«Турецкий поток» заинтересовал Европу. Анна Седова

   Дата публикации: 12 сентября 2016, 09:15

Удастся ли «Газпрому» найти альтернативу украинскому транзиту до 2019 года

turetsky-potok

Оставшиеся разрешительные документы по газопроводу «Турецкий поток» будут подписаны уже в ближайшие дни, хотя точная дата заключения межправительственного соглашения остается неизвестной. Об этом сообщили РИА «Новости» со ссылкой на собственные источники в Минэнерго России.

Почти одновременно с появлением этой информации стало известно, что власти Греции заинтересованы в том, чтобы участвовать в проекте по строительству российского газопровода для поставок энергоносителей в Европу и готовы предоставить свою территорию для транзита. Об том 10 сентября рассказал министр окружающей среды и энергетики Греции Панос Скурлетис. По его словам, в проекте заинтересованы также Италия и Австрия.

Заместитель главы правительства РФ Аркадий Дворкович во время визита в греческие Салоники также подчеркнул, что Москва намерена развивать экономические связи с Афинами. «Мы твердо намерены сделать все, чтобы реализовать крупные совместные проекты в таких сферах, как энергетика, прежде всего это касается создания современной транзитной газовой инфраструктуры, транспортной инфраструктуры, это касается железных дорог, портов, аэропортов, в сфере высоких технологий, в сельском хозяйстве, туризме», — цитируют Дворковича СМИ.

Несмотря на потенциальную выгоду, энергетическое сотрудничество с Грецией пока что остается только в планах. Греческий министр подчеркнул, что последнее слово в этом вопросе остается за руководством Евросоюза, а это не внушает оптимизма.

«Греция заинтересована в строительстве газопровода, мы готовы участвовать в нем, но все зависит от Европы», — сказал Скурлетис. По мнению греческой стороны, проект позволил бы привлечь инвестиции и создать в стране, снедаемой безработицей, тысячи рабочих мест.

В то же время, нельзя не вспомнить, что точно так же Греция, как и ряд других стран Европы, была заинтересована в проекте «Южный поток», который должен был проходить по дну Черного моря, а затем через территорию Болгарии, Балкан, Италии и Австрии. Но после обострения отношений России с Западом, несмотря на всю заинтересованность деловых кругов, в апреле 2014 года Европейский парламент принял резолюцию, в которой рекомендовал отказаться от реализации проекта. Хотя в Еврокомиссии утверждали, что речь не идет о полной заморозке, по факту произошло именно это, и российская сторона объявила о прекращении проекта, в качестве альтернативы подписав с Анкарой меморандум о строительстве «Турецкого потока». С ним, как известно, тоже было не все гладко, и после того, как турецкие ВВС сбили российский самолет, проект был приостановлен. Теперь же дело, похоже, может сдвинуться с мертвой точки.

Но если в случае с Турцией строительство газопровода может быть реализовано без проблем (за исключением непредвиденных обстоятельств вроде инцидента с самолетом), то добиться разрешения Евросоюза на строительство европейской ветки трубы будет крайне непросто. Достаточно посмотреть, с какими трудностями проходит работа по «Северному потоку-2». В Еврокомиссии до сих пор не решили, не противоречит ли его морская часть Третьему энергопакету и еще не дали добро на строительство наземной части.

Гендиректор Института национальной энергетики Сергей Правосудов не исключает, что прокладка трубы в Грецию будет сопряжена с еще большими трудностями.

— «Турецкий поток» должен состоять из двух ниток — одна для Турции, а вторая — для стран Южной Европы. В отношении турецкой ветки необходимо только согласие Анкары, и не более того. А вот в отношении второй ветки, которую планируется довести до границы Турции и Греции, со стороны Европы неизбежно возникнут вопросы. Еврокомиссия должна будет каким-то образом дать разрешение на строительство и эксплуатацию продолжения «Турецкого потока» на территории Европейского Союза.

Очень сложно сказать, получится ли что-то сделать в итоге. Сегодня Европейская комиссия ведет себя в отношении России и ее проектов достаточно агрессивно. Это касается и проектов «Газпрома», в том числе «Северного потока-2», в котором планировали принимать участие крупнейшие европейские компании. Другими словами, у нас нет режима наибольшего благоприятствования.

Поэтому в случае с «Турецким потоком» вряд ли стоит надеяться на многое. Позиция России заключается в том, что мы сейчас достроим трубу до границы Турции и Греции, а дальше пусть европейцев сами разбираются. Возможно, они действительно как-то разберутся. Но даже в этом случае легко точно не будет. Обязательно возникнут какие-то проблемы, переговоры и торги.

 — А так ли нам нужно продолжение «Турецкого потока» в Европу?

— Все упирается в главную для нас проблему — проблему транзита через Украину. Нынешний транзитный контракт истекает в конце 2019 года. Киев уже сейчас требует повысить ставки по транзиту, а после 2019 года ничто не будет мешать им поднимать цену, как они пожелают. Они не стесняются заявлять, что хотят повысить транзитные ставки в разы. Понятно, что для «Газпрома» это будет невыгодно, и сейчас он как-то ищет обходные пути. Проблема для российской компании усугубляется еще и тем, что у нее есть долгосрочные контракты на поставки газа в европейские страны, и она обязана их выполнять. Украина сейчас пытается воспользоваться этим для собственной выгоды.

