G20: Обама в роли просителя, или Второй сирийский фронт. Дмитрий Косырев

Дата публикации: 05 Сентябрь 2016, 15:46

Многомесячный российско-американский переговорный марафон по поводу войны в Сирии завершился на полях саммита «группы двадцати» в Ханчжоу встречей Владимира Путина и Барака Обамы. Результаты встречи видимые: явно не договорились.

Из серии не очень видимых результатов можно отметить тот факт, что российско-американские переговоры о завершении сирийской войны будут идти и дальше, причем одна сторона — американская — в этом процессе заинтересована куда больше, чем другая.

Обама в роли просителя

Искусство вытаскивания хвоста

До саммита ходило много разговоров о том, будут ли встречаться президенты России и США вне программы встречи «группы двадцати» в Ханчжоу. Словами они перебрасывались несколько раз. А дальше Обама подошел к Путину и предложил ему серьезно поговорить. Может быть, уточнять, что президент США выступил в роли просителя, было бы недипломатично, но понятно, что Америке было что-то очень нужно. И это «что-то» — как завершить американский печальный опыт с Сирией, по сути, — вытащить оттуда хвост.

Сообщается по горячим следам встречи в Ханчжоу вот что: пытались договориться о полном прекращении огня между правительственными войсками Сирии и повстанцами, за исключением террористов типа запрещенного в России «Исламского государства» (ИГ). И вдруг Москва, уже в Ханчжоу, отказалась от ранее достигнутых договоренностей. Что произошло уже в понедельник, прямо перед встречей Путин-Обама. Это, естественно, американская версия случившегося.

Мы имеем дело с державой, чьи лидеры не могут себе позволить сказать правду о том, зачем была встреча и о чем велись и ведутся переговоры. Дело даже не в том, что Обама не хочет проиграть — войну, переговоры — до ноябрьских президентских выборов. Оно в том, что Америка, и особенно Америка демократов, превратилась в цивилизацию, где вообще невозможно сказать вслух все, как есть, на множество тем. Когда этим занимается Дональд Трамп, то вызывает какой-то электрический эффект, от полного ужаса одних до безмерного восторга других.

Давайте посмотрим, что говорили американской и прочей публике о смысле переговоров с Россией американские СМИ. Да, речь о прекращении огня в Сирии. Каком прекращении? По словам Обамы в Ханчжоу, он сомневается, что Россия и Сирия будут его соблюдать, но «надо стараться, поскольку там есть женщины, дети, невинные гражданские, которые тогда смогут получить еду и медикаменты, получить передышку от ужасов постоянных бомбежек».

Ну, мы же знаем, что США участвуют в этой войне исключительно из человеколюбия.

Кстати, о войне в целом: если вы почитаете американские СМИ, то узнаете только об «американском фронте» в этой войне — о медленном продвижении войск Ирака, с умеренным успехом поддерживаемых американской военной машиной, на запад.

Да, продвижение есть. Но в этой картине практически вообще нет того, что происходит в Сирии, кроме иногда возникающих стонов и воплей насчет страданий жителей Алеппо. Когда эти жители находились в осаде или под оккупацией террористов ИГ, все было тихо.

К сожалению, и наши СМИ не показывают, что второй фронт есть, и что в Ираке, так же как на востоке Сирии, что-то происходит. В том числе благодаря тому, что ИГ терпит поражение на первом фронте, чисто сирийском. Но на том фронте все идет довольно вяло, в то время как в Сирии, в том числе благодаря России, как минимум о поражении Дамаска речи уже скоро год как нет.

Сирийские войска при поддержке России, Ирана, а также иного рода поддержке Ирака, Египта и нескольких других стран могут взять Алеппо до президентских выборов в США в ноябре. Более того, они как бы случайно ускорили там наступление как раз к моменту, когда в Ханчжоу встретились Путин и Обама.

После Алеппо остаются менее крупные операции в тех районах, где уже рукой подать до «второго фронта» американцев. Конечно, в такой ситуации Москве и Вашингтону надо договариваться о многом. О том, как фронтам не прийти в прямое столкновение, например.

Прекратить огонь. А потом?

А дальше надо договориться об окончании войны в целом. Это очень интересная война, в которой США, может быть, и хотели бы провести своих «умеренных» союзников маршем до самого Дамаска, но по многим причинам этого не получилось. Вдобавок для США все стало совсем плохо из-за фактора Турции, которая твердо решила (и выполняет решение) лишить США друзей в виде курдов на северо-востоке Сирии.

Кстати, наиболее острой для Обамы должна была стать встреча в Ханчжоу не с Путиным, а с Реджепом Эрдоганом, президентом Турции, но это вообще отдельная тема.

Итак, США пора говорить о каком-то почетном выходе из войны, по крайней мере, той, что касается Сирии. Ирак — отдельный вопрос, хотя тут США явно не помешала бы большая поддержка их усилий со стороны членов неформальной «российской» коалиции — особенно Ирана. Но в целом придется пока провести в регионе разграничительную линию, к западу от которой влияние будет иметь Россия, к востоку — США. И линия эта нужна американцам больше, чем нам.

А зачем тогда Москве вообще вести переговоры с Обамой? Хотя бы потому, что у Америки всегда есть козырный туз в рукаве, то есть массовые бомбардировки ВВС США правительственных войск Сирии. Конечно, тогда будет не американская победа, а вторая Ливия (то есть полный развал государства). Но ведь первую-то Ливию США устроили, пусть и без всякой для себя выгоды, так что фактор такого рода есть.

Напомним, что главы внешнеполитических ведомств Сергей Лавров и Джон Керри вели переговоры на эту тему более 40 раз в этом году — невиданное дело. В последний раз в воскресенье, накануне встречи Путина и Обамы, опять «почти договорились». Тогда-то Обама и подошел к Путину. Но уже утром в понедельник, повторим, оказалось, что не договорились до конца.

А что за прекращение огня? Как следует из утечек, США предлагали по сути заморозить ситуацию в Алеппо, отвести сирийские войска от всяческих коридоров, ведущих в город и из города, прекратить там боевые действия. И по всей Сирии то же самое. А за эту «уступку» США обещают некое сотрудничество в борьбе с террористами и гарантии, что проамериканские «умеренные» от плохих людей, в Алеппо и не только, уйдут и будут себя хорошо вести.

Такой вариант не так уж плох, дело лишь в деталях. Посмотрим, что сказал там же, в Ханчжоу, заместитель Лаврова Сергей Рябков: «Есть такая замечательная фраза: ничто не согласовано, пока не согласовано все. Когда мы ведем речь о серьезнейших вопросах укрепления режима прекращения боевых действий в Сирии, а главное, о вопросах, которые мы ставим перед американскими коллегами уже на протяжении многих месяцев — о подлинном, настоящем размежевании террористов и так называемой умеренной оппозиции… мы должны смотреть на всю тему в комплексе».

Это насчет упомянутого выше «отказа» Москвы от уже почти согласованных договоренностей.

Конечно, рассматривалось и продолжает рассматриваться все в комплексе. Не только Алеппо, а что будет после — весь сценарий окончания войны, дальнейшее направление движения, правила поведения всех игроков в этой истории. Что получится, особенно с учетом фактора президентских выборов в США — вопрос сложный.

В Ханчжоу, видимо, два президента постарались хотя бы не закрывать дорогу к продолжению разговора.

Дмитрий Косырев

Метки по теме:

obama_g20_1476092472


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1