Пока в Белом доме нет хозяина. Дмитрий Родионов

Дата публикации: 27 Сентябрь 2016, 17:21

Период безвластия перед выборами в США позволяет Пентагону творить в мире все, что заблагорассудится

Пока в Белом доме нет хозяина

На днях будет ровно год, как Россия начала операцию в Сирии. Год — это время подводить промежуточные итоги. Не знаю, сколько еще лет понадобится для ее завершения, но итоги так или иначе есть. Не знаю, действительно ли кто-то верил в то, что Россия сможет одна или вместе с т.н. «партнерами» из западной коалиции разгромить ИГИЛ (запрещено в РФ – ред.) или вообще завершить конфликт в Сирии, вернув законному президенту всю полноту власти над территорией или же осуществив в стране демократическую передачу власти с сохранением ее территориальной целостности.

Лично я в это не верил с самого начала, да в общем таких целей никто и не ставил. Важно то, что мы смогли сломать сценарий, написанный Западом для Сирии. 30 сентября 2015-го стало точкой преломления пространственно-временного континуума, после которой все пошло не так, как предполагали поджигатели войны.

За этот год произошло многое. Действительно был нанесен самый серьезный удар по ИГИЛ за все время его существования, стало очевидно, что для Халифата уже заработал обратный отсчет. Сирийская армия одержала ряд побед, вернула часть территории, но самое важное в другом — Дамаск вновь заявил о себе как о серьезном игроке, претендующем на победу в войне. Помните, еще год назад Асада уже считали покойником и никто не воспринимал его всерьез. Да, проблем по-прежнему много, сирийская армия до сих пор не смогла оправиться от того морального удара, который был нанесен ей в первые годы войны, до сих пор не хватает людей и мотивации, но появилась надежда. Надежда, которая, казалось, давно умерла.

А вслед за надеждой появились и первые победы. Сегодня многие критики любят подчеркивать, что та же Пальмира не имела никакого стратегического значения, что все победы САА — это мелочи, да и те были бы невозможны без вмешательства России, которая с каждым днем все глубже и глубже увязает в сирийском болоте. Тем не менее, думаю, даже самые отпетые скептики не будут спорить с тем, что взятие Алеппо станет переломным моментом войны.

Да, битва за Алеппо идет не первый месяц, и там все до сих пор сложно, однако все постепенно идет к тому, что правительственная армия сумеет полностью зачистить город, от которого во многом зависит исход войны. И потому Запад начинает истерить. Нет, он всегда возмущался тем, что Москва помогает Дамаску, постоянно обвинял ее в том, что она-де не тех бомбит, что помогает кровавому диктатору, что является дестабилизирующей силой в этом конфликте. Но простите, вы знали, на что шли, когда приглашали Россию принять участие в этой миниатюре Третьей мировой? А я ни секунды не сомневаюсь, что Штаты буквально втягивали Россию в конфликт.

Зачем? Да все просто – чтобы Россия увязла, чтобы у нее оказались связаны руки, сузилось пространство для маневра по всему миру, в том числе в вопросе Украины. Чтобы Москва оказалась перед нелегким выбором: предать Асада или поссориться со всем «цивилизованным миром», выступающим против законной власти Сирии. Получилось не совсем так, как они хотели.

Ну, втянуть нас в войну у них, безусловно, получилось, не хватает только переброски сухопутного контингента, о чем, несомненно мечтают в Вашингтоне, однако вряд ли дождутся. Но получилось, как в анекдоте про мужика, который заблудился в лесу и стал кричать, чтобы его кто-то услышал, на что из лесу вышел медведь и сказал: «Ну, я услышал, легче стало?»

Все это время они думали, что смогут держать нас в Сирии за одно место, постоянно угрожая обвинениями в пособничестве диктатору, гибели мирных жителей (тут на них самих клейма негде ставить, но на то она и западная демократия, чтобы иметь не двойные, а даже тройные и более стандарты). Они постоянно нас одергивали, мол, вы не там бомбите, а тут, и вообще, не забывайте, что вы тут в гостях и не перегибайте палку, тут и без вас поживиться полно желающих.

Пытались поссорить и столкнуть нас с Турцией – не вышло, добились обратного эффекта, чуть было сами не разругались с Анкарой вдрызг.

Пытались выкручивать руки, заставляли усаживать Асада за стол переговоров тогда, когда сирийская армия переходила в наступление и создавала реальную угрозу поддерживаемым Западом боевикам. Только потом эти же боевики всегда сами эти навязанные перемирия нарушали. Сколько их было уже? И где результаты?

Вот и про последнее перемирие можно сказать «а как все начиналось…».

