Женевским договорённостям не суждена долгая жизнь. Ч.II. Андрей Арешев

Дата публикации: 14 Сентябрь 2016, 11:37

Анкара укрепляет отношения с НАТО, в то время как Москва – с Тегераном. Переговоры с Москвой затягиваются с расчётом на очередной российско-турецкий конфликт?

Окончание. Начало см. Часть I

Турецкие танки следуют в сторону Исляхие

Турецкие танки следуют в сторону Исляхие

Турция, известная последовательной поддержкой непримиримых оппозиционеров (напомним, в Газиантепе до сих пор базируются организации с громкими названиями, мало кого представляющие, кроме самих себя), продолжает вести собственную игру на разных уровнях, стремясь укрепить своё влияние в регионе. Так, президент Реджеп Тайип Эрдоган заявил о намерении  совещаться  по телефону по вопросу прекращения огня в Сирии с президентами России и США. «В Китае мы говорили президенту России Владимиру Путину о необходимости немедленно согласовать условия прекращения огня в Алеппо. Но это зависит в определенной степени от переговоров между турецкими, российскими и американскими дипломатами. Послы проведут трехстороннюю встречу», – добавил турецкий лидер, заявивший также о сотрудничестве с Москвой по Алеппо, выразив надежду на устойчивое прекращение огня ещё до начала Курбан-байрама (11 сентября). Одновременно Эрдоган согласился на совместную с США операцию по занятию неформальной столицы самопровозглашённого «халифата» Ракки, что выглядит, скорее, как пиар, ибо после бескровного занятия Джараблуса инструментальный характер «ИГ» выглядит всё очевиднее.

Впрочем, что могут решить дипломаты, представляющие страны со столь разнящимися подходами – сказать достаточно затруднительно. Согласимся с автором eadaily.com, по мнению которого турецкую интервенцию в северной Сирии Вашингтон попытается впредь направить в удобное для него русло (выделено нами – авт.), и дело отнюдь не только в «курдском факторе». Категоричный тон партнёров, требующих от Москвы заведомо неприемлемых уступок, свидетельствует об очередном повышении ставок на «переполненном», не в последнюю очередь усилиями ЦРУ и Пентагона, сирийском поле боя.

В нынешней чрезвычайно сложной ситуации повышается возможность непосредственного столкновения турецких военнослужащих с одной стороны и союзников официального Дамаска – с другой:  «Боевиков ДАИШ от турецкой границы гонят на юг, к сирийскому Алеппо. «Щит Евфрата» больше походит не на операцию по уничтожению террористов, а именно на их вытеснение с «засиженных мест» и направление в зоны ведения боевых действий с правительственными войсками Сирии. Разумеется, в район Алеппо, ибо воинам «халифата», по сути дела, отступать больше и некуда. В итоге, США становятся главным архитектором «переполненного поля боя» в провинции и городе Алеппо, попутно добиваясь от России уступок в Сирии в целом. Аппетит не на шутку разыгрался не только у Турции. Её воодушевлением военными удачами в северной части Сирии, «маленькой и победоносной» войной с ДАИШ американцы норовят воспользоваться при дипломатическом торге с россиянами».

И действительно, «ИГ», что называется, по свистку очистило Джераблус для группировок наподобие «Лива султан Мурад» вполне понятного происхождения. В то время как одни были временно переброшены из Латакии и Идлиба, другие, вполне возможно, вновь окажутся под Алеппо, и этот круговорот террористов в природе будет стремиться в бесконечность. По крайней мере, до тех пор, пока в Турции не произойдёт реальная смена позиции по отношению к сирийскому кризису (некоторые признаки позитивных перемен можно наблюдать уже сейчас).

Возможно, Вашингтон затягивает переговоры с Москвой, пребывая в надежде на радикальное изменение обстановки под Алеппо, теперь уже при содействии турецкой армии, предполагает haqqin.az: «США могут пойти на значительные уступки Турции и оказать ей военную помощь, если ее армия разблокирует Алеппо. Тогда все противоречия между Вашингтоном и Москвой по этому городу отойдут на второй план. На севере Сирии вновь разгорится кровавый конфликт с неопределенными последствиями и поставит на грань войны Россию и Турцию».

Несмотря на частичную нормализацию российско-турецких отношений, никакие негативные сценарии не исключены, и в этой связи обеспокоенность российского внешнеполитического ведомства дальнейшей экспансией Турции в Сирии более чем обоснована: «Обращаем внимание на то, что эти действия осуществляются без согласования с легитимными сирийскими властями и без одобрения со стороны Совета Безопасности ООН», чем «ставятся под сомнение суверенитет и территориальная целостность Сирийской Арабской Республики». В Москве призывают Анкару «поставить эти задачи выше сиюминутных военно-тактических целей и воздерживаться от шагов, чреватых усилением дестабилизации обстановки в САР».

Получится ли этого добиться, памятуя об активно ведущемся американо-турецком диалоге – вопрос, как представляется, отнюдь не праздный. В ходе состоявшегося 8 сентября телефонного разговора лидеров России и Турции  обсуждались вопросы дальнейшего развития двустороннего сотрудничества; особое внимание было уделено ситуации в Сирии. Достигнута договорённость о продолжении активных контактов по различным линиям с целью координации усилий по содействию сирийскому урегулированию, и это вряд ли является обычной данью дипломатической вежливости. С другой стороны, любые обязательства, особенно неформальные, достаточно подвижны и склонны меняться (либо и вовсе забываться) под воздействием внутренних и внешних обстоятельств.

