Братислава не вернет Брекзит обратно

Дата публикации: 17 Сентябрь 2016, 20:06

«Еще никогда  я не видел такой фрагментации, так мало желания к сближению в нашем союзе», – такими словами  предварил  саммит Евросоюза в Братиславе, состоявшийся 16 сентября, председатель Европейской комиссии  Жан Клод Юнкер.

Саммит лидеров государств и правительств стран ЕС в Братиславе

Саммит лидеров государств и правительств стран ЕС в Братиславе

Встреча в верхах стала первой без участия Великобритании, номинально все еще остающейся участницей клуба 28 государств. В Париже и Берлине  сохраняют надежду, что после выхода Лондона Евросоюз может укрепиться, избавившись от «вечного оппозиционера». В действительности противоречия только усиливаются: страны Востока Европы все жестче выступают против миграции, а Юга — против политики бюджетной экономии.

В Брюсселе сталкиваются с проблемами и у себя дома. Главная из них — не лишена пикантности: 61-летний Юнкер, высшее должностное лицо Евросоюза, стал героем желтых газет из-за чрезмерно тесных отношений со спиртным. Оскорбив президента Венгрии Виктора Орбана  (как утверждалось, в нетрезвом виде) и  отказавшись уйти в отставку после Брекзита, Юнкер утратил популярность, которой когда-то располагал. Политик признает, что Европейскому союзу нужны перемены, но проект осторожных реформ, который он предлагает, не воодушевляет в Европе никого.

Никто не готов умирать за Евросоюз

Накануне саммита 16 сентября Ангела Меркель заявила, что Европейский союз «находится в критической ситуации», поскольку накопил слишком большое количество проблем, все из которых невозможно разрешить за одну встречу. «Наша задача —  не в том, чтобы сделать все сразу, а чтобы показать, что мы можем лучше»,  – резюмировала  канцлер.  Прогресса Ангела Меркель, а также ее союзник президент Франции Франсуа Олланд рассчитывают добиться в обсуждении  одного из ключевых вопросов – обеспечения коллективной безопасности.   Выход Великобритании, всегда противившейся проекту создания европейской армии, в Париже и Берлине восприняли как возможность вновь вернуться к этой теме.  Жан-Клод Юнкер   выразил свои  мысли без обиняков: « Нам нужен общеевропейский генеральный штаб, мы обязаны двигаться в сторону создания общих вооруженных сил».

Усиление европейских оборонительных структур для России, скорее, выгодно, ведь оно ведет к дублированию ими некоторых из функций НАТО, но уже без контроля со стороны Вашингтона, главного спонсора альянса.  Однако  создание вооруженных сил Европы неизменно натыкается на психологическую преграду, суть которой сформулировал философ Ален Финкелькраут: в отличие от своих национальных родин, «никто не готов жертвовать своей жизнью ради Европейского союза». В полной мере это испытала на себе Франция, родина мыслителя,  не получившая на борьбу с терроризмом в Африке никакой помощи от стран ЕС.

Фрау Меркель в нацистской форме

Евросоюз подошел к саммиту 16 сентября  с другой проблемой –  геополитической,  имеющей  поистине экзистенциальное измерение.  Еще до Брекзита лидер « Национального фронта»  Марин Ле Пен называла  Франсуа Олланда «немецким вице-канцлером», проводящим в «провинции Франция» политику Берлина.

После выхода Великобритании опасения, что роль Германии в новом ЕС станет  слишком  доминантной,  усилились. Лондон самим фактом своего членства в ЕС,  подкрепленным  внушительными размерами британской экономики уравновешивал  Берлин. Выйдя из Европы, островитяне не только определили свою собственную судьбу, но и «поставили подножку» немцам.

Ангела Меркель  с тех пор стоит перед выбором, готова ли она взять на себя роль единоличного лидера Евросоюза.  Ответить «да» означает возродить призрак немецкой империи, новое появление которого  пугает большинство немцев, привыкших к роли «экономических гигантов, но политических карликов». Раздражает подобный поворот французов, элиты которых  видят в союзе с Германией возможность продлить пребывание своей страны в ряду великих держав. Что уж говорить о греках: те с 2009 г.  публикуют карикатуры на немецких лидеров в нацистской униформе, намекая на «насилие», которому  подвергаются со стороны Берлина. «Больше Германии? Только не это» – говорят в Афинах.

