Дональд Трамп и Федеральный резерв. Валентин Катасонов

Дата публикации: 14 Сентябрь 2016, 08:00

Атаки на политику главы Федерального резерва (ФРС США) Джанет Йеллен, которая находится у руля американского Центробанка уже более двух с половиной лет, стали частью предвыборной риторики Дональда Трампа.

frs

Сегодня ФРС США привлекает внимание не только Трампа, не только американского бизнеса в целом, но и деловых кругов всего мира. Всех интересует один вопрос: какой будет базовая процентная ставка Федерального резерва? Этот показатель определяет погоду в экономике США и на мировых финансовых рынках.

От уровня базовой ставки ФРС США зависят процентные ставки по активным и пассивным операциям американских банков, процентные ставки по казначейским бумагам США, процентные ставки по всем финансовым инструментам. Поскольку США являются центром мировой финансовой системы, все эти ставки определяют интенсивность и направления денежных потоков в мире. В конечном счёте они влияют на обменные курсы доллара США и других валют.

В 70-е годы ХХ века, когда была создана Ямайская валютно-финансовая система, основой которого стал бумажный доллар США, денежные власти Америки цинично заявляли всему миру: «Доллар – наш, проблемы – ваши». Однако в условиях глобализации экономика США, несмотря на все амбиции Вашингтона, тесно зависит от состояния мировой экономики. Руководители ФРС должны учитывать возможный эффект бумеранга при установлении процентных ставок. Просчитать все последствия от повышения или понижения базовых ставок Федерального резерва на экономику США, особенно в средне- и долгосрочной перспективе, сегодня не может никто. Поэтому руководители ФРС после финансового кризиса 2007-2009 гг. приняли соломоново решение – не менять ставки вообще.

В истории ФРС были очень разные уровни базовой ставки. Самый высокий уровень был зафиксирован в 1980-1981 гг., когда у руля ФРС встал Пол Волкер – один из отцов-основателей рейганомики. Тогда ставка поднималась почти до 20%. В 2000-е годы американская экономика сильно разогрелась, и ФРС пыталась её охладить с помощью процентной ставки. После 17 последовательных повышений (в течение двух лет) в июне 2006 года ставка достигла максимальной планки 5,25%. Однако даже такая (достаточно высокая по меркам США) ставка, игравшая роль тормоза, не сумела предотвратить американского ипотечного кризиса, послужившего спусковым крючком мирового финансового кризиса. ФРС начала резко нажимать на педаль газа – снижать ставку, чтобы затормозить погружение страны в яму кризиса, а затем смягчить его последствия. За два с половиной года, к декабрю 2008 г., ставка упала до уровня, находившегося в диапазоне от 0 до 0,25%. Образно говоря, деньги в Америке стали почти бесплатными. Далеко не всем нравился такой «банковский коммунизм». Противники политики бесплатных денег справедливо говорили о развращающем влиянии нулевых процентных ставок на американский бизнес, об угрозах надувания очередного финансового пузыря, о возможном ослаблении доллара США и т. д.

Беспрецедентная в истории США эпоха почти бесплатных денег длилась почти 7 лет. Предыдущий руководитель Федерального резерва Бен Бернанке даже не заикался о повышении базовой ставки. Головную боль, связанную с определением уровня процентной ставки, он передал Джанет Йеллен. На заседании Комитета по операциям на открытом рынке ФРС США в декабре 2015 года решение о повышении ставки всё-таки было принято. Впервые за 7 лет Федеральный резерв поднял ставку на четверть процентных пункта. Теперь цена федеральных фондов оказалась в диапазоне от 0,25 до 0,50%.

Это было событие, на которое отреагировал весь мир. В США многие восприняли решение ФРС как признак того, что страна выходит из кризиса, что безработица упала до социально безопасного уровня, что начинается бум инвестиций в реальном секторе экономики, что повторения финансового кризиса не будет. Что касается реакции всего остального мира на декабрьское решение ФРС, то она проявилась, прежде всего, в том, что финансовые потоки на мировых рынках стали разворачиваться в сторону США. Обострились проблемы в экономиках других стран, в том числе китайской.

