Эксклюзив News Front. Константин Сёмин: Донбасс – это прелюдия к немыслимо страшному

Дата публикации: 19 Сентябрь 2016, 14:23

Эксклюзив ИА News Front. Российский журналист Константин Сёмин уверен – события на Донбассе являются прелюдией к большим, страшным и невообразимым сегодня, потрясениям. Они запланированы для реализации по всей территории евразийского пространства, которое пытается объединить Россия. Надежда на спасение, по мнению Сёмина, лежит в понимании того, что украинская болезнь – это, на самом деле, и российская болезнь. Это не украинцы сошли с ума, это мы все в 1991 году сошла с ума, – убежден Константин Сёмин.

 

News Front: Поговорим о том, что волнует, беспокоит, помимо выборов в России. Вокруг нас огромное количество «партнеров»: украинские, американские, евросоюзовские. Чем запомнилась прошедшая неделя? На чем стоит заострить особое внимание?

– Я все-таки, наверное, чуть-чуть Ваш вопрос переверну. И скажу, что заострить внимание, в первую очередь, нужно на том, что тебя окружает. Но не забывать, безусловно, и о внешних обстоятельствах, потому что, они напрямую связаны с тем, что творится у нас дома.

Поговорим о внешнем. Из внешнего за последнюю неделю, я думаю, всем запомнился клинтоновский внезапный кашель. Ее хворь и ее немощь, которые якобы, как начало казаться многим нашим аналитикам, полностью меняют расстановку предвыборных сил в Соединенных Штатах и дают нам надежду, что в ноябре там к власти придет лояльный к России политик, который протянет, наконец, нам руку дружбы. В связи с этим все изменится, появится единый фронт борьбы с мировым злом, с «Исламским государством» (организация запрещена в РФ, – ред.). Американские и русские солдаты плечом к плечу на этом фронте станут в одну шеренгу, будут остановлены планы по строительству противоракетной обороны в Европе и так далее, и тому подобное. К сожалению, вот эти иллюзии, эти упования,  – они довольно распространены сегодня в нашей экспертной среде. С моей точки зрения, это опасные заблуждения. И пропаганда этих заблуждений, распространение этих заблуждений – опасны вдвойне. Потому что, нам сейчас, как никогда, важен старинный такой, но забытый лозунг: «Никто не даст нам избавленья!»

Никто ничего для нас по какому-то высшему соизволению не решит. Ничего само собой не наладится. Не появятся, ни в Англии, ни во Франции, ни в Соединенных Штатах, силы, которые будут нас любить. Нас любить не будут – нас будут бить! И то как нас били на протяжении последних лет, месяцев и недель, и то, как с нами обошлись во время Олимпиады, как с нашими паралимпийцами обошлись, должно, как казалось, эти иллюзии окончательно похоронить. Но нет. Находятся люди, которые утверждают –  посмотрите, Трамп придет – порядок наведет! Во-первых, я думаю, не придет. Потому что, если анализировать выступления крупнейших деятелей американской военно-промышленной экономической элиты, то там, на мой взгляд, уже давно сложился консенсус антитрамповский, консенсус в пользу Клинтон. Об этом говорили видные чины отставные американской армии и разведки. Даже традиционные спонсоры Республиканской партии – братья Кох, в которых американские либералы видят весь корень зла, и те отошли в сторону от Трампа, выразив поддержку Клинтон.

Я, конечно, далек от мысли, что все уже окончательно решено, но я пытаюсь сказать: как бы не сложились эти выборы, кто бы в результате не победил, – этот консенсус от власти отстранен не будет. Эта элита своего влияния, ни на Капитолийском холме, ни в оборонных корпорациях США, ни в Пентагоне, ни в разведке, не утратит. И планы, которые в США, и в частности – в вооруженных силах, утверждаются на десятилетия вперед: планы ядерного перевооружения, планы развертывания противоракетной обороны, планы наращивания присутствия в Черном море или Южно-Китайском море, – эти планы свернуты не будут.