 — А разве не в интересах европейцев обеспечить себе бесперебойные поставки газа?

— Европейские компании, которые закупают у «Газпрома» энергоносители эти вопросы, конечно, очень сильно беспокоят. Именно поэтому они изъявляют желание поучаствовать в «Северном потоке-2», и в «Южном» были очень заинтересованы. Да и «Северный поток-1» был реализован именно как совместный проект. Но, как мы видим, Европейская комиссия не слишком прислушивается к мнению собственных деловых кругов и даже граждан. Видимо, их не сильно беспокоит, будет ли в их домах свет и тепло. А уж как «Газпром» будет выполнять свои обязательства Европейскую комиссию вообще волнует в последнюю очередь.

 — Получается, потребность Европы в российском газе не так уж велика?

— Доля «Газпрома» на европейском рынке сегодня составляет около 31%. Это много или мало? Конечно, много. Это, вообще-то, исторический рекорд за все время поставок газа на европейский рынок. Проблема Европы в том, что у них снижается собственная добыча, и эта тенденция будет неуклонно продолжаться. На вопрос, как они будут компенсировать эти объемы, они внятных ответов не дают. Говорят о каком-то СПГ, который будет откуда-то приплывать и конкурировать на европейском рынке. Но если посмотреть на ситуацию последних лет, уже построенные в Европе терминалы для сжиженного газа заполнены максимум на 25%. Компании, которые в них вложились, просто потеряли деньги. Многие эксперты заранее предупреждали, что СПГ будет дороже трубопроводного газа, и это оказалось правдой.

Если европейцы хотят платить больше, это их право, можно покупать и дорогой сжиженный газ в убыток себе. Но компании, которые хотят нормально существовать и получать прибыль, конечно, заинтересованы в трубопроводах из России. Между политическими лозунгами и реальным бизнесом в Европе настоящая пропасть. И что с этим делать, никто не знает. Лозунги европейской бюрократии имеют мало отношения к реальности, но реальность от этого не меняется.

Глава аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности Александр Пасечник считает, что нужно стараться развивать все альтернативные пути поставок газа в Европу.

— Сейчас идут окончательные согласования по «Турецкому потоку». Есть договоренности, что через Турцию пройдет как минимум одна ветка трубы. Изначально мы планировали четыре ветки, сейчас остановились на двух. Одна предназначена для того, чтобы поставлять самой Турции 16 миллиардов кубометров газа в год, а вторая должна была идти к турецко-греческой границе. Там нам нужно ждать синхронизации с европейцами. Они должны будут сами тянуть трубу по своей территории, и сейчас возникает вопрос, какие страны захотят это делать.

Мы не можем самостоятельно тянуть трубопровод дальше в Европу. Во-первых, у нас нет для этого полномочий. Во-вторых, существуют ограничения в виде пресловутых норм Третьего энергопакета, которые не позволяют нам действовать за пределами Турции. Европейцы сами выбрали этот путь, пусть теперь сами вкладываются в собственную инфраструктуру.

Мы можем и подождать, или же наши объемы газа уйдут на другие рынки, как говорил Алексей Миллер. Что касается греков, понятно, что им интересен этот проект. Они следующий транзитер после Турции и не хотят отказываться от транзитных сборов. Кроме того, развитие магистральных систем — процесс капиталоемкий. Это и подряды для греческих компаний, и рабочие места, и сопутствующая инфраструктура, в общем, позитивный эффект для экономики. Так что интерес у греков, безусловно, есть, но и есть и оглядка на Брюссель. Вопрос в том, возможен ли между ними компромисс.

— Может, стоит вообще отказаться от идеи газопровода в Южную Европу?

— Проблема в том, что сегодня «Газпром» ищет пути обхода Украины. У нас есть две альтернативы — «Северный поток», который проходит по Балтике, и «Турецкий поток» по Черному морю. Изначально «Южный поток» планировался мощностью в 63 млдр. кубометров в год, сейчас он усечен до половины объема. Как дальше пойдет — покажет время. Возможно, эта система будет расширена, если будет такая необходимость. Но пока что в Европе нет того спроса, на который мы рассчитывали.

Напомню, что еще не так давно мы хотели полностью отказаться от транзита через Украину. А сейчас уже звучат заявления, что если они предоставят нормальные условия, гарантируют безопасность и предоставят скидки на транзит после 2019 года, мы сможем и по их системе прокачивать определенные объемы газа.

Это, конечно, удобно логистически. Но в идеале нам надо бы полностью обеспечить себе альтернативу в случае воровства газа с их стороны, срывов поставок и так далее. Поэтому поиск обходных путей продолжается. «Северный поток» работает, а вот проект по его расширению до сих пор обсуждается, и там есть масса политических препятствий. Мы пытаемся их обходить, тем более, что Германия дала разрешение, и мы можем тянуть трубу к их берегу. Но дальше возможны варианты. Оснований формировать эту стройку у нас пока нет. В конце концов, если все будет складываться благополучно, и «Северный», и «Турецкий потоки» могут развиваться параллельно.

Анна Седова

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1