Реальные цифры политических репрессий на Украине. Денис Селезнев

Дата публикации: 06 Сентябрь 2016, 18:19

Этот текст информация о наших ребятах, политзаключенных, которым не повезло оказаться в руках украинских силовиков. В статье не будет банальных морализаторств и ехидных вопросов типа «ну что, где же ваша хваленая демократия»?

Реальные цифры политических репрессий на Украине

Недавно всемирная организация «Международная амнистия» обвинила Украину в наличии секретных тюрем СБУ и пытках заключенных. Через несколько дней пани Лутковская, которая в желто-голубой стране числится уполномоченным по правам человека, заявила, что проверила и ничего этого нет. Думаю, ясно, что слова Лутковской стоят недорого, так как появляется она лишь в том случае, когда нужно на весь мир в очередной раз обелить украинскую государственную систему. Когда же речь идет о пытках, убийствах или расстрелянных артиллерией городах, голос этой так называемой «уполномоченной» мы не услышим.

На реальных цифрах и данных ниже я покажу по какой логике были арестованы сотни наших товарищей. Я проанализировал список из 850 фамилий. И это лишь часть тех людей, кто подвергся на Украине прямому уголовному преследованию. Кроме того, список не включает тех несчастных, кому совсем уж не повезло оказаться в руках отморозков типа Азова, Айдара или Торнадо. О многочисленных жертвах этих банд, мы узнаем еще не скоро, так как, естественно, что в данном случае никакой обобщенной статистики похоже просто нет вообще. Какой может быть судьба этих людей, можно представить себе ознакомившись с показаниями свидетелей по делу банды Торнадо.

В списке также указаны места заключения, суд который рассматривает дело, по чьему представлению дело было заведено, по какой статье выдвинуты обвинения и в некоторых случаях дальнейшая судьба арестованного.

Из графика 1 видно, что вполне логично большая часть приходится на Донецкую область. В тройке лидеров также Харьковская и Луганская. Под пунктом «другие» скрываются около десятка областей такие как Николаевская, Херсонская, Полтавская, Кировоградская и даже Львовская и Волынская. Что же касается Киева, то его высокие показатели обусловлены тем, что часть арестованных этапируют в украинскую столицу.

Реальные цифры политических репрессий на Украине

Далее, что касается половой принадлежности, то подавляющее большинство арестованных это мужчины, что касается женщин, то среди арестованных их 50.

Реальные цифры политических репрессий на Украине

Как видим большая часть арестованных это люди среднего возраста, которые собственно и составляют костяк с обеих сторон конфликта. Но и молодежи немало, до трети всех арестованных. Также в списке содержится ряд лиц старше 70 лет. Причем две женщины Зенькова Нина Егоровна и Богданова Светлана Константиновна соответственно 39 и 40-го годов рождения умерли в тюрьме. Они обвинялись по стать 258 – создание террористической группы. Еще одна женщина 1941-го года рождения Никифорова Диана Прокопьевна 41-го года рождения обвиняется по той же статье и находится в заключении в Киеве в Лукьяновском СИЗО. Все трое были арестованы после открытия уголовного производства со стороны СБУ.

Кстати насчет 258 статьи, создание террористической группы. Как видно на следующем графике 3 (сразу скажу, что сумма процентов на графике превышает 100, так как многие проходят сразу по нескольким статьям) это наиболее популярная статья для ареста наших товарищей. По ней проходит почти половина арестованных. Вторая по популярности статья – это 260 – создание незаконного вооруженного формирования. Суммарно по этим статьям проходит 75% обвиняемых.

Реальные цифры политических репрессий на УкраинеРеальные цифры политических репрессий на Украине

И тут интересно сравнить с другими статьями, например, с 263-й – незаконное обращение с оружием, боеприпасами и взрывчаткой. По ней проходит 17% обвиняемых. Получается такая картина, что 75% террористов и бандформирований, приходится всего 17% тех, кого можно обвинить в незаконном обращении с оружием. Или проще говоря безоружные террористы.

Более того, как видим по распределению других статей, то среди террористов и бандформирований как-то маловато обвинений в убийствах (ст. 115) – всего 3%, и статей, связанных с покушением на имущество – 11%. Получается, что большинство террористов и боевиков не имеют оружия, никого не убивают и не отнимают имущества. Сейчас я покажу для чего это делается. Но перед этим обратите внимание на 1% обвиняемых по статье 437-й. В украинском УК — это обвинение в подготовке, планировании и развязывании агрессивной войны. Вот так вот. Не Турчинов с Муженко, не всяческие ляшки и прочие отморозки её развязали, а вот эти 8 человек, которые сейчас все находятся в СИЗО Мариуполя.

