«Турецкий поток»: а если отбросить геополитику? Yurasumy

Дата публикации: 19 Сентябрь 2016, 16:24

Когда мы рассматриваем проекты, аналогичные «Турецкому потоку», мы в первую очередь говорим о геополитике. О тех деньгах, которые пополнят её казну государства от продажи ресурсов, и о тех политических преимуществах, которые оно от этого получит. Да, контроль над чужими рынками очень важен для страны, которая обладает амбициями, но не менее важным для нее является и развитие собственной экономики. Казалось бы, что может дать, кроме валютной выручки и углеводородных доходов, продажа за рубеж нефти или газа? А давайте разберемся и в конце ответим на этот вопрос.

«Турецкий поток»

Себестоимость

В самом начале хочу обратить внимание читателей на самый важный момент. Все, что вы прочтете ниже, достается стране, можно сказать, даром, «в нагрузку». Об этом стараются в СМИ не писать, но за все добавочные бонусы России заплатят иностранные покупатели газа. Все это изначально ляжет на себестоимость проекта и будет оплачено либо ежегодной чистой прибылью бюджета, либо доходами «Газпрома». Итак, разобравшись с этим, продолжим.

«Турецкий поток» – это не только труба по дну Черного моря, которая, перекачивая на Юг и Запад десятки миллиардов кубов газа, будет наполнять российский бюджет доходами от продажи углеводородов. Это еще и целый комплекс предприятий, создание которых, как и их безубыточное функционирование, было бы невозможным без реализации такого масштабного проекта.

Строительство и оборудование

Для начала разберемся, что входит в сам проект по перекачке российского газа с приарктических месторождений газа в Западной Сибири в Турцию и далее – в Европу.

Первое – это газовые месторождения. О них мы подробно говорить не будем, хотя это самый лакомый кусок – как раз те доходы, которые все россияне любят ругать и тратить. Последуем в чем-то их примеру, просто забудем о них и брезгливо отодвинем в сторону как недостойные упоминания в высокотехнологичном обществе будущего, в которое мы все стремимся.

При этом мы встанем в один ряд с такими странами, как США, Великобритания, Канада, Нидерланды, Норвегия, которые тоже никогда не брезговали сверхдоходами от продажи энергоресурсов и выстроили на них свое высокотехнологическое будущее.

Второе – это уже существующие газовые магистрали от Уренгойского месторождения до места врезки, которые надо модернизировать и расширить, а также новые газовые трубы, объединенные под единым названием «Южный коридор».

Южный коридор

По состоянию на 2014 год оценка стоимости этой части проекта составляла 738 млрд рублей.

Сегодня, конечно, значительно больше (думаю, цена вопроса не менее 1 трлн рублей). Кстати, в 2014 году ВВП России составил «всего» 71 трлн руб. То есть только стоимость строительства этой части проекта составляла минимум 1% годового ВВП России.

Третье – это, собственно, сам «Турецкий поток». Здесь, конечно, не все деньги будут осваиваться российскими компаниями, но, исходя из нежелания Европы вкладываться в него, минимум половина будет российской, а это около 5,7 млрд евро в ценах августа 2015 года. Почём у нас в августе был евро? Возьмем грубо 70 рублей. Итого имеем, что стоимость российской части около 400 млрд рублей.

Итого прокладка труб, которую, как мы помним, оплатит либо «Газпром» (если не найдет клиентов на свой газ), либо конечный пользователь (что вероятнее всего), принесла бы России одномоментный двухпроцентный рост ВВП, если бы работы были закончены за год. Но, вероятно, полная реализация проекта займет лет 15, а потому стройка будет увеличивать к ВВП страны какие-то 0,13-0,14% в год на протяжении всего этого времени. Много это? Кому как, но ведь это еще далеко не всё.