Так, на фоне поддержанных Вашингтоном действий турецких войск на севере Сирии было объявлено о создании партизанского движения, призванного противостоять оккупантам. Интересно, что в качестве одной из целей «Сирийского национального сопротивления», представленных в Телль-Рифате (контролируемая курдами часть северного Алеппо) его лидером Ризаном Хидо, было провозглашено «освобождение оторванного у Сирии исторического региона Искендерун». Речь идет о провинции Хатай (древняя Александретта), вошедшей в 1939-40 гг. в состав Турции после сомнительного референдума в период французского колониального правления в Дамаске. «Эти земли населяли курды, армяне, арабы, ассирийцы и халдеи, подвергшиеся геноциду со стороны турок», – подчеркивается в зачитанном Хидо заявлении.

В свою очередь, министр иностранных дел Мевлют Чавушогу недвусмысленно заявляет о необходимости «очистить местность от террористов, и операция продолжится от севера до юга. Таким образом удастся создать зону безопасности в освобожденных районах». Территориальные рамки этих «освобождённых районов» не указываются; при этом НАТО, под предлогом провалившегося путча, усиливает военно-морское и авиационное присутствие в Турции, в том числе на границе с Сирией (ау, где сказочники, вещавшие о скором закрытии базы Инджирлик, куда собираются инвестировать не только американцы, но уже и немцы?) (1).

Ранее вице-премьер Турции Нуреттин Джаникли не исключил того, что турецкая армия продолжит продвижение вглубь Сирии после освобождения турецко-сирийской границы от террористов. Некоторые недавние заявления турецких лидеров свидетельствуют о намерении, как и прежде, играть несколько «партий» одновременно, что исключает излишнюю доверительность российско-турецкого диалога, о которой вновь заговорили по мере частичной нормализации двусторонних отношений. Поддержанный Западом экспансионизм некоторой части турецких политических кругов, пусть и принявший более предсказуемые для Москвы формы, тем не менее, по-прежнему способен привести к новым жертвам и военно-политическим осложнениям на Ближнем Востоке. При этом Анкаре важно не повторить собственных прежних ошибок, а также ошибок курдских лидеров, которые в очередной раз сделали ставку на тактический союз с американским империализмом, рассорившего их с официальным Дамаском, а позже – поддержавшего турецкую операцию в северной Сирии с её отчетливым антикурдским акцентом.

Всё это вынуждает Москву укреплять антитеррористическую инфраструктуру в регионе в расчёте на долгосрочное сотрудничество с Тегераном, которое предстоит должным образом оформить как в политическом, так и в правовом плане. В настоящее время Россия ведет переговоры с Ираном по возвращению на авиабазу Хамадан для борьбы с террористическими группировками. Более того, стороны планируют внести изменения в работу иранского военного аэродрома, которые существенно затронут его инфраструктуру, сообщил источник в военно-дипломатических кругах: «Для подготовки авиабазы Хамадан к базированию российских бомбардировщиков Су-34 и Ту-22М3 потребуется примерно одна неделя и несколько десятков рейсов военно-транспортных Ан-124 и Ил-76. Необходимо перебросить и развернуть наземные приводные авиамаяки и радиостанции, топливозаправщики, пусковые агрегаты и другое наземное оборудование. Системы проверки и подготовки к полету бортового радиоэлектронного оборудования. Но самое главное – это создать запас авиационных средств поражения (АСП), а также доставить на аэродром специальные погрузчики, необходимые для загрузки АСП на борт самолета. Погодные условия на авиабазе хорошие, и особой потребности в специальных укрытиях для авиационной техники нет. Но если задача будет поставлена, то быстровозводимые ангары будут готовы за одну-две недели».

Хамадан является стратегической авиабазой для России: сокращено подлетное время, самолеты могут взять большее количество боезапасов. С точки зрения стратегических бомбардировок иранская авиабаза — серьезное подспорье в борьбе против терроризма. Таким образом, августовский опыт использования российскими ВКС аэродрома Хамадана в целях антитеррористической борьбы, несмотря на попытки придать ему негативный информационный фон, оказался успешным, создав предпосылки для более глубокого взаимодействия.

Стратегической целью Вашингтона в Сирии  остаётся недопущение возрождения этой страны как сильного государства, превращение её в вечно грызущийся между собой конгломерат управляемых извне марионеток, в постоянный очаг нестабильности, экспорта криминала и террористической угрозы («возрождение единой и современной нации» по Дж. Керри). И никакие «мирные планы» не в состоянии отменить принципиальных различий в подходах к будущему этой страны России и тех, кто её поддерживает, с одной стороны, и западных партнёров – с другой.

Андрей Арешев

Примечание

«Визит генсека НАТО призван преодолеть дефицит взаимного доверия с Турцией. Что касается антинатовских настроений летом, то они намеренно подогревались властями. Воспринимать их всерьез как намерение выйти из альянса нельзя», – считает  востоковед-тюрколог Александр Васильев. Цель нагнетания подобной атмосферы предельно ясна: «Турция уже давно намекала, что ее роль в НАТО не соответствует ее региональному значению. Соответственно антинатовские настроения в обществе нужны для форсирования торга о преференциях Турции в альянсе».

Метки по теме:

turk-islahie-2_0


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1