Новый российский Ближний Восток. Павел Волков

Дата публикации: 15 Сентябрь 2016, 13:10

«Атомная бомба» для региона

Исторически сложилось, что с XIX века основные политические позиции на Ближнем Востоке занимала Великобритания. После Первой мировой в ее зону влияния вошли территории бывшей Османской империи. Вторая мировая война изменила расстановку сил.

Новый российский Ближний Восток

Британцы под совместным давлением СССР и США вынуждены были покинуть огромные колонии и подмандатные территории, но напоследок заложили в регионе «атомную бомбу», накроив ряд никогда не существовавших государств. Таким образом, некоторые народы оказались разделены, а другие (имеющие исторические религиозные и социокультурные конфликты) искусственно объединены.

Свято место пусто не бывает, поэтому влияние в молодых государствах Ближнего Востока поделили между собой СССР и США. Несмотря на то, что американцы поддерживали Израиль как свой главный форпост в регионе, а Советская Россия – арабский мир, враждовавший с Израилем из-за Палестины, лидеры арабских стран (те же Хусейн, Асад-старший, Садат, Каддафи и другие) рано или поздно делали выбор в пользу Запада.

Кроме того, именно американцы выступали в роли посредников в переговорном процессе по урегулированию конфликтов в регионе (Кемп-Дэвид, соглашение в Осло), что не могло не принести им соответствующих политических бонусов.

Но Рим выдохся, легионы ушли. Принятая с подачи Кондолизы Райс новая тактика «управляемого хаоса» бросила страны и народы Ближнего Востока в перманентную кровавую бойню, предпосылки которой были заложены еще британской «атомной бомбой».

Единственным субъектом, имеющим на сегодняшний день политическую волю, достаточную военную мощь и международный авторитет для упорядочивания ближневосточного хаоса, оказалась Россия, стратегически заинтересованная в сохранении в регионе светских национальных модернизационных государств, рушащихся под давлением как внутренних конфликтов, так и атак неофеодальных мракобесов ИГ (запрещено в РФ – ред.).

Эксперт Фонда науки и политики Маркус Кайм считает, что «США все больше отступают, снижают степень своего присутствия и участия. И Россия использует эту возможность». По его мнению, сила и надежность Соединенных Штатов подвергаются сомнению уже не только в Саудовской Аравии и Турции, но даже и в Израиле.

Остановив продвижение хаоса в Сирии, Россия в условиях самоустранения американцев получила такие политические и иные возможности на Ближнем Востоке, каких не было даже у Советского Союза. Как ими эффективно воспользоваться и в какую сторону двигаться дальше?

Совершенно очевидно, что для приведения региона в стабильность и ограждения южных границ РФ от натиска исламизма необходимо создать прочную и стабильную коалицию из основных региональных игроков, которыми являются Саудовская Аравия, Египет, Израиль, Сирия, Иран, Турция.

Сделать это, скажем прямо, почти невозможно, но, как говорил Че Гевара: «Будьте реалистами – требуйте невозможного». Одним из важнейших камней преткновения между данными государствами является Палестина.

На днях российская сторона подтвердила готовность организовать в Москве встречу президента Палестины Махмуда Аббаса и премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху. Несмотря на то, что 9 сентября встреча по техническим причинам не состоялась, лидеры конфликтующих сторон заявили, что готовы к переговорам в любое время и в любом месте.

Аббас даже отметил, что «диалог – единственный путь к миру для палестинского народа и единственная возможность для нашей независимой страны жить рядом с Израилем». А уже сегодня посол Палестины в России Абдель Хафиз Нофаль сообщил, что встреча в Москве может состояться уже в октябре.

Многое говорит о том, что при посредничестве России Нетаньяху и Аббас могли бы стать новыми Ицхаком Рабином и Ясиром Арафатом.

Россия – Израиль

Партнерские отношения России с Израилем повисли на волоске в момент начала бомбардировок российскими ВКС позиций исламистских террористов в Сирии. Израиль даже нанес несколько ударов по объектам законной сирийской власти, объясняя это тем, что ливанская «Хезболла» активно ввязалась в бои на стороне Башара Асада.

Однако Нетаньяху тут же встретился с Путиным, и были выработаны принципы координации действий обеих сторон. По некоторым сведениям, премьер Израиля обозначил результат договоренностей следующим образом: «Мы будем координировать действия наших войск. Вы бомбите, и мы периодически будем бомбить, чтобы пресечь поставки оружия «Хезболле».

Данный компромисс по ливанской группировке и другие итоги встречи бывший сотрудник «Моссада» Йосси Альфер назвал «крупной стратегической переменой на Ближнем Востоке».

