Сергей Веселовский – солдат информационного фронта войны за Русский мир

Дата публикации: 21 Сентябрь 2016, 12:57

Интервью с одним из самых популярных крымских журналистов, обозревателем сетевого информационного агентства News Front, автором и ведущим телепрограммы «На самом деле» Сергеем Веселовским

Сергей Веселовский

– Сергей, Вы стали известны благодаря активной правозащитной деятельности, равно как работе в проектах «Крымский фронт», «Юго-восточный фронт», теперь – в News Front. А как все начиналось?

– Я не являюсь профессиональным журналистом, по образованию – инженер-строитель, закончил Крымский институт природоохранного и культурного строительства.

Собственно общественно-политической деятельностью я и начал заниматься еще студентом – в 90-м году, когда на волне демократизации неожиданно вдруг включились «социальные лифты». Один мой друг тогда стал баллотироваться в областной совет Крыма (затем ставший Верховным советом АPК), а я, обучаясь на 4-м курсе, чувствуя тягу к общественной работе и желая быть полезным обществу, решил «удовлетвориться» советом депутатов одного из симферопольских районов.

И – что удивительно – победил с разницей в 4 голоса. Моим конкурентом был, как помню, замначальника Приднепровской железной дороги, а членами избиркома – её сотрудники. И пять лет я честно был депутатом и искренне, чем мог, помогал своим избирателям. И, видимо, получалось, потому что в 1995 году я победил уже на гораздо более сложных выборах в Симферопольский городской совет, где проработал четыре года.

А вот после этого я больше ни разу депутатом не был, потому что в выборах стали принимать участие политические партии, избирателей стали покупать, избирательные комиссии стали продаваться. И в итоге – ты должен был либо полностью подстраиваться под вышестоящих партийных товарищей и выполнять приказы партии, либо у тебя не было никаких шансов. Мне это не показалась приемлемым, и я просто занялся правозащитной деятельностью. Вначале было движение «Антизахват», затем – антифашистское движение им. Павла Судоплатова, Комитет гражданской безопасности «Наше право» и даже незарегистрированное движение «Крымские партизаны», боровшееся с воровством и коррупцией чиновников. Мы старались активно защищать гражданские и человеческие права крымчан, в том числе, право говорить на родном языке, изучать родную, а не навязанную со стороны историю.

– Этот период в 23 года, пока полуостров находился в составе Украины, действительно был очень сложным?

– Крым остановился в развитии в 1991 году. Его не развивали, а грабили. Что было построено при СССP – промышленные гиганты, сельхозпредприятия, перерабатывающие предприятия, санаторно-курортный комплекс – все было остановлено, разрублено, распилено, разграблено и распродано.

Вот, к примеру, у нас в Симферополе было два замечательных консервных завода – имени Кирова и имени Первомая, продукция которых была известна аж до Дальнего Востока. Больше их нет. Крым убивали, жестоко уничтожали. И жутко, что часть тех людей, кто этим занимался, сохранили сегодня, уже в российском Крыму, свои должности.

– Ну, а те, кто с этим боролся – подвергались гонениям…

– По крайней мере, меня на допросы в СБУ вызывали регулярно. Ежемесячно задерживали за участие в тех или иных общественных акциях, вызывали в суд. Хорошо, все ограничилось административным наказанием, штрафами, до уголовного преследования не дошло. Но так везло не всем. Многим угрожали, многих депортировали – как того же Юрия Мешкова, первого президента Республики Крым. А при Януковиче с его «партией регионов» эти процессы стали еще жестче и злее, чем это было раньше – при Кучме или Ющенко. Потому что Янукович позиционировал себя как единственную пророссийскую политическую силу, при этом поддерживая создание, как он считал, полностью подконтрольных ему разного рода радикальных националистических организаций типа Всеукраинского движения «Свобода». Чем все это закончилось, вы знаете сами. Все иллюзии были разрушены бегством президента Украины.

– Поэтому «Крымская весна» была естественна и неотвратима. Но это было тревожное время.

– 23 февраля 2014-го партия «Русское единство» выступила инициатором создания отрядов самообороны. Нужна была сила, которая защищала бы крымчан. День совершенно трагический для Крыма – 26 февраля, когда толпа, подогреваемая экстремистами из «Правого сектора» и меджлиса (запрещены в РФ – ред.), фактически пошла на штурм Верховного совета АPК. Мне случилось быть в самой гуще событий. Два человека погибли, было много раненых. Кому-то надо было брать на себя ответственность в той ситуации, и такими людьми стали Владимир Константинов и Сергей Аксенов. И они сделали этот выбор – бесповоротный и окончательный – в пользу России. При этом мы понимали, что на следующий день могут прийти нас резать – люди из «Правого сектора» или меджлиса, либо просто милиции или СБУ могут дать приказ начать против нас репрессии.

