Султан идет дальше. Елена Супонина

Дата публикации: 09 Сентябрь 2016, 00:15

Прошло две недели с начала турецкой военной операции “Щит Евфрата” в Сирии, а она не только не заканчивается в эти сроки, как обещали по первым следам некие хитрые анонимы в Анкаре, а только набирает обороты.

Турецкие танки

Есть признаки того, что кампания может затянуться не только во времени, но и растянуться в пространстве. Турки упорно расширяют границы своего присутствия на севере и северо-западе Сирии. Пока они делают это успешно, поэтому аппетиты растут. Приграничных территорий к западу от Евфрата им уже мало. Амбиции простираются в юго-восточном направлении, туда, где находится штаб-квартира террористов, сирийский город Ракка.

Эрдоган смелеет, но, чтобы двинуться дальше, пытается нащупать границы дозволенного. Сейчас его очень волнует реакция США и, несмотря на охлаждение в отношениях, он решился на реверансы в их адрес, хотя еще в конце августа делал комплименты России.

Обама сделал Эрдогану интересное предложение

Возвращаясь с саммита “двадцатки” в Китае, турецкий президент рассказал сопровождавшим его журналистам, что “с США очень комфортно работать” на севере Сирии, назвав при этом несколько населенных пунктов: Джараблус и ар-Раи. Они находятся в той самой граничащей с Турцией зоне, которую турецкие власти еще два года назад обозначили в своих планах как “буферную”.

Тут же Эрдоган выдал и кое-что совсем новенькое: “Обама хочет сделать вместе несколько вещей в Ракке. Мы сказали, что нет никаких проблем”. А ведь еще недавно американцы намекали, что освобождать Ракку от боевиков террористической группировки ДАИШ (известна как ИГИЛ, запрещена в РФ) будут сирийские арабы и курды. При поддержке авиации западной коалиции, конечно, но никак не при участии Турции.

Так что же, планы меняются, или это ловкая игра Эрдогана, повышающего планку своего интереса? Не надо забывать о том, что турецкие военные тихой сапой продолжают оставаться и на севере Ирака в районе ключевого города Мосул, также остающегося в руках террористов. По данным автора, турки хотели бы принять участие и в его освобождении тоже.

Лавров ждет ответа от США по Ракке еще с мая

Вот такая серьезная заявка накануне возможной очередной встречи в эти дни в Женеве Джона Керри и Сергея Лаврова. Делегации США и России все еще пытаются достичь хотя бы какого-то соглашения по Сирии.

Речь не идет о полном урегулировании кризиса. Куда там, добиться бы ограниченного перемирия и более тесного сотрудничества в борьбе с терроризмом. Но даже на этом пути возникают серьезные разногласия на фоне большого обоюдного недоверия. Настолько, что еще сегодня утром стороны не были уверены, что переговоры вообще стартуют вечером в четверг и продолжатся в пятницу.

А ведь в конце мая этого года министр иностранных дел России открыто предложил американцам объединить усилия для освобождения Ракки. “Мы готовы к такой координации, я ответственно заявляю”, — заявил Сергей Лавров 24 мая, когда американцы пустили пыль в глаза, сделав вид, что вот-вот будут выжимать террористов из города.

Спор о террористах продолжается

Эрдоган не стал дожидаться, договорятся ли США и Россия между собой. Разногласия между ними он использовал для того, чтобы реализовать свой давний проект по созданию буферной зоны на севере Сирии.

Предлогом стала борьба с террористами. Она же — и реальная цель операции. Но только не самая главная, а одна из нескольких.

Вторая задача — очистить граничащие с Турцией сирийские районы от курдских военных формирований. Турки опасаются самостоятельности сирийских курдов. В самой Турции курдов около 15 миллионов при населении в 78 миллиона, то есть где-то 19%, а то и 20%.

Однако если в феврале этого года турки говорили о создании зоны глубиной до 10 километров, то теперь звучат цифры и в 40 километров, а то и более. Ракка же и вовсе лежит в русле Евфрата далее на юго-восток за пределами планируемой турками зоны.

