Армения после «мятежа»: разочарование и тревожное напряжение

Дата публикации: 06 Сентябрь 2016, 23:45

Первым результатом стали жесткие «чистки» в правоохранительных структурах

Ереван, вид на Арарат

Итак, члены вооруженной группы «Сасна црер», захватившие в Ереване полк ППС, сложили оружие. Это можно только приветствовать. Не будет больше жертв, не будет крови. Потрясенная армянская столица постепенно приходит в себя после двух недель опаснейшего противостояния. Впрочем, митинги на площади Свободы продолжаются. Но теперь они носят вполне мирный характер.

Первым видимым результатом неудавшейся попытки мятежа стали жесткие «чистки» в правоохранительных структурах. Это вполне естественно, потому что с самого начала стало ясно, что, «проспав» подготовку к путчу, и Служба национальной безопасности (СНБ) республики, и полиция с треском провалились. В этом силовики сразу же принялись укорять друг друга. Руководство СНБ обвинило полицейское ведомство в том, что оно «недостаточно контролировало свою подчиненную структуру», а полиция указывала, что в части в момент захвата присутствовали лишь 8 человек, в то время как боевиков было несколько десятков. Поэтому полиция выдвинула встречные претензии к СНБ, указывая, что именно эта спецслужба осуществляет оперативную внутреннюю разведку, однако о готовящемся захвате ничего не знала и соответственно никого об этом не проинформировала.

В высшем руководстве страны, судя по всему, большую часть вины решили возложить на спецслужбистов. В течение нескольких дней были освобождены от должности первый заместитель начальника СНБ генерал Грант Епископосян и начальник следственного управления Мнацакан Марукян. Глава СНБ, недавно назначенный на эту должность, 35-летний Георгий Кутоян свой пост сохранил — видимо, решено, что он еще не успел полностью войти в курс дела, тем более что ранее никакого отношения этот молодой юрист к спецслужбам не имел, а работал в администрации президента республики. Впрочем, досталось и полицейским: приказами главного полицмейстера Владимира Гаспаряна были уволены сразу трое начальников райотделов полиции в Ереване. А вот сам Гаспарян не только не пострадал, но и удостоился похвалы со стороны президента, который высоко оценил работу полиции в течение двух недель осады захваченного боевиками полицейского полка.

Но все это, разумеется, не дает ответа на главный вопрос: в чем причина неожиданного путча и как может развиваться ситуация далее. Сегодня никто не спорит с тем, что в основе ереванской драмы — тяжелая социально-экономическая ситуация в стране, мрачный морально-нравственный климат в обществе, коррупция, презрение властей предержащих (и вообще имущей прослойки) к обычным людям, подчеркнутое пренебрежение чаяниями и заботами граждан, олигархический, чиновничий, полицейский произвол.

А поводом для того, чтобы накопившееся раздражение выплеснулось в форму вооруженного мятежа, который был поддержан многими жителями столицы, стала, безусловно, четырехдневная война в Карабахе в начале нынешнего апреля.

На наш взгляд, дело тут совсем не в том, что азербайджанцам удалось в результате отбить у армянской стороны некоторую территорию. Война показала, что армия, доселе считающаяся надежным щитом нации и самым безупречным государственным институтом, которому традиционно доверяло большинство граждан, страдает теми же болезнями, что и все общество. Как сказал в этой связи в одном из недавних своих интервью известный политик Ашот Манучарян, «всплеск военных действий в зоне карабахского конфликта продемонстрировал, что ситуация у нас хуже, нежели в иных странах постсоветского пространства. Например, в отличие от соседнего Азербайджана, мы умудрились распродать даже бронежилеты стоящих в окопах бойцов. То есть все, что возможно было продать, было продано». И поэтому совсем не случайно, что костяк мятежников составили великовозрастные ветераны карабахской войны 1992−1994 гг., для которых такая ситуация особенно нетерпима. Масла в огонь подлили и разговоры о том, что в результате нынешней активизации переговорного процесса вокруг Карабаха армянская сторона вынуждена будет пойти на болезненные уступки, в частности сдать ряд районов «зоны безопасности» вокруг собственно Нагорно-Карабахской Республики. И тысячи граждан поддержали «восставших ребят» по двум причинам: в силу общих глубоких протестных настроений (вот кто, наконец, покажет властям кузькину мать!) и в силу того, что интеллектуальный и духовный потенциал народа в значительной степени разбазарен, на первый план выдвинулся, говоря словами классика, «простой, как мычание», незатейливый национализм, очень сильно отличающийся от истинного патриотизма.