По сообщению израильского издания NRG, официальный Иерусалим считает, что координация действий с российской стороной в вопросах по предотвращению передачи «Хезболле» современного оружия «могла быть намного хуже». Такая уклончивая формулировка означает, что устроивший обе стороны компромисс был найден.

Что же касается палестинской проблемы, немецкий Der Tagesspiegel убеждает своих читателей в том, что международное признание Владимира Путина как миротворца станет большим дипломатическим поражением для США:

«План Путина намекает на то, что тот, кому удастся склонить как палестинцев, так и израильтян к компромиссам и хотя бы частично примирить оба народа, обеспечит себе Нобелевскую премию мира».

С октября 2015 года Нетаньяху и Путин встречались четыре раза. Forbes Israel сообщает, что во время июньского визита премьер-министра Биньямина Нетаньяху в Москву было подписано соглашение о проверке возможности заключения договора о свободной торговле между Израилем и ЕАЭС. По предварительным подсчетам, торговый оборот Израиля с государствами ЕАЭС может увеличиться на 6–8%.

В случае вступления Израиля в Евразийский экономический союз Россия получит доступ к израильским технологиям, а также газовым месторождениям, что позволит в еще большей степени осуществлять контроль над энергетической сферой ЕС.

«Путин, который не будет требовать от Израиля болезненных уступок палестинцам, но желающий вытеснить американское влияние отовсюду, где это возможно, станет отличным союзником для израильского премьер-министра», – считают израильские эксперты.

Уступки по «Хезболле», возможные уступки по Палестине, а также экономический интерес – этих причин уже достаточно для налаживания партнерских отношений между двумя государствами. Израиль же, в свою очередь, не поддерживает санкции против России и занимает нейтральную позицию по Украине.

Однако аналитики NRG называют еще одну причину, которая затмевает все остальные:

«В Израиле опасаются, что на исходе срока полномочий президента США Барака Обамы Совет Безопасности ООН может принять резолюцию, устанавливающую формат палестино-израильского мирного соглашения. Согласно некоторым сообщениям, администрация Обамы может поддержать такую резолюцию или как минимум не препятствовать ей».

Дело в том, что Обама еще в 2011 году твердо обозначил, на каких позициях Соединенные Штаты готовы оказывать помощь в урегулировании палестино-израильского конфликта: «Границы Израиля и Палестины должны быть прочерчены по линиям 1967 года». Такое размежевание Израиль считает смертельным для существования еврейского государства.

Тем более договор 1967 года не включает в его состав Голанские высоты – территорию, с которой можно производить артиллерийский обстрел всей страны. Как известно, Сирия считает Голанские высоты своими (незаконно оккупированными Израилем). Помимо Сирии на данной территории всегда была активна «Хезболла».

В нынешних же реалиях только Россия способна повлиять на позицию Дамаска, а по «Хезболле» уже были сделаны вполне однозначные заявления. Так что телодвижения израильского премьера вполне понятны.

Конечно, вызывает большие сомнения, что стабильно проамериканский Нетаньяху готов кардинально менять свою политику.

Так, дипломат Шимон Штайн, указывая на риски, связанные со сближением Израиля с Россией, отметил: «Если Нетаньяху объявит Путина ведущим игроком на арене ближневосточного конфликта, то это будет очевидным резким демаршем в отношении близкого союзника – США».

Однако, даже если премьер «Биби» всего лишь начал крупный торг с американскими союзниками, то не воспользоваться такой шаткой ситуацией для РФ было бы грешно.

Как бы там ни было, последние месяцы израильские СМИ наперебой поют дифирамбы России, говорят о дружбе двух государств и называют русских с евреями чуть ли не братскими народами. На этом фоне Путин соглашается выплачивать пенсии репатриантам из РФ, что вызвало бурю, на первый взгляд справедливого, негодования. Однако в целом такой шаг вполне ложится в канву сближения с историческим союзником США, теоретически открывающим невиданные до сего дня перспективы.

Россия – Израиль – Турция

После потепления российско-турецких отношений появились новые возможности для выстраивания стабильности на Ближнем Востоке по линии Израиль – Турция.

Конфликт Турции и Израиля начался в мае 2010 года, когда израильские военные не пропустили в сектор Газа «Флотилию свободы» – корабли с гуманитарным грузом для палестинцев. В результате столкновения погибли люди.

27 июня 2016 года дипломатические отношения были восстановлены. Удалось договориться о создании фонда в $20 млн для выплаты компенсаций родственникам погибших. На этом вопрос с «Флотилией свободы» закрывается.

Похоже, закрыт вопрос и с Палестиной как таковой – турки запретили ХАМАСу использовать свою территорию для любой деятельности и взамен получили право на гуманитарную миссию в секторе Газа, который ХАМАС как раз и контролирует.