И поэтому, я еще раз хотел бы подчеркнуть – чтобы не происходило «у них», в первую очередь нужно думать о собственном самочувствии, состоянии. О том, в какой степени мы готовы встретить неотвратимо приближающиеся вызовы.

News Front: Несколько дней с экспертами обсуждаем вопрос: а готова ли переварить Россия, будет ли ей это во благо или во вред, если из Украины миллионами к нам пойдут, люди, которые будут себя называть беженцами? Ведь вскоре там себя будет им элементарно нечем занять, негде заработать, кроме как на гражданской войне, где платят за убийство. Вот что делать России, если действительно 10 – 15 миллионов украинцев? В том числе с детьми, которые сейчас в школах превращаются в маленьких бандеровцев, русофобов, искренне ненавидящих все русское. Мы видели донецких детей, которые взрывали своих земляков, потому что их так воспитали.

– Я думаю, что главная причина того, что эти эксперименты, в том числе над детьми, стали возможными, не в том, что кто-то верит в Бандеру, а в том, что никто ни во что не верит вообще. Никто не верит ни во что, кроме денег. И в этом ситуация на Украине ничем не отличается от ситуации у нас. Если говорить о беженцах, то в первые месяцы гражданской войны на Украине приграничные с Украиной российские регионы переполнились беженцами. Что такое наплыв беженцев мы в общем-то знаем. Мне кажется, и по ту сторону границы, и по нашу сторону границы есть люди, которые верят в миф, что вот сейчас Россия рухнет, и беженцы из России голодной на коленях поползут на Украину для того чтобы найти спасение на украинских хуторах.

Аналогичным образом хватает таких же заблуждающихся людей и в России, которые считают, что Украина завтра рухнет, и нас накроет волной беженцев. Украина – не рухнет. Украина – это не самостоятельное государство. Украина – это не государство вообще. Это один из участков большого фронта против нас. Фронта, которым руководят совершенно другие силы. Они не позволят этому участку фронта рухнуть. Именно поэтому, когда Украина будет при последнем издыхании, она получит пятый, шестой, семнадцатый миллиард. И штаны свои она поддержать сумеет. И танки – какие никакие, и беспилотники – какие никакие, и новое оружие – какое никакое, она получит. Потому что, в этом состоит интерес империалистических сил, нацеленных на взламывание вот этого чуть-чуть восстановившегося, подающего надежды, признаки жизни, начиная с конца 90-х годов, евразийского, российского, называйте его как угодно, пространства. И эта динамика отменена не будет. Самое главное, чтобы мы не относились к этим процессам на Украине как к чему-то сугубо украинскому.

Это не украинцы сошли с ума. Это мы все в 1991 году сошли с ума. И нас пожирает одна и та же гангрена. И благодаря тому, что мы у себя не создали никаких предпосылок для того, чтобы эту гангрену обуздать и победить, мы втянуты сейчас в гражданскую войну – прямо и косвенно. И есть масса желающих протолкнуть эту гражданскую войну сюда. Но наше спасение зависит не от того, какие барьеры мы поставим на границе, как мы будем смотреть на беженцев с Украины. Или на гостей с Украины в общественном транспорте – будем ли мы видеть в них потенциальных террористов, хотя нельзя исключать, что к тактике диверсий украинское как бы государство перейдет. В этих людям мы должны видеть, в первую очередь, свое собственное отражение. И мы должны понимать – для того, чтобы изменить ситуацию «там», надо изменить ситуацию «здесь» в том числе. И я очень надеюсь на прозрение.

Все-таки невозможно десятки миллионов человек постоянно поддерживать в националистическом безумии. Это можно делать короткое время. Это можно делать довольно продолжительное время. Но это нельзя делать всегда. И мне очень хочется надеяться на это. И такие сигналы с Украины периодически приходят не только из подполья, в которое загнали разные аббревиатуры силовые… Таких людей становится все больше. Конечно, всегда найдутся те, кто захочет провести параллели с гитлеровской Германией: вроде же было 6 миллионов коммунистов перед войной, и посмотрите – вся эта армия в едином порыве пошла женщин убивать на территорию Советского Союза.