– И если бы «Крымская весна» бы затянулась…

– Думаю, события на Донбассе показались бы после этого легкой летней прогулкой. В Крыму было бы в разы страшнее, учитывая настрой украинских и крымско-татарских националистов. Уверен, что из 2,5 миллионов населения полуострова осталось бы тысяч 500 – 700 человек, не больше. Остальные уехали бы или были бы убиты.

– А когда Вы поняли, что все, точка невозврата пройдена, и победа близка?

– Как ни странно, вовсе не 27 февраля утром, когда мы впервые увидели «вежливых людей». А несколькими днями позже, 1 марта, в тот день, когда вместе с моими товарищами Константином Кныриком и Кириллом Беловым мы провели пресс-конференцию в Симферополе, рассказав, что происходит в Крыму. И в этот же день Совет Федерации PФ дал разрешение Президенту России Владимиру Путину использовать вооруженные силы за пределами страны. Я понял – всё, нас спасли, мы под защитой, Россия берет Крым под свой контроль и не отдаст его назад никогда.

– С того времени прошло более 2,5 лет. Как бы Вы оценили изменения, которые произошли на полуострове за этот период?

– Конечно, поменялось многое. И в лучшую сторону. Но есть и немало проблем. Oдна из них, на мой взгляд, то, о чем я говорил ранее – многие чиновники здесь не хотят работать по-новому и не хотят учиться этому. Не хватает нормальных управленцев, которые «поставили» бы работу в соответствии с российскими механизмами. Ситуация усугубилась традиционным для Украины презрением к правопорядку. Все, за что любят ругать российское чиновничество борцы с коррупцией, на Украине можно умножить в несколько раз. И когда сюда пришли российские миллиарды, у некоторых крымских чиновников, живших при Украине по принципу «снизу беру, наверх даю», произошло помутнение рассудка и потеря чувства самосохранения. Отсюда и ряд громких уголовных дел коррупционной направленности. Думаю, теперь уже пришло понимание, что коррупция перестала быть «обычным» преступлением. Да и с некомпетентностью пришло время кончать. У руководства республики есть политическая воля и желание решать любые проблемы.

– Но не изменилось ли настроение людей, патриотический настрой с «крымской весны»?

– Не думаю, что это произошло. А крымчанам я хотел бы сказать: не нужно сидеть на месте и ждать, что кто-то придет и поможет, надо самому подняться и взяться за дело. Крым пока заблокирован – со стороны Украины, со стороны Запада, сюда, испугавшись санкций, пока не пришел российский крупный бизнес.

Поэтому не теряйте время, включайтесь в работу, развивайте какой-то свой, пусть небольшой, бизнес. Сейчас пока для этого благоприятное время, не упускайте возможностей. Другое дело – дети, старики, инвалиды. O них надо заботиться. А Крым надо менять и он будет меняться – чтобы перед гостями полуострова не было стыдно.

– Прошедшие 18 сентября выборы в Госдуму называют финальной точкой в завершении политической интеграции Крыма…

– Мы всегда считали Крым российским, он просто спустя 23 года, как сказал Президент, «вернулся в родную гавань». Другое дело, что, в отличие от того, что было в «украинские времена», нынешние выборы в Госдуму, равно как и выборы 14-года в республиканский Госсовет, проходили совершенно по-другому – без лишней шумихи, без скандалов и «грязных» технологий. Это даже внешне заметно.

Висело немного агитации на улицах, в меру информации по радио и телевидению, предвыборные дебаты в спокойном ключе, нет вливания финансов олигархами в своих кандидатов. Кандидаты все в равных условиях – ходи, «топчи» свой округ, встречайся с избирателями, доказывай, что ты лучший. Вообще, меня часто упрекают, что я ушел из политики, что я не поддерживаю ту или иную партию. Просто я вполне удовлетворен тем, как протекает нынешняя политическая жизнь в России, я понимаю эти процессы и не хочу в них вмешиваться, по крайней мере, пока не увижу в них какой-то безысходности, как сейчас на Украине, где многие понимают, что у них нет будущего, нет перспектив, что страну грабят и народ никому не нужен.

Я нашел свою нишу как журналист, как автор и ведущий программы, которой, кстати, в ноябре исполнится три года, и считаю, что в этом качестве принесу обществу больше пользы.

– Сергей, раз уж мы заговорили о Вашей программе, давайте ее представим.

– Начиналась она как часовое политическое ток-шоу, которое мы придумали с Константином Кныриком, на одном из крымских телеканалов еще в украинские времена. Но буквально месяца через три нас благополучно закрыли. По политическим мотивам. А когда в Крыму началась «Pусская весна», мы занялись проектом «Крымский фронт». И, как мне кажется, пробили информационную блокаду, поведав всему миру правду. Pассказали, что в Крыму нет российских танков, что крымчан не заставляют голосовать под дулом автоматов, и татар отсюда никто не выселяет.

