Книжные черви. Татьяна Кирсанова

Дата публикации: 17 Сентябрь 2016, 22:05

Кто на Украине выиграет от запрета российских книг

Кто на Украине выиграет от запрета российских книг

8 сентября в Верховную Раду направили законопроект, призванный ограничить доступ на внутренний рынок страны иностранной печатной продукции антиукраинского содержания. Вскоре множество российских книг окажется на Украине под прямым запретом. Согласно документу, подозрительные издания могут распространяться только при наличии особого разрешения. Их выдачей займется специальная комиссия. Интересно, что в состав этого органа, помимо чиновников и деятелей культуры, будут входить психиатры. Зачем властям для определения вредоносности издания помощь медиков и как грядущие перемены отразятся на умах простых украинцев?

Предать анафеме

Запрет на ввоз книг — логическое продолжение неистовой борьбы украинской власти со всем российским. В стране уже запрещены российские фильмы, песни, литературные произведения, телеканалы и даже шоколад. Табу на демонстрацию некоторых кинолент и телесериалов было наложено в феврале 2015 года. Тогда украинские парламентарии проголосовали за законопроект, запрещающий показ фильмов, якобы пропагандирующих «силовые структуры страны, признанной Киевом агрессором, а также советские органы госбезопасности». Прокатные удостоверения аннулировали у «Бандитского Петербурга», «Летучего отряда», «Звездочета», «Кадетства», «Спецназа», «Брата-2» и других. В этом году запретный перечень пополнили телефильмы «Ладога», в котором рассказывается о блокадном Ленинграде, мелодрама «Путь к сердцу мужчины» и новая лента от создателя «Особенностей национальной охоты» Александра Рогожкина «Игра». По информации Госкино, в целях защиты телерадиопространства Украины от вражеской пропаганды на Украине запрещены более 430 фильмов и сериалов российского производства.

Но этого Министерству культуры показалось мало, и был создан еще один черный список — российских и мировых деятелей культуры, создающих «угрозу национальной безопасности Украины». В него попали около ста человек, в том числе Наталья Варлей, Валентина Талызина, Валентин Гафт, Михаил Боярский, Олег Газманов, Иосиф Кобзон, Николай Расторгуев, Сергей Безруков, Михаил Пореченков, Иван Охлобыстин и даже Жерар Депардье. Угодить в неблагонадежные актерам и певцам помогли «неправильные» высказывания относительно принадлежности Крыма и событий на юго-востоке Украины. Всем им запрещено въезжать в страну, а украинским телеканалам — показывать фильмы и передачи с их участием.

Взвейтесь кострами

Первый шаг к искоренению русской литературы Киев сделал около года назад. Государственный комитет телевидения и радиовещания в августе 2015-го опубликовал у себя на сайте список из 38 запрещенных российских книг. В него вошли произведения Эдуарда Лимонова, Сергея Доренко, Льва Вершинина и других писателей. Тогда речь шла об изданиях определенной категории — политологических. Однако украинские власти поспешили уточнить, что список непременно пополнится.

По мнению директора киевского Центра политических исследований и конфликтологии, политолога Михаила Погребинского, стремление запретить на Украине книги российских авторов, о чем бы они ни были, абсурдно и ничего общего со здравым смыслом не имеет. «Это абсолютно нелепая инициатива. И это при том, что европейская традиция, которой якобы придерживаются украинские политики, идет совершенно в обратную сторону, — делится своими размышлениями Погребинский. — В Германии впервые за долгие годы выпускают книгу Гитлера “Майн Кампф”, правда, с комментариями. А на Украине запрещают российские книги. Осталось только дождаться, когда они начнут их жечь», — сказал политолог.

Ему вторит и представитель МИД России Мария Захарова. По этому поводу она процитировала строки из грибоедовского «Горе от ума»: «Сергей Сергеич, нет! Уж коли зло пресечь, забрать все книги бы да сжечь».

И тебя вылечат

По прогнозам разработчиков, новый законопроект о запрете ввоза на территорию Украины российских книг будет принят до конца осени. Предлагается дополнить закон «Об издательском деле» новой статьей, гласящей, что печатная продукция из России и «временно оккупированных территорий» (таковыми Киев считает самопровозглашенные республики Донбасса и воссоединившийся с Россией Крым) может распространяться в стране только по особому разрешению. Без него можно провезти в страну не более десяти книг. Для получения разрешения необходимо предоставить ряд документов, в том числе и один оригинальный экземпляр издания. Кроме того, требуются рецензия на книгу и подтверждение права на ее распространение в стране. И то и другое должно быть на украинском языке.