Почему же в большей части обвинений фигурируют статьи о создании террористической группы или бандформирования? Дело в том, что и 258, и 260 статьи имеют пункт, согласно которому, лица, которые добровольно вышли из состава террористической группы и сообщили о ней властям, освобождаются от уголовной ответственности. Соответственно технология выглядит следующим образом. Человека, который по тем или иным причинам оказался подозрительным или слишком открыто высказывал недовольство режимом отморозков, арестовывают и обвиняют по статье о создании террористической группировки. В обмен на лояльность и признательные показания, ему обещают смягчить наказание. Не удивительно, что при таком механизме сроки получают фактически невинные люди.

Например, девушка Настя из Артемовска, 1995 года рождения получила условный срок за то, что сфотографировалась в форме ополченца. До войны девушка поступила в ВУЗ Донецка и продолжила там учиться. 19-летняя студентка начала встречаться с парнем ополченцем, с юношеской беззаботностью сфотографировалась в его форме. Вернулась в родной Артемовск и оказалась в тюрьме. Как положено ночью в ее квартиру ворвались в масках и с оружием и опасную террористку увезли в Харьков, где лишь через неделю ее обнаружили родители. Обвинили по статье 260-й, создание вооруженного формирования, девушка вынуждена была дать признательные показания в обмен на что получила 5 лет лишения свободы с испытательным сроком 3 года.

Кстати в той же логике сейчас обвиняют и журналистку Мирославу Бердник. Как сама она рассказала в своем интервью, ей пообещали условный срок в обмен на признание собственной вины по 258-й статье. Так что тут мы видим вполне отработанную и проверенную технологию подавления.

Что происходит дальше, показывает следующий график:

Реальные цифры политических репрессий на Украине

Итак из 850 человек 34% или почти 300 человек уже получили приговор. Как же распределяются эти приговоры? 60% из осужденных получили условный срок. Это как раз те безоружные террористы и «члены бандформирований». Получив условные срок, человек хочешь не хочешь, каким бы активным противником нынешнего режима он не был, вынужден будет или притихнуть, чтобы срок вдруг не стал реальным или вообще покинуть территорию Украины. Я знаю случаи, когда такие люди по сути не совершив абсолютно ничего незаконного, после знакомства с украинской судебной системой, пополняли ряды ополчения. То есть ряды тех, кого уж точно Украина считает реальными террористами.

Далее мы видим, насколько ничтожен процент оправданных после ареста. По сути можно быть уверенным, уже если тебе на Украине предъявили обвинение с вероятностью 99% ты получишь срок, условный или реальный, тут уж зависит от того насколько ты действительно опасен.

Что касается реальных сроков, то на графике хорошо видно, что каждый пятый из осужденных получает от 3 до 5, каждый десятый от 5 до 10 и каждый 20-й более 10 лет. Примечательно, что среди тех, кто получил срок более десяти лет есть девушка из Артемовска возрастом 21 год, которая осенью 2015 года была приговорена к 14 годам заключения. Кроме того, двое человек осуждены на пожизненное заключение. Это как раз те случаи, когда обвинение касается не абстрактного создания террористической группировки, а речь идет о 115-й статье, убийство. Кого и за что убили эти люди я не знаю, вполне может быть, что речь идет и об ополченцах, попавших в плен в результате боевых действий.

Что же касается остальных, то судьба арестованных распределяется следующим образом: более трети – 36% или около 300 человек, продолжают находится в заключении, так как идет судебное разбирательство, еще около трети или 250 человек числятся в документе как пропавшие без вести или такие о которых нет никаких данных, их судьба неясна. Возможно, часть из них погибла, часть была обменена на пленных ВСУ. Причем стоит отметить, что существуют практика, когда для обмена преднамеренно арестовываются неблагонадежные, которые потом выдаются за пленных. В будущем некоторые из них также пополняют ряды армий ДНР и ЛНР, еще 21% или 180 человек уже освобождены, подавляющее большинство из них это те, кто получил условный срок. Еще 13% или более 100 человек, это те, кто получил реальный срок. И еще 1% числится как умершие, среди них и те две пожилые женщины о которых я писал выше, те же кто молод получает метку «внезапная смерть» или тело без признаков насильственной смерти.

Вот так на сегодня выглядит ситуация с теми нашими товарищами, кому не повезло столкнуться с украинской судебной системой. Ну какие из этого можно сделать выводы, думайте сами.

Реальные цифры политических репрессий на Украине

Денис Селезнев

Метки по теме:

SBU_DSC_0312


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1