Владимир Путин положительно оценил сближение Иерусалима и Анкары, заявив, что всякое движение стран и народов навстречу друг другу позитивно влияет на общую международную ситуацию.

Таким образом, у России появляется еще одно основание для вхождения в израильскую газовую отрасль. Издание Globes приводит следующие слова Нетаньяху:

«Нет легальных препятствий для участия российских компаний в газовых проектах в Израиле […]. Теперь дверь открыта для любых компаний, располагающих опытом в газовой сфере, включая, конечно, российские».

Мало того, чуть позже Биби заявил: «Я призываю российские энергетические компании принять участие во всех тендерах в нашем регионе».

Участие Газпрома в разработке месторождения «Левиафан» не только позволит начать добычу в ближайшие годы, но и снимет барьеры по экспорту израильского газа в Европу через Турцию.

Теперь при наличии партнерских отношений РФ может взять под контроль еще одну линию поставок газа в Европу, Израиль – зарабатывать на экспорте, а Турция – на транзите. Такую спайку экономических интересов американцам будет сложно разбить.

Турция – Иран

Каковы же возможности включить в зарождающуюся ось партнерства главного игрока на Ближнем Востоке – Иран?

Не секрет, что позиции Ирана и Турции по Сирии отличаются кардинально. Однако после принесенных Эрдоганом извинений за сбитый российский самолет турецкий лидер дал понять, что готов на компромисс.

Эксперт Атлантического совета в Вашингтоне Аарон Штейн пояснил, что Анкара снимает вопрос об уходе Башара Асада и переключается на борьбу с курдами и ИГ:

«В достижении этих целей Турция может рассчитывать на поддержку России в обмен на отказ Анкары от ее требований о смене режима в Сирии».

20 июля Эрдоган в ходе телефонного разговора с президентом Ирана Хасаном Роухани предложил организовать новый союз между Ираном, Турцией и РФ.

Теперь это становится возможным.

Израиль – Иран

Пожалуй, самыми сложными во всем ближневосточном водовороте являются отношения Израиля с Ираном. Всем понятно, что включение Израиля в намечающийся союз Россия – Иран – Турция было бы крайне эффективным со всех точек зрения, и прежде всего – в вопросе стабилизации региона.

Но есть ли реальные возможности для примирения Израиля и Ирана? Если таковые имеются, то только при посредничестве России.

Напряженность между двумя странами появилась в 1979 году после Исламской революции в Иране. Но дело далеко не только в религиозных противоречиях.

Во-первых, мусульмане вполне лояльно относятся к «народам книги». Да, считают христиан и иудеев заблудшими овцами, но не более того. По крайней мере, в отличие от язычников или вероотступников, уничтожать их не требуется.

Во-вторых, шиизм (господствующий в Иране) в принципе более мягок в отношении иноверцев, нежели суннизм. В Иране абсолютно спокойно проживает иудейская диаспора – персидские евреи, а знаменитый своим антисемитизмом Ахмадинежад давно не у власти.

Как это обычно и бывает, проблема носит во многом экономический характер. После Исламской революции из Ирана были вытеснены иностранные банки и нефтяные компании, а это ударило по Израилю, который занимается перепродажей нефти.

При этом, несмотря на отсутствие дипломатических и иных официальных отношений, торговля между Ираном и Израилем все же идет. Через третьи страны, конечно. Почему такая торговля не могла бы пойти через ЕАЭС? Тем более и Иран, и Израиль, и Турция, как мы уже выяснили, теперь рассматривают возможность своего участия в данном экономическом объединении.

Конечно, тогда придется решать вопрос с Голанскими высотами, в отношении которых Иран занимает принципиальную антиизраильскую позицию. Уже звучат мнения, что выходом может стать введение туда российских миротворцев. В конце концов, самолеты РФ над Голанами по договоренности с Нетаньяху уже летают.

Остается «Хезболла», по которой Россия с Израилем смогли договориться. Возможно, и Иран решит, что Париж стоит мессы.

Израиль – Египет – Саудовская Аравия

С момента переворота в Египте, когда к власти, сбросив исламистов «Братьев-мусульман», с помощью Израиля и саудитов снова пришли светские военные, их лидер генерал ас-Сиси встречался с Путиным шесть раз. В результате подписано уникальное ядерное соглашение, а также соглашение о поставках оружия в Египет. Естественно, отношения Египта ас-Сиси с Израилем тоже стали довольно близкими.

Обозреватели Maariv пишут:

«После того как к власти в Египте пришел генерал ас-Сиси, израильско-египетские отношения постоянно улучшаются, а связи в области безопасности крепнут. У двух стран есть общие интересы в области борьбы с терроризмом на Синае, а также в сфере противодействия ХАМАСу, боевое крыло которого Египет обвиняет в сотрудничестве с ДАИШ и Ираном».