К столь прискорбному состоянию народ пришел отнюдь не сам по себе, не в силу имманентных ему дурных черт. Вовсе нет, дурных черт у армян не больше и не меньше, чем у любого другого народа. Это стало результатом последовательной политики и примера, подаваемого властью. Люди давно убедились, что их голос на выборах ничего не решает — все равно «наверху нарисуют» любые нужные цифры. Поэтому лучше продать свой голос за 5−10 тысяч драмов (то есть немногим больше чем 100 рублей). Такая привычка практически убила любые гражданские чувства. Люди повсеместно видят, что честный труд (как, кстати, и понятие справедливости) не просто ничего не стоит — он превратился в презренное занятие, а «владыками жизни» стали всякие жулики, воры, проходимцы, коррупционеры, заседающие в парламенте и занимающие видные посты в исполнительных структурах. Очень, кстати, характерно, что в самый острый момент противостояния в Ереване парламент… отказался прервать свои каникулы и собраться на экстренное заседание. За такое предложение голосовали лишь 19 депутатов из 131.

Негативные аспекты жизни нынешней Армении перечислять можно бесконечно, но и без того ясно: утрачено само понятие национальной идеи, причем утрачено настолько прочно, что это стало реальной угрозой для национальной государственности. Нет конструктивных идей внутригосударственного и тем более общеармянского уровня. Да и откуда им взяться, если идеал, в отличие от прошлых лет, вовсе не сильная и справедливая родина, способная стать надежной опорой и защитой и для своих граждан, и для зарубежной армянской диаспоры, а клановые, групповые, олигархические интересы, не имеющие совершенно ничего общего с интересами большинства людей. Поэтому смешно и пошло звучат призывы «отнестись к трудностям с пониманием», «положить жизнь на алтарь Отечества в борьбе с вековечным врагом»… Народ явно не готов продолжать жертвовать собой, потому что не понимает, для чего это нужно, и абсолютно не верит никаким «высоким словам».

Но при всем том нельзя не сказать, что многие в Армении с нетерпением ждали выступления президента Сержа Саргсяна в надежде, что глава государства, который молчал в течение всех двух недель, пока был захвачен полк ППС, даст происшедшему адекватную оценку, а главное — покажет, что случившееся перевернуло все устоявшиеся подходы и понятия и жизнь в стране отныне будет начата с нового, чистого листа. Что ж, Серж Саргсян действительно выступил.

О реакции людей говорят многие отклики в интернете. И отклики эти, увы, положительными при всем желании не назовешь. «Он не нашел нужных слов, он не понял главного — происшедшее было криком отчаявшихся людей. Теперь я уверен, что в стране, где невозможны честные выборы, где полицейским за нечеловеческую жестокость выносится благодарность, ситуации, похожие на ту, что произошла в Ереване, могут повториться. Полное разочарование…» — пишет один из пользователей. «Он не сказал того, что я хотел бы услышать. Жаль», — констатирует другой пользователь. «В его словах отсутствовала даже капля адекватности, он не в состоянии воспринимать реальность», — утверждает третий.

Подобных отзывов немало. Думается, впрочем, что их авторы были неправы, ожидая, что Серж Саргсян поставит целью своего выступления вскрыть реальные причины и мотивы происшедшего и предложить конкретные меры для преодоления сложившейся ситуации. На самом деле президент, по сути, обнародовал определенную программу действий власти на ближнюю и среднесрочную перспективу. И мятеж радикалов стал, надо заметить, очень удобным поводом для этого.

Президент, в частности, подчеркнул, что «во внутренней общественной и политической жизни Армении необходимо ускорить процесс коренных преобразований» и недопустима даже сама мысль, что это может делаться силой оружия. (Оказывается, процесс преобразований имеет место. Это для многих граждан стало большим откровением.) Модернизация госполитики, согласно главе государства, выразится в «формировании власти национального согласия, при которой реализация решений будет находиться в пределах ответственности поля широкого консенсуса. Конституционные реформы были направлены именно на это, они закладывали основу формирования именно такой власти». «Речь идет о как можно более широком распределении и разделении политической ответственности, вся институциональная основа которой нами уже обеспечена. Заверяю, что спустя буквально месяцы у нас будет именно такое правительство, именно такая власть», — отметил Серж Саргсян.