А как? Да как всегда. Только САА начинает продвигаться в Алеппо — пожалуйте за стол переговоров, давайте приложим все усилия, чтобы прекратить страдания мирного населения. И ведь по форме, как говорится, правильные вещи говорят, не придерешься, а по факту — очень быстро выясняется, что перемирие одностороннее, что мы-то Асада можем заставить опустить оружие, а вот они своих подопечных почему-то нет. И вообще оказывается вдруг, что подопечные плевать на них хотели. Достаточно вспомнить историю с Ар-Раи, где боевики выгнали американских спецназовцев, всячески унижая их и оскорбляя под крики «Смерть Америке!».

Но разве это останавливает Штаты от вооружения боевиков, причем не только из числа «умеренных», но и из той самой «ан-Нусры» (запрещена в РФ – ред.), про которых они вроде как, скрепя сердце, говорят, что, наверное, они все-таки террористы. Вот буквально на днях нусровцы этим хвастались в западных СМИ. Буквально хвастались.

Вот вроде бы даже какое-то соглашение заключили Лавров с Керри, про которое тут же раструбили, что это, дескать, реальный прорыв, что это поможет начать процесс урегулирования конфликта и т.д. и т.п. Пару недель эксперты гадали, а что же там в этих соглашениях, но Америка упорно скрежетала зубами: низзя об этом всуе, низзя — сглазить можно, чур меня и все такое!

И тут оказывается, что в соглашениях говорится, о ужас, что США и Россия, наконец, согласовывают список террористов, окончательно помещают «ан-Нусру» (да хоть чучелом огородным назовитесь, все равно останетесь «ан-Нусрой») в касту «неприкасаемых» (а вместе с ними и тех, кто с ними успел изрядно породниться и перемешаться за это время), получается, что официально США должны отмежеваться от тех, кого с самого начала науськивали против законной власти и все эти годы поддерживали. Зрада, как сказали бы на Украине.

Нет, план, конечно, хорош, если на полном серьезе верить, что обе стороны заинтересованы в разрешении конфликта. О дальнейшем я писал — «умеренные» выводятся из-под Алеппо и перебрасываются в направлении Ракки, наступление на которую ведут при поддержке турецкой армии, против «неумеренных» проводится совместная операция, призванная продемонстрировать миру, что мы едины в борьбе с международным терроризмом. Дальше идут переговоры о новом федеративном или конфедеративном устройстве, вернее, по сути, о разделе страны на сферы влияния (в то, что ее удастся объединить под чьей-либо властью уже не верит никто), ну, в общем, дальше можно фантазировать…

У этого плана есть два «но». Во-первых, он явно не очень учитывает интересы других игроков, ведь Москва и Вашингтон, как многие почему-то периодически забывают, не единственные, кто имеет право голоса, ну, или готов это право подтвердить с помощью оружия. Например, готовность Эрдогана идти на Ракку представляется мне не более сильной, чем аналогичная готовность у курдов, равно как и его готовность отдать Алеппо Асаду. А, во-вторых, кто вам сказал, что Америке действительно выгоден этот план? С той стороны он может оказаться выгоден разве что Обаме, который уже уходит и хочет уйти красиво — под победные марши, для чего нужно показать хоть какой-то, хоть минимальный результат. И результат работы американской дипломатии — это его заслуга. Может быть — последняя на посту президента. Последняя попытка хоть как-то оправдать выданную авансом, но так и не заслуженную «нобелевку». Проблема в том, что может получиться так, что его мнение уже мало кому в США интересно.

Видимо, недалек от истины наш министр иностранных дел, который говорил, что американские военные не слушаются своего главнокомандующего, комментируя срыв перемирия, достигнутого усилиями российской и американской дипломатии. По его словам, Обама всегда поддерживал взаимодействие с Россией, и сам подтвердил во время встречи с президентом России Владимиром Путиным в Китае.

Еще раньше директор «Института Земли» Колумбийского университета (США) Джеффри Сакс в статье «Истинная роль США в Сирии» написал о том, что ЦРУ и американские военные в «сирийском вопросе» полностью игнорируют Конституцию, конгресс и президента США.

Это новость? Для меня нет. Только ли в сирийском вопросе? Да везде, во всех вопросах. Во-первых, ни для кого не секрет, что Пентагон и Лэнгли в Америке — это закрытые анклавы, которые фактически являются самостоятельными игроками во всех конфликтах по всему миру, в которых прямо или косвенно участвуют США, во-вторых, мы знаем, что президент в США (как и практически везде в буржуазном мире) – лишь наемный менеджер, обслуживающий интересы элит, и его, менеджера, мнение по тем или иным вопросам может не совпадать и даже идти в разрез с генеральной линией тех, кто поставил его на эту должность. В большинстве случаев менеджеру приходится «утереться». И уж точно тех, кто получает прямую выгоду от войн на Ближнем Востоке, не интересует вопрос репутации «хромой утки», которой осталось сидеть в Белом доме совсем немного.

