения».

Что в этом может не устраивать США?

Или возьмём иранский тезис неприятия любого религиозного сектантства, любой попытки провоцирования религиозных расколов. «Мусульмане, будь они шииты или сунниты, живут и продолжают жить вместе на протяжении многих веков в гармонии и взаимном уважении», — отметил Роухани. Это действительно так. Ислам пришёл в Иран с арабскими завоевателями в VII веке, вытеснив из Персии зороастризм. Шиитский ислам стал государственной религией давно, в первый год XVI века во времена империи Сефевидов, но никогда персы и арабы Персидского залива не находились в столь враждебных отношениях, как сейчас.

Это прямо относится и к сегодняшней Сирии, где спровоцированную гражданскую войну пытаются представить религиозным конфликтом между близкими к шиитам алавитами и суннитами.

Председатель парламента Сирийской Арабской Республики Хадия Аббас, выступая в Тегеране на пресс-конференции по итогам встречи с иранским коллегой Али Лариджани, с горечью воскликнула: «До иностранного вмешательства Сирия была красивой, культурной, цивилизованной страной с многочисленными историческими памятниками, которые уничтожены за пять лет войны». Прав президент Ирана, заявивший с трибуны ООН, что «попытки превратить различие религий в их напряжённое противостояние отвечают лишь корыстным интересам некоторых стран, которые пытаются скрыть своё стремление к господству, прикрываясь религиозными лозунгами».

Кто имеется в виду? Конечно же, Саудовская Аравия, союзник США в регионе, государство, которое до сих пор не отказалось от распространения идеологии ненависти и ущемления прав других мусульманских стран. Это распространяется не только на Сирию; в числе недругов саудовской семьи оказались и другие арабские страны, кстати, суннитские. И дело здесь не в религиозных различиях, а в стремлении Саудовской Аравии к геополитической гегемонии в регионе.

Для урегулирования сирийского кризиса Иран предлагает воспользоваться опытом дипломатического решения проблем, существовавших ещё недавно с иранской ядерной программой. По словам Роухани, достигнутое в данном вопросе политическое соглашение можно использовать как универсальный метод конструктивного взаимодействия с целью мирного урегулирования. Глава внешнеполитического ведомства ИРИ Джавад Зариф пояснил, что «все сценарии определения будущего Сирии основаны сейчас на принципе с игры с нулевой суммой». Переговоры по иранской ядерной программе начинались таким же образом, с предложений варианта полного отказа Ирана от обогащения урана, а это было то же, что сейчас твердить без конца «Асад должен уйти». Тегеран категорически против игр с нулевой суммой в дипломатии, когда выигрыш одной стороны равен проигрышу другой. В этом отношении сирийская стратегия ИРИ остаётся неизменной и незыблемой.

Николай Бобкин

Метки по теме: ; ;


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1