Жажда российской агрессии становится нестерпимой. Ирина Алкснис

   Дата публикации: 21 сентября 2016, 18:42

Россию вновь, как и в 2014 году, начали провоцировать, причем крайне грубо и топорно, как будто стоит цель заставить ее сорваться и перейти к каким-то радикальным действиям военного характера.

Жажда российской агрессии становится нестерпимой

Предыдущие два года информационная российская повестка в значительной степени совпадала с международной.

2014 год прошел под знаком украинского кризиса; 2015-й – под проблематикой Ближнего Востока со всеми его беженцами в Европу и военной операции России в Сирии.

Текущий период отличается тем, что российское общество переключилось в первую очередь на внутреннюю проблематику.

Это вполне понятно, учитывая, что в стране происходит действительно масса важнейших событий – от масштабной перетряски силовых ведомств до серьезнейших процессов в образовании, здравоохранении и экономике.

Внешнеполитическая проблематика уже явно не вызывает того отклика, как это было в предыдущие пару лет, даже у активно интересующихся политикой людей. Перегорело, отбоялись обещанной вот-вот катастрофы.

Возможно, это и хорошо. Потому что это до определенной степени развязывает руки руководству страны, которое может действовать на международной арене с меньшей оглядкой на общественное мнение в России и без необходимости вкладывать серьезные ресурсы в его успокоение и поддержание в нужном эмоциональном состоянии.

Это тем более хорошо, учитывая то, что дела на международной арене принимают очень крутой оборот и по напряженности уже практически сравнялись с весной-летом 2014 года, когда временами казалось, что мир висит на волоске от глобальной войны.

Что является причиной происходящего, можно только гадать.

Возможно, выходящая на финишную прямую президентская гонка в США со всеми ее эксцессами, вроде публичного проявления проблем со здоровьем у одного из кандидатов.

Возможно, раскручивающийся маховик глобального кризиса, который грозит обрушить всю мировую систему.

Возможно, все более открыто проявляющиеся трения между Европой и Штатами – взаимно накладываемые многомиллиардные штрафы и тупик в переговорах по Трансатлантическому партнерству говорят сами за себя.

Возможно, дело в каких-то скрытых от глаз публики глубинных процессах, которые так любят различные теории заговора.

Как бы то ни было, одно можно констатировать четко – Россию вновь, как и в 2014 году, начали провоцировать, причем крайне грубо и топорно, как будто стоит цель заставить ее сорваться и перейти к каким-то радикальным действиям военного характера.

Весь август ждали обострения в Донбассе. Тогда возобновились регулярные жесткие обстрелы и боевые столкновения практически по всей линии фронта.

Со дня на день ждали, что война вновь перейдет в открытую стадию. Не случилось, и можно только предполагать, какие рычаги задействовал Кремль, чтобы не допустить вновь полномасштабного возгорания у своих границ.

А еще была провокация Киева в Крыму, которая пока так и не получила полного ответа России. Все ограничилось ужесточением риторики да ликвидацией прямого неофициального канала связи с президентом Украины в виде его друга и по совместительству российского посла.

Как показывает практика, память у Кремля хорошая, так что киевским ключевым фигурам явно не стоит расслабляться. Им с очень большой вероятностью предстоит еще ответить за произошедшее.

Однако события на крымской границе в очередной раз ясно показали, что есть силы, которым просто необходимо, чтобы Россия сорвалась и обратилась к силовым методам решения конфликтов.

Тогда при объяснении произошедшего высказывалась версия, что это была полностью инициатива киевских властей, под которыми припекает уже настолько сильно, что жажда российской агрессии становится уже просто нестерпимой.

Сирийские события последних недель продемонстрировали, что это не так. Тогдашние действия Киева были инспирированы куда более могущественными силами, чьи следы явно ведут за океан.

Опять-таки можно высказывать догадки, почему нынешние действия Вашингтона отличаются поразительной противоречивостью.

Разыгрывается ли в отношении России классическая партия плохого и хорошего полицейского?

Или и впрямь в американских элитах идет битва не на жизнь, а на смерть в определении будущего пути страны и это сказывается на работе государственной машины?

А может, дело в том, что бюрократия (особенно военная) хочет просто щелкнуть по носу уходящих в самом скором времени руководителей государства и потому торпедирует их работу?

Это неважно. Важно то, что Россия просто не может опираться и рассчитывать на какие бы то ни было договоренности с США. Вместо фундамента там сейчас топь.

Джон Керри, похоже, вполне искренен в своем стремлении достигнуть с Россией компромисса по Сирии и покинуть свой пост со зримым результатом в этом отношении. Во всяком случае, его рекордные по длительности встречи с российским министром иностранных дел в самых разных точках планеты свидетельствуют в его пользу.

Но с момента заключения того самого, не подлежащего разглашению соглашения по Сирии его очень старательно и целенаправленно подрывают.

Сначала Пентагон высказался против него, хотя это вообще не дело военных – лезть в политические решения и уж тем более публично пререкаться с высшим руководством страны.

Затем бомбардировка американской авиацией подразделений сирийской армии. Попытки списать все на случайную ошибку вызвали демонстративное недоверие Кремля и прямые обвинения в сотрудничестве с ИГИЛ (запрещено в РФ – ред.).

Причем реакция России на произошедшее оказалась настолько яростной, что невольно возникает вопрос: дело только в нарушенных договоренностях или среди погибших есть российские военные советники, о гибели которых пока не объявлено официально?

Как бы то ни было, свежая история с уничтоженным ооновским гуманитарным конвоем стала очередным звеном в этой цепи, учитывая, как старательно это «вешают» на Россию. Однако и эта провокация, похоже, провалилась.

Нет, безусловно, нас ждет очередная волна антироссийской истерики в западных СМИ. Она собственно уже началась. Но нам не привыкать.

А на уровне международных организаций Россия начала вполне успешно гасить негативные эффекты провокации.

Во всяком случае, указания Министерства обороны на то, что на представленном видео нет следов именно авиаудара, удивительным образом совпали со сменой риторики ООН, которая вместо «бомбардировки» начала говорить о куда более абстрактном «нападении».

И это вновь тот случай, когда просто слова явно не обеспечивают достижения цели наших американских партнеров, а таковой все более ясно видится военное вовлечение России в масштабный конфликт, в котором она безнадежно увязнет.

Но это не получилось в 2014 году с Украиной, потом в 2015-м – с Турцией и сбитым российским бомбардировщиком. В 2016-м Кремль противостоит очередным попыткам.

Похоже, кредо российской власти на текущий период звучит следующим образом: делай все, что хочешь и можешь – кроме того, чего добивается от тебя противник.

И что характерно, это работает.

Ирина Алкснис

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1