Давайте посмотрим, что же произошло в Сирии.

Все так хорошо начиналось. Относительно хорошо, конечно, ведь перемирие в Сирии обычно означает то, что в футболе называется срывом атаки и затягиванием времени, т.е. остановку победного наступления правительственной армии и передышку, и возможность пополнить запасы и перегруппироваться для боевиков.

Ладно, дело не в этом. Перемирие — так перемирие, лишь бы оно соблюдалось, лишь бы пошла на убыль волна насилия по отношению к мирному населению.

Понятно, что боевики его соблюдать не собирались, да и не соблюдали с самого начала. Но нам нужно было какое-то время, чтобы они сами себя скомпрометировали, показали (в очередной раз) всему миру свою недоговороспособность. Это всегда спорный момент в политике, повод для мучительных дискуссий, но это старый и доказавший свою эффективность прием. То, что боевики будут себя подставлять, показывать в истинном свете, было понятно и Западу. А Запад такой расклад явно не устраивал — ему нужно было спровоцировать нас (то есть Дамаск и Москву) на то, чтобы мы первыми официально из перемирия вышли. Желательно организовав перед этим пару успешных провокаций с кровавыми жертвами, в которых тоже можно было бы обвинить нашу или сирийскую (что для их пропаганды одно и то же) авиацию.

Что и было сделано с гуманитарным конвоем под Алеппо. Грубо? Топорно? Устаревшие средневековые методы? Но они работают до сих пор! Еще Геббельс говорил, что чем чудовищнее ложь, тем скорее в нее поверят. И это будет работать еще долго и долго, особенно в эпоху развития информационных технологий, когда с помощью Интернета они могут как вирус распространить какую-то идею, и это не будет выглядеть пропагандой, как бы выглядело с помощью телевизора. Увы, в информационных войнах они нас пока опережают, хотя и мы кое чему учимся.

Далее — соглашение Лаврова и Керри. Сначала игра в молчанку с попыткой заставить Совбез проголосовать за «кота в мешке», потом утечка, а потом очевидная невозможность их реализовывать ввиду того, что Россия и Асад якобы недоговороспособны. И это уже очевидная провокация тех, кто стоял за спиной Обамы, тех, кому любое соглашение по Сирии, ведущее к компромиссу, категорически не нравилось.

«Мой хороший партнёр Джон Керри — на него это не очень похоже — заявил, что расследование можно провести, но мы знаем, кто это сделал — сирийская армия или Россия. Видимо, его припекло сильно, потому что он находится под жесточайшей критикой военного командования США», — так прокомментировал Лавров реакцию Госдепа на провокацию с гумконвоем. Дипломатия стала заложницей военной машины.

Еще раньше произошел налет американской авиации на сирийских военных под Дейр-эз-Зором. Тоже ведь очевидная провокация. Это был как бы сигнал и Москве, и Дамаску, мол, мы можем запросто вас разбомбить по ошибке, и нам за это ничего не будет – по ошибке же.

А чтобы никто не сомневался в искренности их раскаяния они, выждав паузу и поскрежетав зубами, признались, что да, это они. По ошибке. Ход беспроигрышный на фоне того, как практически сразу случилась провокация с гумконвоем, в которой они сразу же, без всякого расследования, назначили виновных, как в случае с малазийским «Боингом». Расследование-то провести можно. Но в любом случае виновата Россия. И ведь знают, что Россия не признает «ошибки» просто потому, что она к этому действительно не имеет никакого отношения. И заявят на весь мир: вот, смотрите, ошибки все совершают, но мы свою признали, а Россия – отказывается! Да и потом, они то комбатантов разбомбили, а мы, якобы, гумконвой. Почувствуйте разницу!

Чудовищная гнусная провокация! Особенно на фоне того, что «ошибка» под Дейр–эз-Зором едва не обернулась серьезным военным успехом ИГИЛ, против которого их коалиция якобы воюет в Сирии, для чего они туда якобы и пришли. А теперь выясняется еще и то, что американские военные все это время были на связи с боевиками и едва ли не координировали их наступление на позиции сирийской армии после того, как по ним отбомбили самолеты коалиции. Но ведь в это снова никто не поверит. Скажут, что это пропагандистская ложь. Об этом говорят не только на Западе, об этом я сегодня читаю в жэжэшечках наших либералов, которые прямым текстом пишут, мол, как вообще смеет Россия в чем-то обвинять реально и честно сражающихся с терроризмом американцев, после того, как сами же уничтожили гумконвой под Алеппо и сорвали перемирие.