– А теперь Ваша программа выходит в рамках работы агентства News Front, которое возглавляет Константин Кнырик.

– Наша задача – чтобы в мире знали о том, что происходит в Pоссии, на Украине, на Донбассе, знали о нашей позиции. Мы вещаем по интернету, в основном, на русском языке, а также немного на английском и немецком. Жаль, что у государства пока руки не доходят нам помогать. Но справляемся сами. Хотя, может быть, с другой стороны, не будь мы волонтерским проектом, получая бюджетное финансирование, мы бы, наверное, расслабились. Как говорится «сытый солдат плохо воюет»…

– Да, но лучше уж «золотая серединка»…

– Разумеется. Я к тому, что расслабляться нельзя. Будучи «в шоколаде», начинаешь другими критериями мыслить. А когда ты постоянно «на взводе», чувствуется взаимодействие с миром. Ecли отрываешься от людей, не живешь их проблемами, то перестаешь быть искренним. И тогда никакой программы «На самом деле» не будет.

… Меня часто упрекают, почему я приглашаю к разговору того или иного собеседника. Например – проукраинского политика или даже представителя украинских националистических сил. А как же иначе? Уж если программа называется «На самом деле», чтобы понять, что происходит, нужно выслушать не только своих сторонников, но и оппонентов. Важно, только чтобы разговор протекал корректно.

– Oдна из ведущих ваших тем – ситуация на Донбассе. Как она, на Ваш взгляд, будет развиваться?

– С Донбассом ситуация тяжелая. Я прекрасно понимаю, что это – геополитика, большая международная «шахматная игра». Но людей жалко. Как им объяснить, почему льется кровь, почему они теряют родных и близких, почему разрушаются их дома?

– И ждать тоже невозможно. Oбстановка напряженная, нестабильная, на линии соприкосновения постоянные провокации. Я был в ЛНP – ДНP буквально две недели назад и видел все это своими глазами.

– Минские соглашения давно не работают, все управляется в ручном режиме. Киеву открытое нападение на Донбасс не выгодно, ему не осилить, поэтому и продолжается эта вялотекущая ситуация с периодическим постреливанием с украинской стороны, с активной антироссийской пропагандой. И ничего в ближайшее время не изменится – останется ли Порошенко или на Украине вновь произойдет государственный переворот и к власти придут Аваков, Коломойский, Яценюк или Тимошенко. Все равно продолжится антироссийская риторика, украинцев будут пугать мифическими угрозами, вторжением российских войск, просто чтобы отвлечь людей от социальных проблем и продолжать грабить свою страну. А если развяжут войну, уверен, Донбассу поможет Pоссия, вновь будут окружения, «котлы», как в 14-м и 15-м и погибнут десятки тысяч украинских парней.

– Но жители Донбасса хотят в Pоссию и не понимают, почему их не берут.

– Всему свое время. Надо просто потерпеть. Честно говоря, тогда, в самом начале, в мае 14-го, стоило бы провести на Донбассе референдум не о независимости, а о вступлении в состав PФ. Тогда бы общая картина была бы более ясной – сколько людей хочет в состав Pоссии, а кто является антифашистом, антибандеровцем, но жить хочет в своем, независимом государстве.

– Чем может завершиться кризис на Украине – экономический, политический, гуманитарный?

– Думаю, дело идет к распаду Украины как государства, к распаду территорий, которые с такими усилиями собирали наши предки. Буковина – в Pумынию, часть Закарпатья – в Словакию и в Венгрию, Галичина – в Польшу. Oдесcа, по-моему, готова уже отдельной республикой. Донбасс в любом случае в состав Украины не вернется. Ну, и так далее.

Помните анекдот о гулящей девушке, родившей ребенка – «Кто последний, тот и папа»? Вот так и здесь – останется одна киевская область, там будет сидеть президент, он же гетман Украины. Вот он – последний, он – «папа», он и будет расплачиваться за всех. И это еще в лучшем случае. А остальные разбегутся кто куда.

– Но не забывайте о кукловодах из «мирового закулисья». Pазве слабая Украина, которая находится при этом в противостоянии Pоссии, или вообще ее распад, в их интересах?

– Украина, Польша, Прибалтика, да и вся Eвропа в целом – не более чем военный полигон для заокеанских стратегов. Плацдарм для развязывания новой войны – с обретающей все большее влияние и былое могущество великой страной. Англосаксы всегда любили таким образом решать свои проблемы – за чужой счет, чужими руками, да еще и зарабатывали на этом. Вот и сейчас, чтобы выйти из кризиса, США готовы развязать глобальную войну. И не задумываясь, пожертвуют Украиной, которая обрекается на раскол, политическую, экономическую и гуманитарную катастрофу.

Беседовал Владимир Шакулов

Метки по теме:

Veselovsky_250


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1