Один из советников Дональда Трампа по внешней политике Джордж Пападопулос в интервью израильскому The Marker отметил:

«Для власти ас-Сиси, столкнувшейся с политическими, экономическими и другими угрозами, жизненно необходимо сотрудничать с Израилем. Только сотрудничество с Израилем в газовой сфере способно улучшить экономическое положение Египта и снять угрозу исков со стороны экспортных компаний, чьи объекты простаивают из-за нехватки газа. Это также смягчит отношение Египта к Израилю».

Итак, снова во главу угла ставятся газовые вопросы и ХАМАС, т.е. Палестина.

Уже упомянутый экс-сотрудник «Моссада» Йосси Альфер также описывает ситуацию в весьма радужных тонах:

«У нас никогда не было такого, как сейчас, стратегического взаимодействия с нашими арабскими соседями – с Египтом по проблемам Газы и Синая, с Иорданией в отношении Сирии и Ирака, с саудовцами в вопросах Ирана и ДАИШ. Они не оказывают на нас давления по палестинскому вопросу, в результате чего эта проблема теряет актуальность».

Конечно, саудиты приложили свою руку к американскому проекту хаотизации Ближнего Востока, так называемой арабской весне, преследуя цели нейтрализации своих региональных конкурентов.

Но после обещаний лидеров ИГ захватить Мекку и разрушить камень Каабы стало понятно, что колокол «арабской весны» звонит и по душу саудитов. В итоге монархия вместе с «ненавистным» Израилем способствовала возврату к власти в Египте светских военных.

Израильское издание NRG приводит ряд заявлений высшего руководства Саудовской Аравии, подтверждающих перемены в их внешней политике:

– Принц Эль-Валид бин Талал: «Угроза исходит из Персии, а не от Израиля», «В случае обострения палестинской интифады я встану на сторону еврейского народа и его демократических устремлений».

– Глава саудовского МИДа принц Сауд бин-Фейсал аль-Сауд: «ХАМАС – единственный виновный в бедах палестинского народа».

– Министр нефти Саудовской Аравии Али аль-Наими: «Его величество король Абдалла бин-Абд аль-Азиз всегда выступал за дружеские отношения со всеми народами, включая еврейский».

Понятно, что официальных дипотношений между Саудовской Аравией и Израилем (как и между Ираном и Израилем) не будет до тех пор, пока не появится палестинское государство. Однако экономику идеологические вопросы интересуют в последнюю очередь.

Импорт израильских товаров в КСА идет через Газу – отсюда и такое внимание к крайне антиизраильскому ХАМАСу, который явно не содействует данному товарообороту.

Палестина, ФАТХ, ХАМАС

Какие же расклады в самом камне преткновения – Палестине?

С 2007 года сектор Газа контролируется ХАМАСом, а Западный берег – движением ФАТХ, которое Израиль признает как сторону переговоров (подписавший соглашения в Осло Арафат был лидером ФАТХ).

В октябре этого года на Западном берегу реки Иордан и в секторе Газа должны состояться выборы. Прогнозы указывают на уверенную победу ХАМАСа.

Это не может не беспокоить главу ФАТХ и президента Палестины Махмуда Аббаса, который наверняка использует возможность мирных переговоров с Нетаньяху при посредничестве России для получения политических очков в предвыборной гонке.

Перспективы

Отношение Израиля к ХАМАСу понятно. Турки запретили этой организации вести деятельность на своей территории. Глава Сирии Башар Асад с ХАМАСом работать не будет, т.к. боевики данной структуры покинули Дамаск в начале сирийской войны, а многие присоединились к ИГ. Египет и Саудовская Аравия настроены к контролирующей сектор Газа группе крайне враждебно.

Иордании не интересно распространение влияния радикальной группировки на Западный берег реки Иордан. Ливанская «Хезболла» слишком занята боями в Сирии, а Иран с учетом возникших новых возможностей вряд ли станет активно поддерживать ХАМАС.

Остается только Катар, т.е. фактически США. Больше серьезных интересантов срыва мирных переговоров между Аббасом и Нетаньяху нет.

Такой вроде бы крошечный эпизод мировой политики, как обострение палестинской интифады, способен опосредствованно разрушить очень сложно зарождающийся масштабный партнерский блок на Ближнем Востоке и раскрутить маховик хаоса и войны всех против всех.

Пока американцы заняты президентскими выборами (а затем празднованием победы Клинтон либо Трампа и раздачей министерских портфелей), у России есть уникальный шанс получить непоколебимые позиции на Ближнем Востоке, став гарантом стабильности и даже развития ключевого для мировой политики и экономики региона.

Время еще есть, но нужно спешить.

Павел Волков

Метки по теме:

blizhnyy_vostok_706


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1