Противотанковые ракетные комплексы убивают традиционную войну. Леонид Нерсисян

Дата публикации: 16 Сентябрь 2016, 11:56

Ещё один новый фактор — ПЗРК. Опыт Сирии, Йемена и войны в Донбассе

ПТРК

Последние несколько лет, с тех пор как Сирийский конфликт разгорелся «на полную катушку», а позже Саудовская Аравия со своими союзниками начала военную операцию в Йемене против шиитских повстанцев хуситов, мы постоянно наблюдаем однотипные видеозаписи — горящие, «как спички», танки и другую бронетехнику. Причем речь идет о технике наиболее оснащенных игроков — правительственных войск Сирии, турецкой армии (после недавнего начала «Щита Евфрата» потеряно уже более пять танков), вооруженных сил Саудовской Аравии и их союзников. Как же это происходит и почему такие серьезные армии не могут справиться с полупартизанскими силами различных бандформирований и повстанцев? Попробуем разобраться.

Распространение ПТРК по всему миру убило традиционную войну

Перечисленные выше конфликты объединяет один факт — противостоящие традиционным армиям силы не обладают большим количеством военной техники, но заполучили достаточно большое количество противотанковых ракетных комплексов (ПТРК). Причем самых разных — как советского и российского производства, так и американского. Советские ПТРК, такие как «Фагот», «Метис» и «Конкурс», стоят на вооружении многих ближневосточных стран, поэтому их распространенность неудивительна. Найти их на черном рынке — тоже не самая большая проблема. Американские образцы поставлялись силам Курдской самообороны (YPG) в Сирии, а также некоторым группам, входящим в состав «умеренной сирийской оппозиции». Тут речь идёт о TOW и более современном TOW-2 (увеличена бронепробиваемость и дальность пуска). Что касается наличия у боевиков современных российских ПТРК «Корнет» — то они в достаточно больших количествах поставлялись Сирии еще в 1990-х. После чего многократно всплывали у той же «Хезболлы» и «Хамас». Помимо Сирии, «Корнеты» в некотором количестве закупала и Ливия во время правления Каддафи. Понятно, что после его убийства и хаотизации страны часть вооружения легко могла перекочевать в руки того же ИГИЛ («Исламское государство» — террористическая организация, запрещенная в РФ) и других группировок.

Тем не менее — для уничтожения даже современных американских танков M1A2 Abrams вполне достаточно оказалось советского ПТРК «Конкурс» — это показали хуситы, уничтожив с его помощью саудовский танк этого типа. Да и вообще — фактически любой ПТРК второго поколения (к ним относятся все вышеперечисленные образцы) способен пробить практически любой танк в боковую и тем более заднюю проекции. Такие образцы, как «Корнет» и TOW-2, в большинстве случаев «возьмут» и переднюю проекцию современных танков. Что касается другой бронетехники — то она поражается любыми ПТРК практически гарантированно. При этом максимальная дальность пуска ракет, которая варьируется для разных ПТРК от 3 до 5 км, фактически исключает ответный удар, так как танковые орудия на такой дальности уже малоэффективны. Да и обнаружить цель до пуска ракеты крайне сложно, а после — уже поздно.

Распространение такого высокоэффективного, простого в применении и мобильного средства борьбы с бронетехникой позволяет малым ударным группам наносить серьезный урон наступающему противнику, который в разы превосходит обороняющуюся сторону по численности. Более того, долго удерживать и контролировать территорию, на которой обороняющаяся сторона пользуется поддержкой населения (а это, к сожалению, зачастую относится и к ИГИЛ), становится практически невозможно. Именно поэтому «традиционные» армии и не могут выполнить своих задач, несмотря на использование сотен единиц современной бронетехники, артиллерии и авиации: эти средства разработаны для общевойскового боя, а не для борьбы с мобильными и небольшими ударными группами. Помимо этого, воюющие сейчас в Сирии и Йемене армии не отличаются высоким уровнем подготовки и организации, что только усугубляет ситуацию.

Следующая напасть — распространение ПЗРК?

На данный момент переносные зенитно-ракетные комплексы (ПЗРК) в зоне Сирийского конфликта не распространены — у различных группировок имеются лишь единичные образцы ПЗРК «Игла» и их северокорейских копий. Этим объясняются достаточно низкие потери авиации в войне. То же самое относится и к хуситам в Йемене — средств ПВО у них практически нет.

Что будет, если эти средства получат такое же распространение, как и ПТРК, предсказать не так сложно. Исторический опыт советской военной кампании в Афганистане наглядно иллюстрирует, что будет происходить с вертолётной и штурмовой авиацией при таком развитии событий. С 1979 по 1989 год Военно-воздушные силы СССР потеряли 118 самолётов и 333 вертолёта — заметная часть потерь возникла от огня из ПЗРК FIM-43 Redeye и FIM-92 Stinger, которые моджахеды получили из США. Опыт войны в Донбассе тоже показателен — ополченцы ДНР и ЛНР за время активных боевых действий с помощью ПЗРК «Игла» фактически уничтожили большую часть пригодных к полетам штурмовых вертолетов Ми-24 и штурмовиков Су-25. Конечно, сбивать те же современные фронтовые бомбардировщики Су-34 не получится — они летят слишком высоко, но вертолетам и штурмовикам придется очень непросто.

Теперь есть риск, что этого «джина из бутылки» могут выпустить и в Сирии — это может принести проамериканским силам временный успех, но в будущем это сильно дестабилизирует регион и снизит возможности даже тех же США воздействовать на ситуацию в будущем. Возможно, этот факт пока и удерживает Запад от этого опрометчивого шага.

Леонид Нерсисян, ИА Regnum

Метки по теме:

ptrk_1024x768


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1