И все-таки, нельзя прекращать борьбу за сердца и умы там. Но чтобы эту борьбу вести успешно, необходимо иметь какие-то видимые успехи в этой борьбе здесь – у нас. А у нас этих успехов, к сожалению, не очень много. И это вызывает у меня очень большую обеспокоенность. Гораздо большую, чем то, что происходит сегодня на Донбассе. Хотя без слез и горечи смотреть не это невозможно, но нужно понимать: Донбасс – это прелюдия. Это то, что должно открыть дорогу к другим, более страшным, немыслимым, может быть, для большинства нашей аудитории, потрясениям.

News Front: Но мы-то – советские люди, знаем и понимаем, для себя воспринимаем все это – и Белоруссия, и Россия, и Украина – это одна наша страна. И если часть нашей страны, часть моей Родины болеет, то понятно, что эта болезнь обязательно перебросится к нам. И вот здесь, заставив одну часть советских людей ненавидеть другую часть советских людей, я замечаю как очень быстро мои многие друзья – граждане РФ уже начинают отвечать гражданам Украины взаимностью. И вот в этом весь цимес того, чего хотят американцы.

– Так и убивали советскую идентичность. Ее ломали с помощью национализма. И единственное в чем я с Вами не соглашусь, что мы – здоровая часть, а та – больная. Мы больны, но в разной степени. Ну, может быть, чуть здоровее, но мы тоже больны. И национализмом, который использовался для уничтожения Советского Союза, мы поражены в такой же степени. И вот это отношение – «ты хохол, а ты кацап» – это то, чему аплодировать будут. Это цель. И эта цель достигнута. И мы в рамках этой заданной, навязанной нам парадигме, и украинцы, и русские, играем. И когда люди пытаются сказать – мы отменим украинцев, мы их всех… большевики проклятые научили их говорить на инопланетянском языке, а все это русские люди и мы сейчас их гусеницами задавим и вернем к единому общему знаменателю… Понимаете, – это бред!

У нас главное не то, из какого мы происходим корня, из какой азбуки мы все вылезли. Самое главное – кто у нас контролирует средства производства. И кто у нас присваивает, и кто у нас грабит народ. А кто на этих грабителей батрачит. И в этом смысле ситуация в России и ситуация на Украине – абсолютно идентичны. Нам необходимо это понять. Когда мы это поймем, хотя это кажется невозможным, когда люди стреляют друг в друга, когда пролита кровь, когда есть непримиримая вражда… Кровь пролита – и это рассчитано. Можно сколько угодно говорить о дружбе народов, но когда убиваю людей, убивают детей и женщин, эти аргументы уже никто не слышит. И тот, кто развязал эту войну, он это прекрасно понимает.

Я постоянно на это ссылаюсь – я видел это на примере Югославии. Можно сколько угодно говорить о том, по каким чертежам ситуация развивалась, какова была механика гражданской войны, но всем наплевать на теорию. Потому что, либо ты здесь, либо ты – здесь. Либо ты стреляешь в этих, либо ты стреляешь – в этих. И необходимы какие-то фантастические силы двух народов, чтобы приподняться над этим, превозмочь это, и понять, кто является истинным врагом. Кто является истинным выгодоприобретателем. Кто является разжигателем этой войны. На это единственная надежда.

Другой вопрос, что иногда для того чтобы прозрение пришло, для того чтобы человек начал мыслить, какая-то страшная сила, какая-то кровавая встряска должна выпихнуть его из супермаркета, из удобного кресла, из ощущения того, что его это никогда не коснется, потому что «это» происходит где-то «там».

Беседовал Сергей Веселовский

Текст подготовил Игорь Орцев

Метки по теме:

semin_konstantin_


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1