НАТО в Турции: Брюссель боится, что Черное море станет «русским озером»

Дата публикации: 09 Сентябрь 2016, 15:23

Североатлантический альянс усилил свое присутствие в Турции – об этом рассказал генсек НАТО Йенс Столтенберг. Запад всеми силами пытается вернуть отношения Анкары и НАТО в позитивное русло после недавней попытки военного переворота.

Йенс Столтенберг

«У США и Европы нет альтернативы нахождению общего языка с Турцией, отношения которой с НАТО сегодня осложнены, – рассказал ФБА «Экономика сегодня» ведущий научный сотрудник Центра азиатских и африканских исследований Высшей школы экономики Алексей Образцов. – Если южный фланг НАТО не будет защищать Турция, Черное море станет просто русским озером, как в XV веке. Вполне очевидно, что Румыния, Болгария и Греция не способны будут обеспечить защиту интересов Североатлантического альянса, если от этого самоустранится Анкара. А турецкая армия – одна из самых многочисленных и хорошо обеспеченных, альтернативы ей в регионе для НАТО нет».

Ранее генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг в ходе визита в Турции заявил, что блок нарастил военное присутствие в этой стране. Это коснулось в первую очередь усиления военно-воздушных сил (ВВС) и систем противоракетной обороны (ПРО). При этом европейский чиновник уверил, что попытка военного переворота в Турции не повлияет на членство страны в НАТО, а военный альянс «делает для страны все необходимое».

«При том, что военный переворот в Турции уже становится историей, лидер страны Реджеп Эрдоган не забыл, что США отказали в выдаче человека, которого он назвал лидером мятежников – проповедника Фетхуллаха Гюлена. Кроме того, отношения с военным блоком у Анкары натянуты после конфликта с Германией из-за признания геноцида армян. Противоречия дошли до того, что немецкий военный контингент в составе НАТО оказался под угрозой выведения. Таких конфликтов с охранниками своих южных рубежей Североатлантический альянс позволить себе не может», – считает востоковед.

По словам Йенса Столтенберга, Турция является очень важным союзником НАТО, особенно на Ближнем Востоке. Однако официально на данный момент в антитеррористической спецоперации в Сирии Анкара в подавляющем большинстве случаев использует пехоту и наземную бронетехнику – сообщения о поддержке наступления с воздуха поступают крайне редко. Кроме того, на сегодняшний день у Турции нет причин опасаться военной агрессии, отражать которую придется с помощью противоракетной обороны – отношения с Россией постепенно налаживаются, у террористических группировок в Сирии и Ираке, насколько известно, подходящего вооружения нет.

«Для начала, мы точно не знаем, как именно развиваются события в Турции – вполне возможно, что на следующих фазах сирийской операции Анкаре понадобится поддержка ВВС. Кроме того, усиление военного обеспечения – часть политического торга Реджепа Эрдогана. Видя, что Запад всеми силами намерен вернуть отношения в позитивное русло, он в привычной для себя манере старается выторговать из сиюминутной ситуации как можно больше преференций. Впрочем, в этой политике шантажа Турция не делает ничего такого, что не использовали бы против нее «партнеры» по Североатлантическому альянсу.

У Турции все еще существуют невысказанные подозрения и обиды на Вашингтон по итогам военного переворота. США не вмешались в ситуацию, встав на сторону Эрдогана, а также долго воздерживались от комментариев ситуации и не спешили с визитами по итогам мятежных событий. А невыдача Гюлена, которого сделали одновременно и знаковой фигурой для общества, и козлом отпущения за неудавшийся переворот, и вовсе осложняет отношения с США, которые являются ключевым игроком НАТО. Все это руководство альянса всеми силами пытаются нивелировать, чтобы не потерять геополитического влияния», – делает вывод Алексей Образцов.

Андрей Орешкин, ФБА «Экономика сегодня»

Метки по теме:

Stoltenberg_1298645093


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1