Киев врёт Европе, шантажирует ее и… обещает спасти. Яков Рудь

Дата публикации: 16 Сентябрь 2016, 13:58

Отношения Украины и ЕС вступают в новую стадию. Киев пытается перехватить инициативу. Под болтовню о ценностях и принципах Киев пытается напугать европейцев ультиматумами о том, что без «харизматичной» Украины ЕС придется туго, что ЕС пропадет, если Киев не возьмёт его с собой в светлое будущее

Киев врёт Европе, шантажирует ее и… обещает спасти

Министру иностранных дел Дании К. Йенсену было невдомек, что его представление о положении дел на Украине, и, особенно об успехах Киева в противодействии коррупции, не соответствовало действительности. Когда, представляя трехлетнюю датскую антикоррупционную программу для Украины, он говорил о том, что сегодня именно коррупция мешает стране развиваться, отпугивая западных инвесторов, то искренне верил, что хорошо понимает, что к чему. Оказалось, что нет, не понимает. О том, как на самом деле обстоят дела, поведал европейской публике глава МИД Украины П. Климкин в интервью Deutsche Welle 12 сентября. Получилось, надо сказать, забавно. Расхваливая успехи и достижения украинской власти, которых, по его мнению, хоть отбавляй, он, увлекшись, так приукрасил картину, что вызвал замешательство у корреспондента. «Мы доказали, что все реформы, которые от нас требовались для предоставления безвизового режима, мы, действительно, серьезно проводим, — заверил он. — И то, что происходит в сфере борьбы с коррупцией, — очень впечатляет».

Разговор в таком духе о коррупции наУкраине с немцами это — проявление неуважения к ним. Взгляд на эту проблему и в политическом классе, и в общественном мнении Германии заметно отличается от оценки Климкина. Показателен заголовок в одном из немецких СМИ: «После Майдана коррупции на Украине меньше не стало». В августе Deutsche Welle посвятила теме экспертный анализ, итогом которого стал вывод, что «невыполнение Киевом обязательств по борьбе с коррупцией может привести к очередной отсрочке либерализации визового режима с ЕС для украинцев». Точку зрения, которую можно считать общепризнанной, сформулировал директор брюссельского Центра Мартенса Р. Фройденштайн: «Если Порошенко и его заявления о борьбе с коррупцией не будут внушать доверия, то таким же образом к нему отнесутся, когда он будет говорить, что ни одной террористической атаки (в Крыму — Я. Р.) украинское правительство не осуществляло. Тот, кто потерял доверие в одной сфере, теряет его и в других». В таком же критическом ключе высказывается Б. Йоханн, шеф украинской редакции Deutsche Welle: «Политики в Киеве лавируют и вот уже на протяжении нескольких месяцев проявляют нерешительность в том, что касается проведения реформ. Они не разрабатывают стратегии по деэскалации конфликта с Москвой. Конфликт с Россией служит для того, чтобы отвлечь внимание общественности от отсутствия реформ. На Западе ослабевает вера в способность Украины к проведению реформ».

«Какой Вы видите Украину через 10 лет? — спросил украинского министра корреспондент Deutsche Welle. — Каковы, с Вашей точки зрения, самый плохой и самый лучший сценарии?» На столь простой, столь прозрачный и в то же время в хорошем смысле провокативный вопрос, казалось бы, легче легкого ответить даже ребенку. Не тут-то было! Ребенку, может быть, и легко, министру иностранных дел Украины — сложно. «Самого плохого сценария для нас не существует, — молвил он. — Самый же лучший: я вижу Украину государством с демократическими структурами, двигающими экономическое развитие». Почему не существует самого плохого сценария, каким боком демократические структуры способны «двигать» экономику, немцам, естественно, не понять. Это — полёт мысли, для них недоступный. Бог, однако, с ним, с полетом. Если бы министр на этом остановился, было бы еще полбеды. А он взял и продолжил: «Я вижу Украину как страну, способную продвинуть вперед европейское сообщество. Знаете ли вы какую-нибудь другую страну, где так активно борются за будущее, как это делают в Украине? Так харизматично, с таким рвением». В этом месте оратору, видимо, захотелось быть особо убедительным. И он добавил: «И это же не 2000 и не 20 000 человек. Это, действительно, вся страна».

