Путин, открывающий путь. Юрий Селиванов

Дата публикации: 23 Сентябрь 2016, 14:00

Рост военно-политического влияния России в мире – ключевой драйвер продвижения российских товаров на мировом рынке

Boeing KC-46A Pegasus

Минобороны США объявило о предстоящей продаже Японии четырех новейших самолетов-заправщиков Boeing KC-46A Pegasus, общей стоимостью 1,9 млрд долларов. Ну и что – скажут некоторые читатели. Рядовая военно-промышленная новость, зачем она здесь?

А вот зачем. Рядовая, то она рядовая. Но это как посмотреть. Как видим – стоимость каждой проданной японцам американской машины приближается к пятистам миллионам долларов. Между тем, новейший российский самолет-заправщик аналогичного класса на базе Ил-76МД-90А стоит примерно в три раз дешевле – около 150 млн. долларов. Но Япония никогда не купит российский самолет, хотя объективно это куда более рациональное приобретение. И дело здесь вовсе не в проблемах совместимости оборудования или в качестве постпродажного обслуживания – все это решаемые проблемы. А в том, что Япония – военно-стратегический союзник США. И этим все сказано. Любой бизнес в современном мире, а военно-технический в первую очередь регулируется именно характером политических отношений различных стран.

И раз мы решили для иллюстрации темы использовать именно самолеты-заправщики, можно продолжить примером Индии. Эта страна не так давно отказалась приобретать в России те же Ил-78 по цене примерно 150 млн. долларов за штуку и предпочла выложить на 60 млн. долларов больше за каждый французский заправщик A330MRTT. И это при том, что Ил-78 уже стоят на вооружении ВВС Индии и никаких особых нареканий у местных военных не вызывают. Индийцы официально ссылаются на «более качественную» французскую авионику и тот же послепродажный сервис.

Но при этом вполне откровенно объясняют в кулуарах нашим военным экспертам, что Индия очень недовольно широким военным сотрудничеством России с Китаем и, особенно намечающимся с Пакистаном. И связывают именно это недовольство с диверсификацией военных заказов.

То есть и здесь – чистой воды политика. И, конечно же, это касается не только самолетов- заправщиков. И не только военной техники.

Мировые торгово-экономические потоки достаточно строго следуют силовым линиям мировой геополитики. И большинство стран мира предпочитают иметь деловые связи с теми государствами – центрами производительных сил, которые в наибольшей степени обеспечены глобальным геополитическим влиянием.

В сущности, политика тех же США уже на протяжении многих десятилетий направлена именно то, чтобы за счет своего геополитического веса прокладывать максимально широкий и беспрепятственный путь своим товарам. Именно поэтому американцы терпеть не могут разного рода закрытые политические системы и «чересчур» суверенные государства, рассматривая их как препятствие на пути своих товарных потоков и помеху в укреплении собственного благосостояния.

Американцы и в целом Запад очень сильно преуспели в этом деле, вплоть до установления по некоторым позициям своей мировой политической и экономической монополии. Но не все коту масленица и никто им не давал гарантий, что так будет всегда.

Очевидно, что в современном мире нет иного пути составить им конкуренцию, чем обеспечить не менее свободное продвижение на мировой рынок собственной продукции. Но это категорически невозможно сделать без приобретения государством соответствующего военно-политического веса.

Полноценное осознание непреложности этого факта, на мой взгляд, является едва ли не важнейшим достижением правления российского Президента Владимира Путина. Именно максимально возможное расширение сферы геополитического влияния России очевидно рассматривается им как важнейшая задача своего президентства. Но не как самоцель, но именно как ключевой драйвер российской мировой экономической экспансии. Ибо с дряхлыми и немощными державами, которых можно смахнуть с мировой шахматной доски «одной левой» никто иметь дело не будет. Слишком это ненадежно. Кстати – именно это американцы сейчас и пытаются сделать в Сирии – смахнуть Россию с этой площадки и тем самым доказать всему миру её несостоятельность. Но в Москве это прекрасно понимают и категорически не идут на попятную.

Между тем, стоило только России громко заявить о себе на Ближнем Востоке и подтвердить свои амбиции весьма решительными военными мерами, как перед страной открылись новые, невиданные ранее торгово-экономические перспективы. Резкий рост мирового влияния РФ после убедительной демонстрации Москвой своего возросшего военно-политического потенциала, побудил лидеров многих стран мира пересмотреть свое отношение к России как некой «бесплотной тени прошлого» и вновь включить её в число первоклассных держав, с которыми можно и нужно иметь дело.

И, конечно же, это новое видение сказалось, прежде всего, на сфере военно-экономического сотрудничества. Партнерами российского ВПК в этих новых условиях охотно становятся страны, которые в прежние годы были в этом отношении либо весьма сдержанными, либо вообще пассивными. Российское вооружение мощно пошло на экспорт на Ближний и Дальний Восток, в Африку и Латинскую Америку. Подтягиваются и другие капиталоемкие отрасли экономики, прежде всего атомная энергетика. Ощущение стабильности России в сочетании с её альтернативной США прогрессивной геополитической ролью и сравнительной дешевизной российской продукции, делает её желанным и незаменимым партнером. И в этом смысле можно уверенно говорить об успешной конвертации российским руководством растущей военно-политической мощи страны и её влияния в мире во все более беспрепятственную торгово-экономическую экспансию РФ на мировом рынке.

По сути – этот путь можно назвать американским. Но другого способа убедительно заявить о своих намерениях и амбициях в современном мире, основанном на бескомпромиссной и тотальной конкуренции стран и народов, просто не существует.

Поэтому глубоко неправы те, кто не следует совету Козьмы Пруткова «Зри в корень!» и пытается ограничить свое понимание решений и действий российской власти на мировой арене в целом и на Ближнем Востоке, в частности, только примитивными суждениями, типа «братской солидарности с правительством Асада», или «бессмысленной гибели российских солдат на чужой войне».

Путин знает, что делает. И если, в конечном счете, та же Турция купит у России лучший в мире зенитно-ракетный комплекс С-400, а другой бывший союзник США Пакистан вооружится не американскими Ф-35, а российскими Су-35, то можно будет сказать, что двумя врагами у России стало меньше. А это согласитесь дорогого стоит. И не только если считать в миллиардах долларов.

Юрий Селиванов, специально для News Front
Юрий Селиванов

 

 

 

 

boeing_2846255_original
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1