Предполагается, что на оформление разрешения будет уходить не более десяти дней. К моменту вступления закона в силу Госкомтелерадио Украины обещает создать реестр, в котором укажет все российские книги, получившие разрешение на ввоз в страну. Кстати, одним из поводов для отказа в разрешении может стать негативный отзыв экспертного совета, призванного анализировать и оценивать печатные издания на предмет их «вредности». В этот уполномоченный орган планируется включить чиновников, деятелей культуры и искусства, специалистов в области информации, а также психиатров.

По мнению авторов инициативы, присутствие в комиссии «мозгоправов» необходимо для того, чтобы разглядеть в книгах приемы зомбирования читателей. «Могут быть вопросы какие-то, связанные с информационным воздействием», — объяснил глава Госкомтелерадио Олег Наливайко. И подчеркнул, что работа по выявлению «подрывной» литературы будет абсолютно прозрачной: решение по каждой книге планируется принимать публично и транслировать онлайн.

Ясных критериев антигосударственной литературы пока не существует — их обещают разработать позже. На вопрос, не попадут ли в разряд антиукраинских произведения русских классиков, Наливайко заметил: «Я не думаю, что будут приниматься какие-то решения по классической литературе. В первую очередь будут отсеиваться новые книги из страны-агрессора, которые завозятся сюда как спецтехнологии».

Самая нечитающая

Киевские издатели говорят, что российская литература составляет 99 процентов всего книжного импорта Украины. По словам генерального директора издательства «Фолио» Александра Красовицкого, даже книги, ввозимые из Китая, все равно изданы в России. При этом по сравнению с 2012 годом, импорт российских изданий в страну сократился без малого в десять раз. По итогам 2015 года, Украина официально ввезла на свою территорию российских книг на 3,5 миллиона долларов, а тремя годами ранее — на 33 миллиона долларов.

Автор и ведущий программы о книгах на Old Fashioned Radio Даниил Ваховский считает, что ограничения на ввоз российской печатной продукции похоронят легальный импорт и всех украинских книготорговцев. «То, что сегодня выглядит как проект, направленный на защиту интересов Украины, является не более чем популизмом людей, не разбирающихся в книжном рынке», — отметил он. По его мнению, эта законодательная инициатива убьет книжный рынок страны уже через несколько лет. «Ни один издатель на Украине не может обеспечить всего необходимого объема еще и с учетом того, что некоторые книги продаются в количестве 5-10 штук в год, — объясняет радиоведущий. — Пострадает в первую очередь читатель. Без российских книг у нас будут просто пустые полки в книжных магазинах».

Заветные три буквы

Журналист из Киева Дмитрий Скворцов из-за книг, подаренных ему в России, чуть не оказался на скамье подсудимых. «Я был в Москве на Рождественских чтениях. В кулуарах мне надарили много книг, в том числе Тамары Гузенковой — замдиректора Российского института стратегических исследований, и Кирилла Фролова — православного эксперта», — рассказывает он. Всего ему подарили около десятка книг. Но вопросы украинских пограничников в аэропорту вызвали произведения именно этих авторов. Беседа на границе длилась около четырех часов. «Они фотографировали эти книги, куда-то отправляли снимки. Количество “экспертов” увеличивалось, появились люди в штатском. В конце концов мне выписали повестку в суд по причине нарушения закона об общественной морали Украины. Якобы эти книги пропагандируют разжигание межнациональной розни», — рассказывает журналист. Обе книги у него изъяли, хотя издания и не значились в запретных списках.

Как законопослушный гражданин Скворцов явился в суд, но истцы судебное заседание попросту проигнорировали. Отобранные книги журналисту так и не вернули, прислав письмо из Таможенной службы Украины, в котором сообщается, что издания направлены на соответствующую экспертизу.

Подводя итог инцидента, журналист заметил, что на Украине объявили войну не только российским книгам, но и всему, где содержится слог «рус». «Даже переводя Гоголя все слова с корнем “рус” вычеркивают. Вместо русский пишут “козацкий” или “наш”. Если дело дошло до вымарывания нежелательных корней в словах, то что говорить о русской литературе?» — возмущается Скворцов. — Мы здесь живем в антиутопии, как будто в дурдоме. И люди уже воспринимают это как само собой разумеющееся».

Татьяна Кирсанова, Лента.ру

Метки по теме:

pushkin-gogol


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1