«То есть Украина — это такая турбина, такой фактор обновления европейских ценностей», — не без иронии переспросил корреспондент. Не обращая внимания на модальность вопроса, Климкин совершенно серьезно заявил: «Может, не совсем так. Но мы изменили эти ценности. В нашей новой энергии и в новом понимании будущего нуждается вся Европа».

Серия непродуманных высказываний и откровенных глупостей от Климкина получила продолжение, когда он объявил, что Киев готов рассматривать различные варианты реакции в случае, если после выборов в российскую Госдуму на территории Крыма в международных организациях признают полномочия новых российских делегаций. Различные варианты, вплоть до самых радикальных. Первой ощутила на себе дуновение будущего гнева Климкина Парламентская Ассамблея Совета Европы, когда министр сказал, что украинская делегация может приостановить свое участие в ней. Пугать европейцев бойкотом ПАСЕ взялся председатель киевской делегации в ней В. Арьев. «Мы не приемлем политику «икорной дипломатии», — сказал он в интервью Deutsche Welle 13 сентября, — которую одни страны Совета Европы проводят, а представители других — принимают. Мы ориентируемся на принципы СЕ». Добавив, что ради принципов украинские делегаты готовы покинуть Ассамблею. В ответ на вопрос, не пугает ли украинцев возможная негативная реакция на подобные действия со стороны европейских партнеров, он рубанул сплеча: «Я не боюсь международной реакции (!). Считаю, что мир должен однозначно определиться: он выступает за право силы или за силу права». В том, что мир должен Арьеву, так же, впрочем, как Европа должна Климкину, понятно, ни у кого нет никаких сомнений. Конечно, должен, еще сколько должен!

Негативная реакция европейского истеблишмента и общественного мнения на подобные, пока только словесные, демарши зарвавшихся «орлов Порошенко» последовала незамедлительно. 15 сентября депутат ПАСЕ от Чехии К. Зеленкова, докладчица политического комитета Ассамблеи по Украине (ее доклад «Политические последствия конфликта в Украине» должен быть вынесен на рассмотрение ПАСЕ на осенней сессии), высказала мнение, что демонстративный уход Киева из этой международной организации нельзя считать «слишком удачным шагом». С. Руденко, постоянный автор Deutsche Welle, посвятив в тот же день этой теме специальный обширный материал, констатировал, что Климкин со товарищи поставили европейское сообщество «в неудобное положение». Лишение России представительства в ПАСЕ из-за думских выборов в Крыму означало бы, по его мнению, неоправданное сужение контактов с россиянами, не отвечающее интересам европейцев. Запад не намерен жечь мосты с Москвой, и после ультиматума Киева Страсбургу и Брюсселю придется искать новый компромисс. Если Киев все-таки решится уйти из ПАСЕ, то он должен знать, как и когда туда вернется, понимая, что выигрыш от отказа от участия в работе Ассамблеи в любом случае будет невелик, проигрыш же может оказаться значительным. Проблем в украинско-российских отношениях он не решит, а вот сложностей в отношениях Украины и Европы — добавит.

В связи с этой вроде бы забавной, на самом деле же невеселой историей возникает масса вопросов. Например, о том, как случилось, что умудренная опытом Европа, ныне под влиянием аргументов и фактов теряющая остатки доверия к Киеву и к Порошенко, так долго испытывала такое доверие? Кто мешал европейцам сразу заметить, что они имеют дело с аферистами? Европа, дай ответ. Не дает ответа…

Яков Рудь, ИА Regnum

Метки по теме:

eurosouz_ukraine_


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1