Таким образом, президент прямо и открыто сказал именно о том, о чем не раз говорили многие эксперты: в результате конституционной реформы, после превращения Армении из президентской в парламентскую республику, на место персональной ответственности придет коллективная безответственность. Потому что многопартийный парламент будет формировать правительство, которое всегда можно заменить голосами правящей (и намеренной оставаться у власти) Республиканской партии Армении, главой которой как раз и является нынешний президент. Разумеется, тщательно отобранные партии-сателлиты, как, например, АРФ «Дашнакцутюн», также получат свою долю пирога. Кстати, перетряска правительства даст возможность главе государства без проблем сменить и премьер-министра Овика Абрамяна — молва гласит, что полного доверия к нему как к родственнику «утратившего доверие» экс-лидера партии «Процветающая Армения» олигарха Гагика Царукяна нет и быть не может. Совершенно непонятно, чем это все будет принципиально отличаться от нынешнего положения вещей и как способно повысить уровень и качество жизни людей, возродить их гражданские чувства.

Разумеется, сказал президент и о процессе карабахского миротворчества. «На пути урегулирования проблемы Нагорного Карабаха односторонних уступок не будет. Это исключено. Нагорный Карабах никогда не будет в составе Азербайджана. Это исключено. Повторю вновь — исключено!» — эмоционально подчеркнул Серж Саргсян. Но тут все дело в том, что односторонних уступок от Армении никто, включая и посредников Минской группы ОБСЕ, в рамках которой вот уже более 20 лет идут переговоры о мире, не требовал и не требует. Напротив, подчеркивается, что сдача районов вокруг НКР приведет к различным позитивным результатам для армянской стороны — например, открытию границ в регионе, что должно хотя бы немного оживить национальную экономику, пребывающую в крайне незавидном состоянии. А о возвращении Карабаха в состав Азербайджана речи никто не ведет. Уже хотя бы потому, что никто, включая и Армению, независимость Арцаха не признает, а это означает, что де-юре, согласно международному праву, он остается… бывшей частью метрополии. Другое дело, что нынешний статус фактической независимости должен быть сохранен и укреплен, на этом посредники настаивают, пытаясь уговорить Баку пойти на соответствующие уступки. Поэтому Сержу Саргсяну вовсе не понадобится ради сохранения Карабаха рисковать должностью и даже жизнью, как он пообещал в своем выступлении.

Словом, на волнующие вопросы общество ответов не получило. Поэтому определенная напряженность продолжает сохраняться. Более того, очень многие наблюдатели и в самой республике, и вне ее говорят о неизбежности повторения подобных случаев, если не произойдет реальных перемен к лучшему, если люди не ощутят себя наконец гражданами, а не «расходным материалом», служащим обогащению узкой олигархической прослойки. А самое главное — люди должны поверить в то, что от их позиции на деле что-то зависит и их голос стоит вовсе не несколько тысяч драмов, а намного больше, потому что ставит власть в зависимость от воли избирателя. В противном случае «повторения пройденного» не избежать, ибо в тех странах, где народ не имеет возможности сменять власть путем выборов, рано или поздно приходит время попыток сменить ее силой. Таков непреложный закон развития общества, обойти который еще никому не удавалось. Любопытный вывод в данном контексте делается в докладе известной правозащитной организации Freedom House. «Радикальная попытка вооруженной группы «Сасна црер» изменить в Армении статус-кво может быть воспринята лишь в контексте авторитарных тенденций властей страны и порожденного этим отчаяния. Хотя антиправительственные акции протеста в последние годы носили в основном мирный характер, эти две недели сигнализируют о том, что в ожиданиях разочарованного армянского общества наблюдается тревожная напряженность».

Осознают ли власти, что царящее в обществе ощущение отчаяния ставит под вопрос стабильность страны? Пока такой уверенности отнюдь нет, а это означает, что «тревожная напряженность» будет сохраняться и, не исключено, нарастать.

Армен Ханбабян, ИА REGNUM

Метки по теме: ;

ararat


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1