Энергетика

Что такое современная газовая труба? Это, собственно, трубы и компрессорные станции, которые работают на электричестве. А для «Южного коридора» надо много электричества. Одна самая мощная в мире компрессорная станция «Русская», которой предстоит продавливать на 900 км газ под давлением более 25МПа, будет иметь мощность 448 МВт, если верить проекту. Это, на минуточку, половина одного стандартного блока АЭС. И это всего одна станция, пусть и самая мощная. Все компрессорные станции проекта будут иметь мощность более 1,5 ГВт. То есть для нормальной их работы с учетом временных технических остановок блоков на техобслуживание необходимо более 2 ГВт установочных мощностей, то есть два блока ВВЭР-1200. С учетом добавочного потребления, о котором чуть ниже, уже надо будет четыре блока.

Как раз тех, которые сегодня строятся на Нововоронежской АЭС, или хотя бы тех, которые построены в том числе и под этот проект на Ростовской АЭС.

Стоимость одной спарки новых блоков на Ленинградской АЭС-2 составляет в ценах 2012 года 220 млрд рублей. Сегодня, как мы понимаем, выше. Стоимость создания четырёх блоков будет составлять 500-600 млрд рублей (очень высокотехнологичного ВВП России), которые при работе «Южного коридора» обречены быть прибыльными.

Необходимое пояснение. При этом мы должны понимать, что и труба, и энергоблоки после постройки не перестанут приносить стране доходы. Например, в Воронежской области Нововоронежская АЭС является локомотивом экономики, принося ежегодно в бюджеты всех уровней миллиарды рублей. Вокруг нее вырос целый город с несколькими десятками тысяч жителей со своей инфраструктурой и торговлей, который также приносит деньги. А люди в нем имеют собственные доходы. Этот список можно продолжить. Все это кумулятивные доходы населения и бюджетов, которые можно рассчитать лишь приблизительно, но которые в современном постиндустриальном мире составляют не менее 50% ВВП.

В «развитых» странах Запада до 75% ВВП. Поэтому умножать цифры (во всей статье) на соответствующий коэффициент каждый волен сам. Кому как совесть и здравый смысл позволят.

Производство оборудования и рабочие места

Итак, четыре блока АЭС в обслуживании – это миллиарды рублей на запчасти ежегодно. А еще это новые производства, в частности нового оборудования для них. Более того, тысячи километров труб и десятки мощных компрессоров, которые затем также надо обслуживать. Это рост производства в машиностроении и тысячи рабочих мест.

Современные трубы и компрессорные станции – это высокотехнологичные производства, причем не только в металлургии. Это еще и производство изоляционных материалов, контрольно-измерительной аппаратуры, а значит, и новые тысячи рабочих мест. И это в довесок к обслуживающему персоналу газопроводов и энергетикам. Если даже отбросить этап стройки и посчитать только текущее обслуживание проекта, то в разных отраслях хозяйства им будет создано не менее 20 тысяч высокооплачиваемых рабочих мест, а с учетом сферы обслуживания – не ниже 50 тысяч. С учетом детей и пенсионеров около 120-130 тысяч жителей России (около 0,1% населения) будут десятилетиями кормиться благодаря реализовываемому сегодня проекту.

Напоминаю, не считая всех жителей России, которые будут потреблять деньги от продажи энергоресурсов непосредственно.

Новые возможности хозяйства

Но ведь газовый «Южный коридор» России – это еще и развитие регионов. Газ появится там, где его не было. А там, где был, потребляемые объемы можно будет кратно увеличивать, чем будут привлекаться (а труба пройдет по восьми регионам) новые инвестиции под создание теперь уже прибыльных производств. Сегодня полностью подсчитать эту сумму нельзя, но нельзя также не отметить важный момент подобного проекта – эта очень дорогая и важная инфраструктура для государства благодаря иностранным потребителям газа становится практически бесплатной.

А что значит присоединить даже 100 тысяч частных хозяйств к газу? Помимо работ по самому подключению, это минимум 100 тысяч проданных газовых котлов, которые надо произвести, и далее в среднем 10-15 тысяч единиц этой продукции, продаваемой ежегодно. Это обслуживание сетей и оборудования, а значит, новые рабочие места. А еще это пожарная безопасность и много чего другого, о чем в рамках статьи упомянуть нельзя.

