«Восточный дрейф» Турции: кошмарный сон Запада сбывается

Дата публикации: 09 Сентябрь 2016, 15:04

Турцию считает себя одновременно как бы и Западом и Востоком. Как и Россия, кстати. Вопрос – в соотношении этих «компонентов». До сих пор в Малой Азии было все-таки больше Запада. И освобождать позиции он очень не хочет.

«Восточный дрейф» Турции

Растущие после подавления путча как на дрожжах самостоятельность и геополитические амбиции Анкары – достаточно вспомнить про силовую операцию в Сирии – все больше озадачивают Вашингтон и Брюссель. Нет, Турция, конечно, остается членом НАТО и декларирует приверженность принципам партнерства. И в этом есть даже некоторая гуманность: второй удар после Brexit’а в виде выхода Турецкой республики из альянса, что допускают некоторые политологи, коллективный Запад не выдержит. Окончательно сдадут нервы. Однако отношения Анкары с ее партнерами претерпевают не лучшие времена и буквально на глазах трансформируются.

Чтобы расставить точки над «i», в Турцию с визитом отправился генсек НАТО Йенс Столтенберг. По официальной версии – выразить солидарность с властями в связи с попыткой переворота, а также обсудить антитеррористическую повестку и результаты саммита НАТО в Варшаве. Но есть и другая, более обстоятельная версия: чтобы привести союзника в чувство или как-то его, что называется, задобрить. Альянс постепенно, но неуклонно теряет влияние на Анкару, которая начинает играть более автономную роль на Ближнем Востоке, налаживает широкие связи с Россией и Ираном. Параллельно отношения с Вашингтоном и европейским сообществом у нее, напротив, ухудшаются. А такой тройственный «ирано-турецко-российский блок» для Запада – пуще чумы. Если он состоится, инициатива в регионе будет бесповоротно утеряна.

«Реперных точек», которые затрудняют диалог Анкары и Вашингтона – хоть отбавляй. Достаточно вспомнить требования Реджепа Эрдогана выдать проповедника Фетхуллаха Гюлена, которого турецкие власти обвиняют в организации военного мятежа. Анкара по этому поводу послала в Вашингтон представительную делегацию переговорщиков, от которых ждут конкретного результата. Но в этом щекотливом вопросе Вашингтон вряд ли пойдет навстречу. Не секрет, что президент Турции активно выступает за возвращение смертной казни. В этой связи можно себе представить, что ждет Гюлена как главного врага власти и «всего турецкого народа», как заявляют в Анкаре, после возвращения на родину. Американцам вряд ли нужен подобный «шлейф», отдай они проповедника в руки его непримиримых противников.

Не менее болезненным является и курдский вопрос. Анкара сразу после введения войск в Сирию заявила, что операция направлена не только против исламистов, но и против вооруженных курдских формирований. А именно их на протяжении всего сирийского кризиса деятельно поддерживают США. Турции это, мягко говоря, не нравится, о чем она постоянно заявляет. Но Вашингтон, имеющий большие планы по переформатированию региона, вряд ли вот так запросто «сдаст» курдов. От идеи создания курдского государства, которая для Турции, естественно, абсолютно неприемлема, судя по всему, некоторые крупные американские стратеги не отказались. Да и не собираются этого делать в ближайшей перспективе.

Настораживает, если не сказать напрягает и раздражает Вашингтон резкое потепление отношений Анкары и Москвы. И в политической, и в экономической плоскости. Достаточно вспомнить о возобновлении проекта «Турецкий поток». Все это не входило в планы американцев. Они-то уже потирали руки в надежде на появление еще одной точки напряженности в отношениях России с традиционно партнерскими государствами. Но просчитались. Кстати, внешнеполитические просчеты вообще становятся этаким фирменным стилем нынешней администрации и внешнеполитической службы США. Разговоры об их «всесилии» и «всеведении» – явное преувеличение.

Наконец, абсолютно туманной остается судьба базы Инджирлик – одного из ключевых объектов НАТО, формально предназначенных для реагирования на кризисы Ближнего Востока, а неформально – на так называемое сдерживание России. Есть версия, что США готовы «перекинуть» ядерное оружие, которое там находится, на одну из румынских баз. Так ли это на самом деле – большой вопрос.

Но дыма без огня обычно не бывает. Звоночек, похоже, прозвучал. После попытки путча Турция запретила США и их союзникам пользоваться объектом, а затем и вовсе заявила, что военные с базы Инджирлик – правда, турецкие – участвовали в тех событиях. Совокупность всех этих фактов довольно четко демонстрирует, что разлад между Турцией и Западом – вовсе не пустой звук. Впрочем, существующие противоречия Анкара может использовать как повод для «выбивания» новых преференций и в конечном итоге все останется на своих местах.

Восточные политики в этом деле – непревзойденные мастера.

Павел Иванов

Метки по теме:

Erdogan_02-01_prewu


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1