Война с могилами: как на Украине проигравшие мстят победителям

Дата публикации: 09 Сентябрь 2016, 23:15

На Байковом кладбище в Киеве неизвестные сбили звезды Героя на могиле командира Первой Украинской партизанской дивизии, дважды Героя Советского Союза Сидора Ковпака. Об этом в середине недели сообщили несколько украинских СМИ. А ранее стало известно, что в Черкассах со стены дома, в котором жил разведчик и боевой товарищ Николая Кузнецова генерал-майор Николай Струтинский, кто-то демонтировал посвященную ему мемориальную доску.

Могила Сидора Ковпака

Когда мы с коллегами на Украине занялись изучением обстоятельств жизни и смерти разведчика Героя Советского Союза Николая Кузнецова, даже представить не могли, что столкнемся с повсеместным вандализмом — уничтожением памятников именно участников и героев Великой Отечественной войны.

Дважды Герой Советского Союза Сидор Артемьевич Ковпак — уроженец Полтавской области, воевал в Первой мировой войне, дважды был награжден Георгиевскими крестами (первого Георгия получил из рук императора Николая), а еще двумя медалями “За храбрость”.

В Гражданскую войну Ковпак служил в Чапаевской дивизии, в Великую Отечественную организовал у себя на родине Путивльский партизанский отряд, который позже было преобразован в Первую Украинскую партизанскую дивизию.

После войны Ковпак был заместителем председателя Президиума Верховного Совета Украинской ССР.

Как сказано в официальной биографии Ковпака, он “скончался 11 декабря 1967 года. Похоронен в Киеве на Байковом кладбище, в 30 метрах слева от входа на главную аллею”. На днях с могилы Ковпака вандалы сбили две звезды Героя Советского Союза…

Первую звезду Героя Ковпак получил 18 мая 1942 года за рейды, которые проводил в составе партизанского соединения по Сумской, Курской, Орловской и Брянской областям. Вторую медаль и звание Героя СССР Ковпаку вручили 4 января 1944 года за Карпатский рейд, когда возглавляемое им партизанское соединение прошло с боями по тылам немецко-фашистских войск более 10 тысяч километров и разгромило гарнизоны противника в 39 населённых пунктах.

Николай Струтинский родился в селе Тучин Ровенской области (в 1920 году это была Польша). До войны был батраком. Во время немецко-фашистской оккупации с отцом и братьями создал семейный партизанский отряд, который действовал на территории Ровенской области. Позже этот отряд влился в более крупное партизанское соединение — отряд разведчиков НКВД “Победитель”. Там Струтинский познакомился с Николаем Кузнецовым и стал членом его диверсионной группы.

6 марта 1943 года во время исполнения задания партизанского командования мать Николая Струтинского Марфа Ильинична погибла.

В начале 1944 года Николай Струтинский поссорился с Николаем Кузнецовым. Причина ссоры — недоразумение. Кузнецов посчитал, что Струтинский рассказал об одной из партизанских явок другому члену диверсионной группы, что делать было нельзя. Струтинский легко опроверг это, Кузнецов извинился, но обидчивый Струтинский на следующее задание с разведчиком не пошел. Именно это задание и стало последним для Кузнецова.

После войны, мучительно переживая гибель своего друга и командира, Струтинский занимался розыском его места гибели и места захоронения. Нашел. Добился увековечивания памяти Героя Советского Союза Николая Кузнецова, установления стелы на месте его гибели, памятников и постаментов в Ровно и во Львове.

Как мы рассказывали в предыдущих публикациях, стела снесена, место гибели Кузнецова заброшено, мемориальный дом, в котором Кузнецов подорвал себя во время встречи с воинами Украинской повстанческой армии, разобран.

Струтинский, слава Богу, всего это не застал. Он умер 11 июля 2003 года. На доме, в котором он жил, была установлена мемориальная доска. В этом году ее демонтировали вандалы.

И Ковпак, и Струтинский — не “москали”, как называют сейчас на Украине россиян, а уроженцы Украины, совершали свои подвиги, трудились и умерли на своей родине, где и были похоронены. Сейчас над их памятью надругались.

