Турецко-российская кухня. Матвей Захаров

   Дата публикации: 21 сентября 2016, 22:01

Актуальный международный тренд 2016 года — укрепление «центра силы» на Евразийском пространстве

vodka-perets

Мировую геополитику можно уподобить большой коммунальной квартире. Типичная «коммуналка» — это огромная квартира на десять комнат, где в каждой комнате по семье, с общими местами пользования: коридором, туалетом и кухней. Соседей не выбирают, с ними пытаются худо-бедно уживаться и мирно сосуществовать, чтобы пользоваться общими благами цивилизации: газом, водой, канализацией. При этом и личные интересы никто не отменял; иногда в туалет или к кухонной плите выстраиваются очереди, что всегда чревато бытовыми конфликтами. Диапазон отношений варьируется от симпатии до непримиримой вражды, «битвами» за жизненное пространство.

Так и в глобальном мире: история показывает, что именно с соседями по политической карте страны воюют больше всего, именно к соседям у государств зачастую накапливается максимум исторических претензий. С другой стороны, в относительно мирные годы с соседями обычно и устанавливаются самые тесные и близкие контакты, экономические, торговые, культурные, чисто человеческие. От соседей по континенту, с которыми у тебя общая граница, не сбежишь куда-нибудь в Антарктиду или в Австралию. Волей-неволей нужно заботиться о дружбе и взаимовыгодном сотрудничестве.

С Турцией Россию связывают многовековые отношения геополитического соперничества за господство на Евразийском пространстве. Начнем с того, что нынешний Стамбул — это бывший Царьград (Константинополь), из которого древняя Русь получила свою церковь — Православие и модель государственности. После падения Константинополя под ударами турок-османов в 1453 году родилась мессианская формула «Москва — третий Рим, и четвертому не бывать». Многие поколения русских монархов грезили о возвращении Константинополя под власть «белого царя». В общей сложности с 1676-го по 1918 годы Россия воевала с Турцией 11 раз за земли и ресурсы на Кавказе, Украине и в Крыму. В то же время торгово-дипломатические отношения между Турцией и Россией исчисляются пятью веками: официальная дипломатия началась с послания Князя Московского Ивана III (кстати, дедушки Ивана Грозного) Османскому султану Баязету II по вопросам морской торговли.

Иначе говоря, у современной России и нынешней Турции — общая геополитическая судьба. Обе страны — в прошлом мощные империи, формирующие вокруг себя обширные сферы влияния; одна на севере, другая на юге континента, оба государства сохраняют собственные политические претензии на пост-имперских пространствах, считая эти интересы своим суверенным правом, дарованным многовековой историей и географическим положением. Подчас претензии двух стран на геополитическое наследство натыкаются друг на друга, прежде всего — на Кавказе (начиная с XIX века) и в Сирии (после Второй Мировой войны). При этом не стоит забывать, что и у Турции, и у России, схожие проблемы с ментальной идентификацией: и турки, и русские давно живут в состоянии, не побоюсь этого выражения, — экзистенциального выбора между Западом и Востоком, и в Турции, и в России сильны как прозападные настроения, так и убежденность в своем особом, самобытном пути. И Россия, и Турция в 90-ые и нулевые стремились в Евросоюз, но, опять же, у обеих стран это стремление натолкнулось на объективные препоны, будь то Курдский вопрос для Турции, или законные интересы России на постсоветском пространстве. В итоге европейцы поставили слишком жесткие условия для интеграции, которая сегодня представляется скорее благим пожеланием и несбыточной мечтой, чем реальной возможностью.

Наоборот, после крушения Железного занавеса и окончания Холодной войны, вот уже четверть века, при всех объективных противоречиях, позиции России и Турции неизменно сближались, а отношения интенсивно развивались, как в экономическом плане, так и в культурном, чему способствовало и стремительное разрушение вчерашних человеческих стереотипов: миллионы россиян каждый год отдыхали на турецких курортах. Член НАТО Турция рассматривалась Роосией в качестве ближайшего и надежного партнера, с которым можно и нужно находить компромиссы и «точки дальнейшего роста».