Но есть в этой истории ещё один примечательный момент.

Кто «виноват» в присоединении Крыма?

Что в конечном итоге привязало к России Дальний Восток и Восточную Сибирь? Правильно – Транссибирская магистраль. Не создай царское правительство этой магистрали на рубеже веков, уже давно бы не было у России как минимум дальневосточного побережья. И самым ярким подтверждением этому тезису является история Русско-японской войны 1904-1905 годов.

Краткая история одной войны. В рамках статьи всего несколько посылов, обоснование которых я опущу. Начиная войну с Россией, Япония считала, что Транссиб способен перевозить в интересах военных в месяц эквивалент двух дивизий, что позволяло сосредоточить Токио превосходящие силы и нанести гарантированное поражение России. Они ошиблись ровно в два раза. Транссиб был способен перевозить 4 дивизии, и только из рук вон плохое руководство операциями генерала Куропаткина, который практически всегда имел численное превосходство над противником, не позволило России нанести решительное поражение японцам. Но даже в этом случае почти миллионная армия на театре военных действий к лету 1905 года не позволила Японии позариться на Владивосток и всю Маньчжурию.

А если вспомнить о нереализованном в то время другом инфраструктурном проекте Севморпути, который был предложен в конце XIX века адмиралом Макаровым, то такой исход войны вообще для Токио был большой удачей. По планам адмирала Макарова ледокол «Ермак» был построен в сильно урезанном виде и в единственном экземпляре, что не позволяло ему ломать лед и наладить летнюю навигацию судов вокруг северной границы России.

Что было бы, если бы 2-я Тихоокеанская эскадра пошла бы не вокруг Африки, а вокруг Чукотки, легко представить.

Как была проведена эскадра Тихоокеанского флота в 1942 году ледоколами, схожими по мощности с кораблем проекта «Ермак».

2-я эскадра, практически равная по численности первой и всему японскому флоту, появилась бы на театре войны в сентябре-октябре 1904 года и смогла бы сокрушить японский флот объединенными усилиями. Но проект Севморпути был реализован только во времена СССР, а война была проиграна.

А не будь построен к началу войны Транссиб, что было бы?

Кстати, стройка шла бешеным темпом и ввод магистрали в строй произошел за полгода до начала войны. Причем часть пути составы шли на паромах по озеру Байкал. Круговую дорогу окончили к концу 1905 года, что резко увеличило ее пропускную способность, но было уже поздно.

Итак, мы видим, что инфраструктура – это важнейший рычаг геополитики, и спустя сто лет в этом смогли убедиться жители Крыма.

История начала строительства объектов под «Южный коридор» началась в 2010 году. В рамках первой очереди был дан зеленый свет постройке сначала 3-го, а затем и 4-го блока Ростовской АЭС, и началась реализация западного маршрута проекта от Воронежской области, где «коридор» врезался в газопровод «Уренгой — Новопсков».

Не случись этого, не было бы никакой технической возможности к концу 2015 года запустить в строй энергомост в Крым, а в конце нынешнего года дать добавочный газ на полуостров.

Разве что за счет поставок по «Голубому потоку», что привело бы к международным проблемам и искам со стороны Турции и показало бы Россию в нехорошем свете. Потерять имидж надежного партнера, когда РФ начала борьбу за газовые маршруты Ближнего Востока, – это было бы большим геополитическим поражением России.

И, как мы понимаем, руководство РФ также брало это в расчёт, когда принималось решение по Крыму в начале 2014 года.

Эпилог

Итак, как мы увидели, скептики «газовых потоков» не правы. Реализация проектов, подобных «Турецкому потоку», – это не только сверхдоходы от недр России, но и важнейший источник инвестиций, который фактически для государства является бесплатным (оплачивается потребителем). В конечном итоге реализация подобных проектов позволяет не только создавать значительный добавочный продукт, но и укрепляет все государство, позволяя ему расширять свои границы или укреплять имеющиеся.

Yurasumy

Метки по теме:

truba_zhizny_012


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1