В феврале турки не решались войти в Сирию, имея испорченные отношения с Россией. Сейчас они признают, что “улучшение отношений облегчило задачу освобождения севера Сирии от террористических формирований”. Этот же собеседник в правительственных кругах, на который недавно ссылалась турецкая пресса, заметил, что “первая часть операции выполнена, Турция больше не имеет границ с ДАИШ ( орг. запрещена в РФ, – ред), но есть и другие задачи”.

Турция считает террористическими еще и боевые отряды сирийских курдов, с чем не согласны как США, так и Россия, ведь именно курды ценой своей жизни последние годы не раз останавливали террористов на подступах к сирийским городам, таких как Кобани на том же севере.

Зато турки охотно взаимодействуют, в том числе в ходе данной операции, с теми радикальными исламистами, к которым с подозрением относится Россия, например, с группировкой “Ахрар аш-Шам” (“Свободные сирийцы”).

Все дороги ведут в Дабик еще с шестнадцатого века

Перейдя 24 августа границу с Сирией, турки стали активно создавать впечатление, что у нее с Россией есть некие закулисные соглашения, обеспечившие такую возможность. Несомненно, Москва была, как минимум, проинформирована, иначе можно было бы быстро получить по рукам, учитывая, что в Сирии есть и российская военная база, и средства ПВО. Можно допустить, что были договоренности и оперативно-тактического характера хотя бы для того, чтобы избежать опасных инцидентов.

Два дня спустя после начала операции “Щит Евфрата”, когда турки объявили, что планируют использовать и авиацию, источник в Минобороны России сообщил российским журналистам: “мы запросили информацию у турецкого военного ведомства”, “так как впервые турецкие военные самолеты будут интенсивно наносить удары по целям в Сирии”.

Однако нет сомнений в том, что никаких разменов глобального политического характера у нас с Турцией по Сирии нет. Медленное улучшение отношений между Россией и Турцией отнюдь не означает, что расхождения по Сирии испарились.

Накануне, 7 сентября, министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу наряду с несколькими коллегами из других государств принял участие во встрече сирийской оппозиции в Лондоне. Противники президента Асада приняли там 25-страничный документ, который, на их взгляд, “должен стать основой” и для российско-американских договоренностей, “иначе оппозиция их не примет”.

Предложения, которые озвучил бывший премьер Сирии Рияд Хиджаб, бежавший из страны четыре года назад, сводятся к тому, что “за шесть месяцев переговоров надо создать переходный правящий орган без Асада”. Он “должен уйти” в конце этого срока. А еще за 18 месяцев правления этого органа должны быть подготовлены выборы.

Стороны конфликта, таким образом, остаются на прежних политических позициях. А вот турецкого президента Эрдогана уже сравнивают с султаном Селимом I, или Грозным. Тем самым, при котором границы Османской империи значительно расширились.

Кое-кто даже с иронией подметил, что ключевая битва войск султана с черкесскими мамлюками за контроль над землями вокруг Алеппо состоялась в 1516 году как раз 24 августа (в день начала нынешней операции “Щит Евфрата”), да еще возле деревеньки Дабик в провинции Алеппо. Там, на север от города Алеппо, возле границы с Турцией, по преданиям мусульман, состоится одна из самых кровопролитных битв, предвещающих приближение Конца света.

Москва напомнила Эрдогану о суверенитете Сирии

Президент Эрдоган извлек пользу из процесса улучшения отношений с Россией, начав реализовывать свой давний проект по созданию буферной полосы вдоль границы на территории Сирии. В начале этой операции 24 августа российский МИД лишь выразил тревогу в связи с “возможностью деградации обстановки в зоне конфликта”.

Но уже в среду 7 сентября ведомство заявило о “серьезной обеспокоенности” в связи с продвижением турецких войск и поддерживаемых ими военизированных формирований сирийской оппозиции вглубь территории Сирии”. Позже своих иранских союзников, но Москва тоже вспомнила, что “ставятся под сомнение суверенитет и территориальная целостность” Сирии.

Остановит ли Турцию этот окрик, когда так велик соблазн закрепить уже завоеванные позиции и усилить их? Эрдоган будет лавировать между США и Россией, чтобы сыграть на противоречиях между ними. Но поскольку американцы очень увлечены своими приближающимися выборами, то вовремя остановить Эрдогана сможет только Россия. Если захочет.

Елена Супонина, аналитик, востоковед

Метки по теме: ; ;

turkish-army


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1