Перестройка по-кубински: путешествие в конец 1980-х. Татьяна Полоскова

Дата публикации: 18 Сентябрь 2016, 10:30

Хозрасчет, челноки, «новые кубинцы» без малиновых пиджаков

kuba

В отличие от СССР, «перестройка» на Кубе, именуемая экономической либерализацией, не вызвала активизации политической жизни. Наоборот, кубинцы отмечают, что даже если экономическая ситуация станет совсем «аховой» (а она и так не простая), на улицы с кастрюлями никто не выйдет. Население надеется, что власти сами найдут выход. Не исключают, что ещё более укрепившие свои позиции в последнее время военные имеют некий сценарий вывода страны из кризиса. Без катаклизмов и потрясений. Соседнюю Венесуэлу на Кубе называют «центром латиноамериканского торнадо». Понятно, что из Венесуэлы никто на Кубу не бежит. Но проблемы самого близкого партнера Острова свободы заметны и кубинцам. Как известно, Куба обеспечивает Венесуэлу квалифицированными медиками, в том числе в обмен на нефть. Но поставок уже давно нет. Пока Куба использует старые резервы, но они не безграничны. Кубинцев беспокоит и возможный сценарий дальнейших событий в Венесуэле. А именно внутриполитический кризис, который может привести и к гражданской войне, и к расколу страны — а такие процессы имеют тенденцию к распространению. Однако сравнивать современную Кубу с Венесуэлой по экономическим показателям нельзя. В кубинских магазинах выбор невелик, но он есть. В отличие от венесуэльских городов, где полки просто пусты. Туристическое направление на Кубе, потребителем услуг которого являются, в основном, иностранцы, не упало, как на традиционных курортах Венесуэлы, а даже стало лучше. Как, к примеру, на таком международном курорте, как Кайо Коко.

И экономическая либерализация, хоть очень и очень медленно, дает свои плоды. Причем наиболее это заметно в кубинской глубинке.

Центр Кубы. Главный город одноименной провинции Сьего-де-Авила. Заходим в обычный магазин. В свободной продаже мороженые курицы. Кубинские хозяйки сообщают: «Даже из США недавно куриц продавали. Фермерский товар. Хотя и блокада, но он к ввозу разрешен». Мороженая свинина, говяжий фарш. Испанские консервы: осьминоги, кальмары. В банках — оливки и маринованные овощи. Масло, хлеб. Томатная паста. Рядом — шампуни, косметика, парфюмерия и т.п. Большой выбор спиртных напитков. Очередей нет.

А вот цены, конечно, высокие. С началом либерализации выбор товаров в свободной продаже вырос, но и цены скакнули прилично. На среднюю зарплату, к примеру, кубинец может купить четыре килограмма куриного мяса. Либо несколько пачек сливочного масла.

Но еще одной приметой либерализации экономики Кубы является постепенный перевод сферы услуг ‑ и не только её — на хозрасчет. И, как следствие, возникает серьезная разница в доходах кубинцев. То, чего всегда опасались власти Кубы, — социальное расслоение — становится реальностью. Появилось и такое явление, как «новые кубинцы». Их приметы — позолоченные часы на руках, золотые цепочки. И, как шутят живущие на Кубе русские, «пальцы веером, но без малиновых пиджаков». На вопрос, какой кубинец здесь считается «новым» следует ответ: «У кого есть от 500.000 до миллиона долларов». Этого вполне достаточно. Такие есть и в Центральной Кубе. Не всегда их деятельность осуществляется в рамках закона. Но кубинцев из глубинки больше волнует другая проблема — появились случаи убийств состоятельных людей с целью ограбления либо передела сфер влияния. «Если либерализация на Кубе пойдет по сценарию советской перестройки — хорошего не жди», делится впечатлениями от происходящего владелец частного ресторана в Сьего-де-Авила Эрнесто Г.

Из советского перестроечного прошлого конца 1980-х — ещё одно явление — челноки. Впрочем, они были здесь и раньше. Ездили, как правило, в Панаму и андские страны. Сейчас еще одним направлением челночного бизнеса стала Россия. Рейсы «Аэрофлота» забиты челноками, виза не нужна. А целый ряд стран Латинской Америки ужесточил въезд для кубинцев. Причем летают в Россию не сами владельцы челночного бизнеса, а так называемые «мулы». Это те, кто за минимальное вознаграждение готов преодолевать огромные расстояния и везти из России то, что может найти спрос на Кубе — кроссовки, майки и т.п. И уж совсем неожиданное веяние перестройки по-кубински — россияне, приехавшие на Кубу заниматься бизнесом. Иностранцу на Кубе это делать весьма затруднительно. Но в ход идут фиктивные браки, формальным хозяином «дела» является кубинец. И вот растут на карибском острове новые частные рестораны. Такой, например, как «Товарищ». Или салоны красоты. А в планах у россиян, переехавших на Остров свободы, строительство комплексов отдыха с русскими банями, финскими саунами и национальной кухней народов бывшего СССР.

Новая примета провинциальной Кубы — немногочисленные места, где можно, правда, платно воспользоваться интернетом. В Сьего-де-Авила таких мест несколько. Основное — центральная площадь, где в парке, под палящим солнцем, молодежь с мобильными телефонами «шарит» по интернету. Бесплатного интернета на Кубе нет даже в дорогих отелях. В том числе и в Гаване.

Кубинцы в разговорах активно делятся своим мнением о происходящем, но просят не называть их фамилий — в этом особых изменений нет. Впрочем, такое бывает не только на Кубе. Говорят, что пока позитивные процессы коснулись далеко не всех. А для большинства рост цен на продукты и не только на них — стал серьезной проблемой и для без того скудного семейного бюджета. Как следствие — миграционные настроения. Есть примеры, когда из целого институтского выпуска на Острове свободы остается один-два человека. Остальные правдами и неправдами выезжают в другие страны Латинской Америки, в Европу. Многие стремятся в США, но визу, даже туристическую, получить туда не так просто. Да и немало примеров, когда кубинская молодежь возвращается из США обратно, не сумев найти там свое место. Основная причина миграции с Острова свободы — отсутствие перспектив для достойной и хорошо оплачиваемой работы.

Предсказать ближайшее будущее страны сейчас не может никто. Очевидно одно: кубинцы — нация, сумевшая во враждебном окружении отстоять право на собственный путь, создавшая одну из лучших медицин в мире и хорошую систему образования, сохранившая теплоту сердец — достойны лучшей жизни. Куба её заслужила.

Татьяна Полоскова, ИА REGNUM

Метки по теме:

kuba


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1