Ведущие американские эксперты, руководители федеральных резервных банков (их всего 12) и сама Джанет Йеллен стали говорить, что декабрьское решение – только начало. Что начинается эра повышения ставок. Что в течение двух последующих лет ФРС пошагово доведет базовую ставку до планки 3,0 – 3,5%. По уставу ФРС Комитет по операциям на открытых рынках, принимающий решения по ставкам, проводит в течение года восемь заседаний. С декабря прошлого года уже прошло несколько заседаний, однако ни одного нового повышения не было. Госпожа Йеллен отмалчивается. Эксперты подсчитали, что за восемь первых месяцев 2016 года она выступила с официальными заявлениями всего два раза, не считая пресс-конференций после заседаний ФРС и выступления перед конгрессом. Для сравнения: в прошлом году к этому времени Йеллен выступила семь раз, а в 2014-м – десять раз. С 1996 года главы ФРС выступали с официальными речами в среднем по 19 раз в год.

Эксперты объясняют такую «скромность» поведения дамы двумя причинами. Во-первых, финансовая ситуация в Америке и в мире сегодня напоминает ту, которая была в 2007 году, накануне начала мирового финансового кризиса. Любое неосторожное заявление руководителя ФРС может стать спусковым крючком нового кризиса. Во-вторых, Америка находится накануне выборов президента страны. Опять же любое неосторожное слово Йеллен может повредить кандидату от Демократической партии Хиллари Клинтон. Хотя считается, что любой руководитель Федерального резерва должен быть вне политики, но все знают, что Йеллен – член Демократической партии и партийную дисциплину соблюдать умеет.

Затянувшаяся пауза в обещанном процессе повышения базовой ставки ФРС многих в Америке тревожит. Трампа это тоже тревожит, о чём он уже заявлял не раз. Свою мысль он формулирует очень ясно. Нынешняя базовая ставка ФРС США означает дешёвые, почти бесплатные деньги. Он, Трамп, как бизнесмен тоже любит дешёвые деньги. Однако как будущий президент он обязан думать о судьбе всей Америки. А дешёвые деньги закладывают под страну мину замедленного действия. Речь идёт о надувании пузырей на финансовом рынке, что неизбежно спровоцирует новый финансовый кризис. Поэтому он, будущий президент Америки, требует, чтобы Джанет Йеллен как руководитель Федерального резерва немедленно повысила базовую ставку. Такие заявления Трамп в этом году делал неоднократно, а в мае текущего года он заявил, что когда станет президентом, то немедленно уволит Йеллен с поста председателя Совета управляющих ФРС.

12 сентября Дональд Трамп сделал очередное заявление в эфире CNBC. Оно несколько отличается от предыдущих, потому что на этот раз он обвинил в халатном бездействии не только Джанет Йеллен, но и Барака Обаму. Буквально это звучало так: «Ставка остаётся практически на нуле, потому что она (Джанет Йеллен. – В.К.), очевидно, является политиком и делает то, что хочет Барак Обама». По мнению Трампа, Йеллен сохраняет процентные ставки «на искусственно низком уровне для того, чтобы помочь Обаме покинуть свой пост». Имеется в виду покинуть красиво, оставив хорошие воспоминания у следующих поколений. А вот ему, Трампу, когда он придёт в Белый дом, придётся «расхлёбывать кашу», которую заварила Йеллен вместе с Обамой.

Конечно, в этих заявлениях Трампа преобладает риторический запал. Пока не видно, чтобы у Трампа была серьёзная программа перестройки финансовой и экономической систем США. Не видно в его окружении и специалистов, которые могли бы такую программу разработать, не говоря уже о том, чтобы помочь эту программу реализовать.

Мы помним, что Барак Обама обещал в ходе своей предвыборной кампании провести радикальную реформу финансовой и банковской системы США с тем, чтобы избежать повторения кошмара финансового кризиса 2007-2009 гг. Не без его поддержки в 2010 году был принят закон Додда-Франка, который в обиходе называют законом о финансово-банковской реформе Америки. Однако закон оказался мертворождённым. Банкиры Уолл-стрит фактически заблокировали его реализацию.

Проблема заключается в том, что реально указания председателю Совета управляющих ФРС давали и продолжают давать лишь акционеры этой частной корпорации – в первую очередь крупнейшие банки Уолл-стрит. Это настоящие хозяева денег. А они, судя по всему, ещё раз планируют повторить сценарий 2000-х годов, то есть разогреть с помощью дешёвых (бесплатных) денег финансовый рынок. Понимая, что это сделает неизбежной вторую волну финансового кризиса, Трамп пытается заблаговременно перевести стрелки на Обаму. Независимо от того, удастся это ему или нет, истинные творцы кризиса в любом случае останутся в тени.

Валентин Катасонов

Метки по теме:

frs


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1