Украинский синдром. Владимир Барсегян

Дата публикации: 17 Сентябрь 2016, 15:10

В Эстонии нашли целую армию врагов

В эстонских СМИ появился интересный документ. В данном опусе бывший советник правительства по вопросам психологической защиты Ильмар Рааг анализирует возможность возникновения сепаратистких настроений на северо-востоке страны.

В Эстонии нашли целую армию врагов

В эстонскую прессу кто-то «слил» текст секретной докладной записки бывшего советника правительства по вопросам психологической защиты Ильмара Раага членам правительственной комиссии по безопасности. В данном опусе анализируется возможность возникновения сепаратистских настроений на северо-востоке Эстонии — регионе, заселенном почти на 100% русскоязычным населением.

Вероятнее всего, мысль о необходимости изучения настроений жителей данной местности возникла сразу после событий 2014 года на Украине. Тогда во многих горячих политических головах «вскипела» мысль о возможном отделения приграничных районов Эстонии и присоединении их к России. И, вероятно, не без основания, но об этом чуть позже.

Призрак референдума о самоопределении возник в ночных кошмарах политиков и вылился в приступ шизофрении. На северо-восток зачастили всевозможные чиновники, чтобы найти нелояльные элементы и зафиксировать всех поименно, дабы было понятно, где, кого и куда изолировать… при необходимости. Цифры, выданные «на гора», потрясают: если когда-нибудь в этом регионе возникнут предпосылки для возникновения сепаратистских настроений, то «пассивно поддерживать такой конфликт будут 60 тысяч человек, а полторы тысячи человек — возможные активные сторонники конфликта». А это уже не просто кружок заговорщиков — это полки и дивизии врагов Эстонской республики.

Конечно, нереальные, конечно, в воспаленном воображении чиновника, но ведь слушают и читают этот бред не пациенты сумасшедшего дома или врачи-психиатры, а министры правительства, способные принимать решения, которые могут стать для этих десятков тысяч русскоязычных фатальными. В военное время с ними можно было бы вообще не церемониться — окружить регион колючей проволокой и дождаться, пока вопрос решится сам собой. Благо опыт такой имеется. Именно так и поступили с солдатами Северо-западной добровольческой армии в 20-х годах прошлого века, умершими в эстонских концентрационных лагерях от ран, болезней и бесчеловечного обращения. Но сейчас времена другие — демократия и права человека. Даже если очень хочется — нельзя.

На самом деле в исследовании господина Раага есть некая толика истины. Политика в отношении русскоязычного меньшинства в Эстонии привела к тому, что большинство людей, не принадлежащих к коренному этносу, даже если здесь родились, выросли и умерли их дедушки и бабушки, не чувствуют страну своей. А если достать пыльные подшивки эстонских газет за все 25 лет существования независимого государства, то тут и без исследования Ильмара Раага станет понятно, что в головах большинства эстонцев слово «русский» носит отрицательный оттенок, и самое главное, что они этот оттенок радостно транслируют в мир. Помнится, один «русскоязычный» пользователь известной социальной сети из Эстонии написал горькую фразу: «Что нужно сделать, чтобы Родина нас полюбила?». Фраза зависла в его ленте, никто ничего ему не ответил. Нет ответа…

Владимир Барсегян

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
latvia_173


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1