Возможно ли урегулирование конфликта в Сирии? Илья Новицкий

Дата публикации: 06 Сентябрь 2016, 21:45

Немало уже прозвучало скептических комментариев относительно перспектив российско-американского сотрудничества в Сирии. Аналитическое сообщество находит перспективы совместного противостояния терроризму в Сирии весьма призрачными, и дело тут по большей части в идеологических противоречиях – мы просто поддерживаем совершенно разные противоборствующие силы в стране.

Сирия. Когда конец?

Особую актуальность эта тема приобрела в связи с прошедшей недавно почти двенадцатичасовой сессией переговоров Джона Керри и Сергея Лаврова, в ходе которых, как сообщается, сторонам удалось достигнуть большого прогресса, несмотря на то, что никакой конкретики по техническим вопросам сотрудничества российской и американской коалиций достигнуто не было.

Состоявшиеся переговоры преподносятся широкой общественности как значительный рывок вперед по вопросу российско-американского сотрудничества в Сирии. Более того, после встречи было анонсировано, что экспертные группы в самое ближайшее время согласуют все технические вопросы, после чего уже можно будет говорить о вполне конкретных планах совместных действий в Сирии. Однако всё, разумеется, не так хорошо и гладко, как может показаться на первый взгляд.

Дело в том, что сама идея совместных российско-американских ударов по силам террористов отнюдь не нова. В мае текущего года министр обороны Российской Федерации Сергей Шойгу заявлял о необходимости совместных с США действий в Сирии в области противостояния терроризму. Однако в тот раз, в отличие от предыдущих, называлась даже точная дата, когда якобы должны были состояться российско-американские атаки на силы «Джебхат ан-Нусры»* – 25 мая. И ничего не произошло.

Единственное, что можно отметить после провала «майских договоренностей», – противостояние терроризму в Сирии стало в ещё большей степени объектом идеологической и пропагандистской борьбы. Теперь же, при сложившихся обстоятельствах, переговоры Керри и Лаврова преподносятся международной общественности как некий серьезный прорыв, несмотря на то, что, по сути, никакого сколько-нибудь конкретного результата, к сожалению, по итогам встречи достигнуто не было. Были лишь снова высказаны абстрактные пожелания о конструктивном взаимодействии.

Я ни в коем случае не виню Сергея Лаврова, учитывая, с каким «материалом» ему приходится работать. От него и всего внешнеполитического ведомства уже полтора года ждут результатов в виде конкретных договоренностей, однако наши заокеанские коллеги не только не способствуют достижению положительных результатов переговорного процесса, но и, если называть вещи своими именами, откровенно затягивают его, имитируя при этом свою глубокую заинтересованность в решении сирийского вопроса.

В принципе, ничего сложного в техническом сотрудничестве двух коалиций нет, и, более того, нет никаких сомнений, что если бы американская сторона действительно бы была заинтересована в сотрудничестве, то потребовалось бы не больше месяца на то, чтобы полностью согласовать и скоординировать совместные авиаудары по силам террористов в регионе. Однако тут-то и таится ключевая загвоздка – кто есть террористы, кого бомбить, по чьим силам наносить удары?!

Удары российских ВКС обусловлены стратегией Генштаба сирийской правительственной армии. Они наступают и проводят зачистки местности, в то время как наша авиация оказывает необходимую поддержку с воздуха – всё предельно ясно. У американцев же всё наоборот: они делают приблизительно то же самое (однако куда менее масштабно и эффективно, как показывает практика), только их союзник – это так называемая мифическая “умеренная” оппозиция, представители которой зачастую практически неотличимы от террористов.

Дело в том, что Вашингтон и по сей день не отказался от своей бескомпромиссной позиции по вопросу о роли Башара Асада в Сирии после окончания войны. Американские партнёры настаивают на том, что Асад должен исчезнуть из сирийского политического поля и никогда туда не возвращаться, в то время как Россия твердо заявляет о том, что ныне легитимный президент САР как минимум будет на равных условиях участвовать в выборах президента Сирии после окончания войны.

В этом и кроется суть нашего идеологического противостояния. Американцы никогда не будут поддерживать прямо или косвенно наступление правительственной армии САР, так как это значит бороться прямо против тех, кого они поддерживали ранее. К подобному выводу я прихожу на основании того, что Вашингтон до сих пор весьма туманно обрисовал список своих союзников в Сирии и большая часть из них достаточно тесно взаимодействует с террористами, а это, в свою очередь, попросту затрудняет идентификацию их воинской принадлежности.

В завершение следует сказать, что, пока Вашингтон и Москва действительно не договорятся о политическом будущем Сирии, вероятность того, что так называемые антитеррористические коалиции будут эффективно взаимодействовать, крайне мала. Скорее всего, могут состояться показательные совместные операции и авиаудары, но не более того.

* Террористическая организация, запрещенная на территории РФ.

Илья Новицкий

Метки по теме:

syrya


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1