База в Могадишо: Эрдоган завоевывает Африку. Антон Мардасов

Дата публикации: 21 Сентябрь 2016, 09:00

Зачем Турции в Сомали военный объект для борьбы с терроризмом

Турецкая армия

Турция строит военную базу в Сомали. Недавно в соцсетях появились снимки коммерческих спутников и фото с самолетов, на которых видна огороженная территория на побережье и ряд логистических объектов. Таким образом, как отмечают арабские ресурсы, январские публикации о намерениях турецкого руководства открыть военную базу в Сомали подтверждаются.

Напомним, декабре 2015 года посол Турецкой республики в Дохе Ахмет Демирок заявил, что Анкара намерена создать военную базу в Катаре, чтобы защищаться от «общих врагов», а через месяц СМИ сообщили о новой сделке — по открытию объекта в Сомали. Тогда отмечалось, что турецкая база будет располагаться в столице Сомали Могадишо. На первом этапе 200 турецких инструкторов должны подготовить и обучить 1500 сомалийских военных для борьбы с радикальной исламистской группировкой «Аш-Шабаб» *, имеющей тесные связи с «Аль-Каидой» **.

Позже иранское новостное агентство Fars сообщило, что Турция уже расквартировывает свои войска на сомалийском берегу Аденского залива. Дипломатические источники издания отметили, что цель Анкары — расширить сферы влияния в военно-промышленном бизнесе и найти новые рынки сбыта вооружения.

Отметим, что «африканский вектор» Турции заметно активизировался после 2002 года, когда на парламентских выборах победила происламская Партия справедливости и развития. Помимо чисто экономического сотрудничества, Анкара запустила ряд гуманитарных программ на сотни миллионов долларов, открыла НПО, Турецко-сомалийский медицинский центр, предоставила возможность африканцам обучаться в турецких учебных заведениях.

— Тринадцать-четырнадцать лет назад наши посольства работали в 12 африканских странах, сейчас таких стран 39. Наша цель — открыть посольства во всех 54 африканских государствах. Посольства не должны размещаться в арендованных помещениях, поэтому мы начали покупать (земельные участки), — заявил президент Реджеп Тайип Эрдоган в июне 2016 года.

В 2015 году он посетил Эфиопию, Джибути и Сомали, приехав на следующий день после атаки боевиков на отель, где жила турецкая делегация. В 2016-ом он побывал в Кот-д’Ивуаре, Гане, Нигерии и Гвинеи, а также лично открыл посольство в Могадишо через несколько дней после того, как боевики напали на один из городских отелей. Это был третий визит президента Турции в Сомали, причем Эрдоган — единственный не африканский президент, который приезжает в расколотое войной Сомали за последние десятилетия.

— Наши проекты в Сомали продолжатся, — тогда отметил он, назвав посольство в Могадишо самым большим и передовым турецким посольством в Африке.

Турция старается расширить свои позиции в регионе, в том числе и за счет серьезных инвестиций, отмечает чрезвычайный и Полномочный Посол РФ в Республике Мали в 1996—2000 гг., заведующий центром российско-африканских отношений и внешней политики стран Африки Института стран Африки РАН Евгений Корендясов.

— Турецкие инвестиции в Африке достигают 6 млрд. долларов. Интерес турок к африканским странам обуславливается в первую очередь желанием сбыть свою продукцию. Как известно, у них развита легкая промышленность — изделия повседневного спроса. Также активно решается вопрос по добыче природных ресурсов, особенно металла. В настоящее время во многих стран рентабельные залежи исчерпываются, а в Африке таких ресурсов много и себестоимость их в разы ниже.

Другое дело, что в Сомали достаточно сложная политическая ситуация. Международное сообщество, ООН поддерживает федеральное правительство, контролирующее столицу Могадишо и ряд окрестных районов. Но фактически территория Сомали распалась на четыре части, которые не могут объединится, поскольку сомалийцы по определению не хотят никому подчиняться — их устраивает жизнь в клане, в общине. А два квазигосударства внутри Сомали — Сомалиленд и Пунтленд, созданные северными кланами, устоялись именно из-за этой клановой однородности. На всей остальной территории Сомали союзы сильно перемешаны между собой.

Сомалиленд также находит признание у части государств, включая Турцию. Пока точно неизвестно, где Турция строит базу — в Могадишо или нет, но, возможно, турецкие руководители установили связь и поддерживают отношения с руководством Сомалиленда. Не исключаю, что Турция идет во все тяжкие, чтобы расширять свое влияние по всем направлениям, включая такие спорные территории, как Сомали.

Известно, что СССР в свое время имел в Сомали (в Бербере) крупную базу ВМФ. Видимо, Турция также хотела бы зацепиться на побережье и иметь военный объект в месте, где проходят стратегические пути морского транспорта: почти 40% мировых поставок нефти идет через Баб-эль-Мандебский пролив, соединяющий Красное море с Аденским заливом Аравийского моря, и Суэцкий канал, связывающий Красное и Средиземное моря.

«Аш-Шабаб» — крупнейшая террористическая организация, которая занимает второе место по численности после нигерийской «Боко харам» *** – от трех до пяти тысяч боевиков. Не исключаю, что турки будут каким-то образом взаимодействовать с «Аш-Шабаб». Контакты группировки с «Исламским государством» **** уже фиксировались.

Сложно определить намерения Турции, у которой есть масса нерешенных проблем в ее ближнем зарубежье, замечает главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» РИСИ Аждар Куртов.

— Еще можно было понять усилия арабского мира, который в известной степени страдает от сомалийских пиратов, но Турция довольно далеко расположена от Сомали. И в меньшей степени я склонен полагать, что Анкара собралась умиротворять местных сомалийских боевиков. Это не удавалось сделать более крупным державам, в том числе и Соединенным Штатам. Возможно, Турция нашла канал сбыта оружия, но все равно вопрос — насколько платежеспособный спрос на него может быть обеспечен легальным путем, а не средствами, добытыми от пиратского промысла. Территориальные приобретения также исключены из-за гражданской войны.

Судя по всему, Анкара надеется создать на побережье военный объект, чтобы представлять себя как региональную державу с далеко идущими планами. Но, честно говоря, выглядит это довольно натянуто, поскольку ВМС Турции все-таки не настолько современные, чтобы проводить автономные операции вдали от своих берегов. Но какое-то присутствие там может быть обеспечено.

— Вообще зарубежные базы — это в политическим смысле всегда претензия на глобальность, — отмечает заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин.

— Кроме того, если объект строится в Сомали, то, наверное, тут не обошлось без фактора Йемена, поскольку кампания Саудовской Аравии против хоуситов идет крайне неудачно и не исключено, что турок тоже попросили вмешаться. Для Турции в этой войне приятного мало, но, может быть, без нее у исламской коалиции вообще ничего не получится.

* Верховный суд РФ признал организацию «Аш-Шабаб» террористической, её деятельность в России официально запрещена.

** «Аль-Каида» решением Верховного суда РФ от 14 февраля 2003 года было признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

*** Нигерийская джихадистская группировка «Боко харам» признана в России экстремистской, ее деятельность на территории РФ запрещена.

**** «Исламское государство» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Антон Мардасов

Метки по теме:

turkish-army


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1