Поэтому, буквально «ножом по сердцу» для большинства жителей двух стран стал инцидент со сбытым 24 ноября 2015 года на границе с Сирией российским бомбардировщиком Су-24М. Так называемые «туркоманы», в нарушение всех международных конвенций, расстреляли в воздухе катапультировавшегося и спускавшегося пилота. Президент России Владимир Путин воспринял демарш Турции чрезвычайно болезненно, назвал «ударом в спину» и ввел против Турции жесткие санкции. Однако уже тогда, полгода назад, многие эксперты-международники предсказывали, что недоразумения между двумя странами ненадолго. И действительно: извинений Анкары оказалось достаточно, чтобы уже летом 2016 года восстановить отношения на качественно новом уровне. В большой политике нельзя обойтись без субъективного человеческого фактора, но объективные интересы всегда в итоге побеждают. А объективно в нынешней невероятно сложной международной конфигурации России и Турции гораздо выгодней дружить, нежели враждовать.

Главный глобальный игрок — Соединенные Штаты Америки, полностью уверовав в торжество однополярного мира, то есть в собственную безоговорочную  гегемонию, проводит весьма неуклюжую международную политику, игнорирующую тонкие региональные аспекты. В многослойном конфликте вокруг Сирии и с Исламским Государством Госдеп США сделал откровенную ставку на курдов, что не могло войти в резкое противоречие с национальными интересами Турции. США в последние годы были явно недовольны самостоятельной политикой, которую проводил президент Турции  Реджеп Эрдоган.

Кульминацией этого скрытого противостояния стал неудавшийся путч высших офицеров Турецкой Армии (которых многие всерьез считают «пятой колонной» США) 15-16 июля 2016 года. Эрдоган остался жив и его режим устоял, но попытка военного переворота не прошла бесследно. Нежелание США выдать Эрдогану его главного врага и, как считается, вдохновителя заговора Фетхуллаха Гюлена буквально подтолкнуло Турцию к России.

Впрочем, новая тенденция к сближению с северным соседом затронула не только Турцию. Вызовы последних лет и явный волюнтаризм США (поведение «слона в посудной лавке») заставили страны региона всерьез задуматься о формировании нового «центра силы» на Евразийском театре, в частности, о создании «оси Москва-Баку-Тегеран», способной пошатнуть пресловутую «однополярность». 8 августа в Баку состоялся исторический саммит глав трех прикаспийских государств — России, Азербайджана и Ирана. Владимир Путин, Ильхам Алиев и Хасан Рухани обсудили стратегию экономического сотрудничества и пути решения региональных проблем. Государства намерены вместе бороться против мирового терроризма, читай: против ИГ. В прикладном плане новый формат сотрудничества должен соединить энергосети трех стран и способствовать развитию транспортного коридора «Север–Юг». В будущем страны «оси» должны добиться того, чтобы из Тегерана до Санкт-Петербурга можно было легко доставить товары по железной дороге без пересадок.

Здесь важно подчеркнуть роль Азербайджана как своего рода связующего моста между Турцией и Россией. Исторически и культурно бывшая советская республика тесно, почти родственно связана как со своим северным соседом, так и с южным. Весьма размытая позиция Белого дома по Карабахской проблеме заставляет Баку активно продолжать диалог с Москвой. Не секрет также, что нормализации российско-турецкий отношений во многом способствовал именно Азербайджан. Если пользоваться все той же аналогией с коммунальной квартирой, соседям хочешь — не хочешь, а приходится искать общий язык и реальные точки соприкосновения. В России все межличностные разногласия издавна принято выяснять на кухне. Когда соседи понимают, что ругаться больше нет смысла, они предпочитают собраться за одним столом и решить все накопившиеся проблемы. Это тем более актуально, когда кухня по факту — общая.

 Матвей Захаров, специально для News Front

Метки по теме: ;


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1