Возможное единоличное лидерство бундесреспублики в ЕС  пугает европейцев не только в силу очевидных  исторических параллелей. Дело и в другом: начиная с 2008 г., Берлин выступает как вдохновитель общеевропейской политики бюджетной экономии. Добиваясь ее проведения в жизнь, немецкая сторона  опиралась на поддержку Великобритании, но вслед за  Брекзитом  ключевого союзника лишилась. После выхода Лондона Берлин может рассчитывать лишь на содействие скандинавских государств, чье влияние в ЕС невелико. Сложившаяся ситуация угрожает Германии моральной изоляцией: южные страны, готовые больше тратить, чем зарабатывать отныне получили в Европе большинство.

Опасность с Востока

Проведение саммита Европейского союза именно в Братиславе —  во многом стечение обстоятельств,  однако к сентябрю с.г. именно Словакия, принимающая встречу,  становится ключевым игроком на доске политики ЕС. На протяжении нескольких последних лет небольшое государство, в правительство которого входят ультра-правые, заявило о себе как о заметном участнике общеевропейских дебатов по самым колким вопросам. Так, премьер-министр Словакии Роберт Фицо заявляет, что его стране не нужны мигранты из мусульманского мира и пользуется поддержкой Праги, Будапешта и Варшавы.  Четыре страны образовали «Вышеградскую группу», действующую на европейской арене заодно. Одному из участников объединения — Венгрии — помощь нужна сегодня как никогда, поскольку   раздаются голоса за исключение этого государства из Евросоюза.

Скандал разгорелся в связи с референдумом о квотах на прием беженцев, который венгерские власти готовятся провести в начале октября. Антимигрантские настроения в восточноевропейской стране настолько сильны, что итог голосования  многим кажется предсказуемым. Так, министр  иностранных дел Люксембурга Жан Ассельборн  заранее  призвал «исключить Венгрию из Евросоюза» по причине  «расхождения в ценностях» между нею и Брюсселем.   В Будапеште рассчитывают на поддержку Словакии и Чехии, но содействия от них ждут и в Германии, с экономикой которой обе эти страны  тесно связаны.  В Вышеградской группе от такого напряжения  наметился раскол. Братислава и Прага накануне саммита  требуют от Будапешта умеренности, угрожая перейти на сторону Берлина. Венгрия в ответ укрепляет связи с Польшей. В Варшаве же давно уже больше рассчитывают на Вашингтон, чем на Брюссель.

Что будет дальше

Еще летом 2016 г, сразу после Брекзита, европейские СМИ признавали, что от саммита в Братиславе не стоит ждать прорывов. О том же накануне встречи в верхах заявила и Ангела Меркель. Причина, помимо не прошедшего шока от Брекзита, – в календаре европейской политики, подошедшей вплотную к началу сразу нескольких электоральных циклов.

В 2017 г. парламентские выборы состоятся в Германии и во Франции, а V   республика, помимо того, изберет и нового главу государства.  Новый состав парламента определят Нидерланды, летом с.г. проголосовавшие против соглашения об ассоциации между ЕС и Украиной.  Добавим к этому неопределенное положение, сложившееся в Испании, где 4 парламентские партии вот уже 9 месяцев не могут сформировать коалиционное правительство.

При подобном раскладе ЕС не остается ничего другого, как ждать от наступающего года «перезагрузки». От итогов которой, в частности, от политического выживания Ангелы Меркель, будет зависеть, какое решение Европа отыщет для стоящих перед ней вызовов.

«Expert Online»

Метки по теме:

German Chancellor Angela Merkel smiles as she sits with other EU leaders at a round table meeting during an EU summit at Bratislava Castle in Bratislava on Friday, Sept. 16, 2016. European Union leaders gathered in a centuries-old castle hoping to find a sense of common purpose again in the face of the planned departure of Britain and fundamental disagreements over everything from uncontrolled migration to the economy. From left, Danish Prime Minister Lars Lokke Rasmussen, Belgian Prime Minister Charles Michel and Italian Prime Minister Matteo Renzi. (AP Photo/Virginia Mayo)


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1