Двойное лукавство украинских законов

Официальный старт кампании вандализма Верховная рада Украины дала 9 апреля 2015 года, когда парламент страны принял пакет законов о так называемой декоммунизации и денацификации. Реабилитировав воинов Организации Украинских националистов (ОУН) и Украинской повстанческой армии (УПА) как борцов за независимость Украины, депутаты лукаво ввели запрет на советскую и нацистскую символику. Лукаво — потому что на территории Украины на памятниках, зданиях и сооружениях никакой нацистской символики нет и не было. А вот советская — повсеместно…

Ну, хорошо, хотят убирать звезды и серпы с молотами со зданий и сооружений — это суверенное дело Украины и украинцев. Пусть убирают.

Но зачем же трогать могилы, к чему надругательство над памятниками партизанам и советским воинам? Имеет ли на это право Украина?

Это касается не только историков и политиков. А вообще любого человека, это вопрос самоуважения, в конце концов. За форсирование Днепра в 1943 году звания Героев Советского Союза были удостоены 2438 человек. Многие — посмертно. И их могилы находятся на территории Украины.

Очевидно, что среди тех, кто форсировал Днепр, кто погиб на Украине при ее освобождении от немецко-фашистских захватчиков, были не только украинцы, но и русские, татары, узбеки, грузины, евреи, сотни и тысячи людей других национальностей и вероисповедования.

Имеет ли право Украина в своем желании “освободиться от советской символики” разрешать вандалам надругательство над памятниками русскому Кузнецову? Думаю, нет. Так же, как и над памятью об украинцах Ковпаке и Струтинском.

В конце концов, это наша общая история, и памятники Ковпаку и Кузнецову — это тоже наши общие памятники, и Украина имеет на них столько же прав, сколько и другие народы бывшего Союза.

Лукавство того пакета законов о “декоммунизации” заключается еще и в другом. Войну памятникам и памяти радикалы объявили много раньше.

Мемориальную доску Ковпаку в городе Яремче Ивано-Франковской области члены Коломыйского надрайонного отряда Всеукраинского объединения “Тризуб” имени Степана Бандеры снесли еще 6 августа 2013 года.

А стелу Кузнецову в селе Боратин неизвестные вандалы разрушили вообще в 1996-м. Тогда же разобрали на хозяйственные нужды и мемориальный дом, в котором погиб разведчик.

Закон, по которому теперь можно безбоязненно совершать на Украине надругательство над памятниками воинам Великой Отечественной войны, просто прикрывал бессилие власти. Снос памятников и демонтаж мемориальных досок шел повсеместно. Не смея остановить радикалов, власть предпочла возглавить движение вандалов.

Почему это надо остановить

Иногда в комментариях к текстам о Кузнецове коллеги из других изданий, в том числе и на Украине, спрашивают: зачем все это? К чему эта приверженность мемориалам, памяти погибших воинов, разведчику Кузнецову, к тем, о ком остались памятные доски? Все уже прошло, 71 год минул с окончания войны. Даже живых свидетелей не осталось.

Мой отец, участник Великой Отечественной войны, умер в прошлом году. Его хоронили на кладбище в Калининграде. Друзья пригласили караульный взвод, и отца хоронили с военными почестями, хотя всю послевоенную жизнь, все эти 70 лет он был гражданским, в армии не служил. Но хоронили мы его с орденскими лентами на пиджаке и под оружейный салют. Потому что мы знали, что та война была для него и главным испытанием в жизни, и главным событием.

Отец не любил рассказывать о войне. Как и все, кто побывал в настоящих боях, в рукопашной. Но как-то он сказал, что все эти ветеранские льготы, медальки на юбилей — все это не то, все это даже как-то унизительно.

“Знаешь, главное, чтобы вы помнили о нас, о той войне, в которой мы победили — мучительно, тяжело, с большой кровью, с болью и жертвами. Но победили. Если вы будете помнить об этом, если вы не дадите осквернить наши могилы, тогда мы не зря прошли ту ужасную жестокую войну. А если забудете — значит, мы проиграли”.

Я считаю своего отца Победителем. И не хочу, чтобы те, кто проиграл ту войну, вернее, их потомки, мстили ему за свое поражение. Даже его могиле.

Захар Виноградов

Метки по теме: ; ; ;

kovpak


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1