Фигуры умолчания: как расценивать позицию ЕС по выборам в Крыму. Михаил Демурин

Дата публикации: 20 Сентябрь 2016, 20:45

Представитель ЕС выступил с заявлением о непризнании Европейским союзом избранных от Крыма и Севастополя депутатов Государственной Думы РФ. Эта позиция вытекает из всей предыдущей политики ЕС в крымском вопросе и, на первый взгляд, выглядит логично: Европейский союз не признал вхождение этих территорий в Российскую Федерацию и, соответственно, считает организацию там выборов в российские органы власти делом незаконным.

Выборы в Крыму

Не вызывает сомнения, что руководящие органы ЕС могут давать своё определение тем или иным событиям, происходящим как на международной арене в целом, так и в конкретных странах.

С другой стороны, и адресаты таких заявлений ЕС могут оценить их как дружелюбные или, наоборот, как недружелюбные, имеющие целью вмешательство в чужие внутренние дела. Надеюсь, и наша Госдума, и МИД России именно так и сделают.

Права человека

Известно, однако, что начиная с принятия Хельсинкского документа США и страны Западной Европы настойчиво внедряют в международную жизнь удобное им понимание, что вмешательство в чужие внутренние дела возможно, если речь идёт об обеспечении нарушаемых тем или иным правительством прав человека.

В случае с Крымом, между тем, очевидным является то, что возвращение полуострова России стало именно результатом осуществления главного права любого человека и гражданина — права на самоопределение.

Более того, оно предотвратило массовые нарушения прав человека на этой территории, которые уже был готов осуществить незаконный режим, захвативший власть в Киеве в начале 2014 года.

Так называемое возвращение Крыма Украине вновь создало бы условия для таких массовых нарушений. Более того, для преступлений против человечности типа тех, что были совершены в Одессе в мае 2014 года и продолжают совершаться украинскими радикалами в Донбассе.

Вмешательство во внутренние дела с целью создания условий для таких нарушений и преступлений — это американо-евросоюзовская новация, которая была опробована в своё время на территории бывшей Югославии, потом поработала в Ираке, Ливии и Сирии, активно применяется на Украине, а теперь вот ещё и навязывается нашей стране.

Вернёмся, между тем, к вопросу о логике. Даже минимально вдумчивый анализ говорит о том, что как раз логики в позиции ЕС относительно результатов выборов на территории Крыма нет никакой.

Если те или иные чужие действия объявляются субъектом международного права незаконными, то логика требует в первую очередь отказать в признании тем, кто организовал и совершил эти действия, то есть самой российской законодательной и исполнительной власти. На это, как мы видим, духа у руководителей ЕС не хватает. Или, наоборот, хватает мозгов, чтобы не идти по этому пути.

Предпринятая недавно очередная попытка вновь затянуть российскую делегацию в Парламентскую ассамблею Совета Европы — лишь одно из многих тому подтверждений.

Позиция ЕС по Крыму в целом и в той её части, которая касается результатов проведённых там выборов в Госдуму, несостоятельна ни с политической, ни с моральной, ни с логической точки зрения. Она, однако, дана нам как реальность, с которой необходимо работать.

В чем слабость позиции ЕС

Её слабость именно в отсутствии цельности, в неготовности доводить составляющие её компоненты до логического завершения.

Поэтому, продолжая реагировать на неё в духе известного отношения Льва Толстого к творчеству Леонида Андреева — “Он пугает, а нам не страшно”, — особое внимание следовало бы уделить логической завершённости и цельности ответных действий России.

Полагаю, депутаты от Крыма и Севастополя должны стать активными участниками международных контактов Государственной думы, особенно на европейском направлении. Это важно не только в информационно-пропагандистских целях, но и с точки зрения политической формы.

Будучи неготовыми занять до конца принципиальную позицию по Крыму, в Евросоюзе надеются, что и российская сторона пойдёт по пути недосказанности, некой “фигуры умолчания”, как минимум удаления избранных в Крыму и Севастополе депутатов от межпарламентских контактов по линии Россия — Европарламент, Россия — Совет Европы, Россия — Парламентская ассамблея ОБСЕ.

Одним из оснований для этого служит понимание, что ясного и единого подхода к отношениям с ЕС российский политический класс, несмотря на все события последних трёх лет, всё ещё, к сожалению, не выработал.

Время “фигур умолчания”, однако, прошло. В вопросе о реакции на позицию ЕС по выборам в Крыму, полагаю, следует оттолкнуться не от внешнеполитических, а от внутренних соображений.

Главное из них — забота о консолидации власти, общества и страны в целом. Всё это должно побудить тех, кто принимает решения, продемонстрировать цельность своей позиции, уверенность в её правоте, готовность доводить принятое политическое решение до логической точки.

Михаил Демурин

Метки по теме: ;

vibory-krym


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1