Кто сорвал-то? Ну, формально, Дамаск просто вышел из него по истечении срока давности. Но ведь он его соблюдал, в отличие от тех, других! Вот только Запад за тех, других никакой ответственности не несет, как мы за Асада. То есть, Асад вышел из перемирия — Асад виноват. Ситуация полностью зеркальная тому, что происходит сегодня в Донбассе. Науськиваемые Западом украинские каратели доводят народные республики до белого каления изнурительными обстрелами, которые ни одна страна мира терпеть бы не стала ни при каких обстоятельствах, вынуждая тем самым, если не перейти в контрнаступление, то хотя бы дать конкретную «ответку» и тут же обвиняют в нарушении минских соглашений. И даже тот факт, что ополченцы периодически устраивают одностороннее прекращение огня – не исправляет ситуации. Для западной пропаганды они остаются «террористами, держащими в заложниках мирное население», а украинские военные – это «честные непогрешимые патриоты и жертвы их варварства, инспирированного Кремлем».

Но вернемся в Сирию. Итак, 24 сентября главы внешнеполитических ведомств США, Британии, Германии, Франции, Италии, а также верховный представитель ЕС Федерика Могерини в ультимативной форме потребовали от России прекратить боевые действия в Сирии и возобновить переговоры под эгидой ООН. Это уже напоминает ультиматум о капитуляции. Выражение «выкручивание рук», по-моему, уже никак не подходит.

А что дальше-то? А дальше, надеюсь, даже к неисправимым оптимистам приходит понимание того, что разговаривать с Западом больше не о чем. От слова «совсем».

«Мы отмечаем в целом неприемлемость тона риторики официальных представителей Великобритании и США, отмечаем, что подобная риторика может нанести серьезный вред процессу урегулирования и нашим двусторонним отношениям», — заявил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.

«Сначала сказали — на три дня. Мы согласились. Потом сказали: «Нет, президент США передумал, надо семь дней», — это Виталий Чуркин в ООН. «Подобные тактические уловки не могут продолжаться бесконечно. На односторонние шаги мы больше не согласимся». «Возвращение Сирии к миру стало почти невозможной задачей, поскольку в стране орудуют сотни вооруженных группировок, а ее территорию бомбят «все, кому не лень».

Наконец-то дошло! До кого-то, вернее, дошло давно, а до кого-то только сейчас. Америка не ставит себе целью прекратить конфликт в Сирии. Америке нужна война. Чем дольше она продлится – тем лучше. Даже смещение Асада — не самоцель, а лишь один из эпизодов этой стратегии. Всем ясно, что Асад является последним стабилизирующим фактором, не станет Асада — больше ничто не удержит Сирию от скатывания в бесконечный кровавый хаос. Бесконечный — это, как мы можем видеть на примере Афганистана и некоторых стран Африки, это почти в прямом смысле этого слова.

В лучшем случае Вашингтон может пойти на определенный компромисс в трудные для него времена, исключительно ради пиара — чтобы предъявить избирателю успехи во внешней политике. Но моменты эти недолгие и весьма шаткие. В данный момент «косметическое» улучшение, возможно, нужно только Обаме, но он уже даже не «хромая утка», он вообще никто и звать никак, американская военщина бесцеремонно ведет в Сирии свою политику, а администрации в Вашингтоне и ее дипломатии остается лишь делать выражение лица, по определению Лаврова, «на него это не очень похоже» и, глядя мутным взглядом в потолок, повторять мантру «Россия во всем виновата!». Есть ли действительно смысл вести переговоры и идти на какие-то компромиссы? Да вообще никакого. Тем более, что формальный лидер противоположной стороны ни за что не отвечает, не контролирует не только подопечных боевиков, но и собственных военных. Это все равно, что вести переговоры с пустым креслом.

Кресло-то действительно фактически пустое и будет таковым еще много месяцев — до тех пор, пока новый президент не сформирует свою команду и не предъявит свою внешнеполитическую стратегию, которая пока существует только в виде предвыборных обещаний и лозунгов. Им предстоит серьезная подковерная борьба по многим вопросам, в том числе и по Сирии, и по Украине, и итог этой борьбы непредсказуем, вне зависимости от того, кто выиграет выборы 8 ноября.

А пока у американской военщины развязаны руки. И они это уже ощутили в полной мере, как и свою непогрешимость и безнаказанность. Для них сейчас распахнулось окно возможностей.

Впрочем, это окно распахнулось не только для них, но и для всех участников конфликта, пока у США не будет четкого понимания, что делать дальше (а его не будет еще с полгода после выборов), ходы других игроков, почувствовавших определенную свободу, так же могут быть непредсказуемыми.

Одно ясно: мира в обозримом будущем действительно не будет.

Дмитрий Родионов

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
obama_20160


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1